Шведская модель экономики

Шведская модель экономики


Термин «шведская модель» возник в связи со становлением Швеции как одного из самых развитых в социально-экономическом отношении государств. Он появился в конце 60-х годов, когда иностранные наблюдатели стали отмечать успешное сочетание в Швеции быстрого экономического роста с обширной политикой реформ на фоне относительной социальной бесконфликтности в обществе. Этот образ успешной и безмятежной Швеции особенно сильно контрастировал тогда с ростом социальных и политических конфликтов в окружающем мире

Сейчас этот термин используется в различных значениях и имеет разный смысл в зависимости от того, что в него вкладывается. Некоторые отмечают смешанный характер шведской экономики, сочетающей рыночные отношения и государственное регулирование, преобладающую частную собственность в сфере производства и обобществление потребления.

Другая характерная черта послевоенной Швеции — специфика отношений между трудом и капиталом на рынке труда. На протяжении многих десятилетий важной частью шведской действительности была централизованная система переговоров о заключении коллективных договоров в области заработной платы с участием мощных организаций профсоюзов и предпринимателей в качестве главных действующих лиц, причем политика профсоюзов основывалась на принципах солидарности между различными группами трудящихся.

Еще один способ определения шведской модели исходит из того, что в шведской политике явно выделяются две доминирующие цели: полная занятость и выравнивание доходов, что и определяет методы экономической политики. Активная политика на высокоразвитом рынке труда и исключительно большой государственный сектор (при этом имеется в виду, прежде всего сфера перераспределения, а не государственная собственность) рассматриваются как результаты этой политики.

Экономисты могут определить шведскую модель как модель, сочетающую полную занятость и стабильность цен путем проведения общей рестриктивной экономической политики, дополненной селективными мерами для поддержания высокого уровня занятости и капиталовложений. Эта модель была представлена некоторыми профсоюзными экономистами в начале 50-х годов и в определенной степени была использована социал-демократическими правительствами.

Наконец, в самом широком смысле шведская модель — это весь комплекс социально-экономических и политических реалий в стране с ее высоким уровнем жизни и широким масштабом социальной политики. Таким образом, понятие «шведская модель» не имеет однозначного толкования.

Эволюция шведской модели экономики

Основными целями модели, как уже отмечалось, в течение длительного времени были полная занятость и выравнивание доходов. Их доминирование может быть объяснено уникальной силой шведского рабочего движения. Более полувека — с 1932 г. (за исключением 1976-1982 гг.) у власти находится Социал-демократическая рабочая партия Швеции (СДРПШ). В течение десятилетий с СДРПШ тесно сотрудничает Центральное объединение профсоюзов Швеции (ЦОПШ или ЛУ), что усиливает реформистское рабочее движение в стране.

Принципы полной занятости и выравнивания доходов имеют глубокие корни и традиции в рабочем движении. Они стали руководящими принципами шведской политики в послевоенный период.

В программе шведского рабочего движения в 1944 г. была выработана идея полной занятости, и эта линия систематически выдерживалась в заявлениях и программах профсоюзов и социал-демократов. Действительно, Швеция отличается от других стран принятием полной занятости в качестве главной и неизменной цели экономической политики, а шведский народ в целом — активный ее сторонник.

Стремление к равенству сильно развито в Швеции. Когда лидер социал-демократов Пер Альбин Ханссон в 1928 г. выдвинул концепцию Швеции как «дома народа», где говорилось об общности интересов нации в создании общего дома, большие группы населения вне рабочего движения смогли принять его взгляды. То, что СДРПШ сохраняла свою долю голосов на выборах на уровне примерно 45% в течение более полувека, несмотря на снижение доли работников физического труда, показывает, что социал-демократические идеи привлекают значительную часть средних слоев.

Среди общих условий создания шведской модели, также существующих и в других промышленно развитых странах Запада, можно выделить политическую демократию, частную собственность, основные принципы рыночной экономики и независимые от правительства профсоюзы и объединения предпринимателей.

К числу специфических факторов, присущих именно Швеции, надо отнести неизменный внешнеполитический нейтралитет с 1814 г. неучастие в обеих мировых войнах, рекордное по продолжительности пребывание у власти Социал-демократической рабочей партии, исторические традиции мирных способов перехода к новой формации, в частности от феодализма к капитализму, длительные благоприятные и стабильные условия развития экономики, доминирование реформизма в рабочем движении, утвердившем эти принципы в своих отношениях с капиталом (их символом стали соглашения между руководством профсоюзов и предпринимателями в Сальтшебадене в 1938 г.), поиск компромиссов на основе учета интересов различных сторон, практика социального консенсуса.

На экономическое развитие определенное влияние оказали культура и исторические предпосылки. Неотъемлемой частью шведских традиций является предпринимательство. Еще со времен викингов в Швеции известны предприятия по производству оружия и драгоценностей. Добыча железной руды и меди на экспорт продолжается не менее тысячи лет. Первая компания в мире — «Стура Коппарберг» — была основана более 700 лет назад и до сих пор входит в дюжину крупнейших экспортеров страны. В XVI и XVII вв. шведские короли поощряли иностранные капиталовложения и импорт новой технологии. Широкомасштабное судостроение началось в XVI в. а уже в XVII в. Швеция имела как торговый, так и военный флот, сопоставимый с британским. Из 35 крупнейших компаний в обрабатывающей промышленности Швеции, действовавших в 80-е годы, 2/3 существовали еще в прошлом веке.

Не следует забывать и о длительной истории консервативных традиций и демократии, возникшей из частной собственности на землю крестьян и гарантированной писаными и неписаными законами еще со средних веков. В Швеции никогда не было феодальных политических порядков континентальной Европы.

Можно отметить и несколько национальных черт характера: рационализм, тщательное исследование подходов к решению проблем, поиск консенсуса и способность избегать конфликтов. Шведы — само дисциплинированные и замкнутые люди, сторонящиеся эмоциональных крайностей.

Успешное функционирование модели зависит от динамики цен, конкурентоспособности шведской промышленности и экономического роста. В частности, инфляция — угроза, как равенству, так и конкурентоспособности шведской экономики. Следовательно, модель должна использовать такие методы поддержания полной занятости, которые не приводят к инфляции издержек и противоположному воздействию на экономику. Как показала практика, дилемма между безработицей и инфляцией явилась ахиллесовой пятой шведской модели.

С середины 70-х годов в связи с обострением конкурентной борьбы на внешних рынках и глубоким экономическим кризисом экономическое положение страны заметно осложнилось, и шведская модель стала давать осечку. В частности, некоторые отрасли промышленности, попавшие в глубокий структурный кризис, стали получать государственную помощь, причем в огромном масштабе. В связи с этим отдельные авторы заговорили о крахе шведской модели, кризисе государства благосостояния, чрезмерном уровне личного налогообложения и быстро разрастающемся государственном секторе, вытесняющем частные фирмы. Однако за последнее десятилетие эти мрачные прогнозы были опровергнуты экономическим возрождением Швеции. Развитие в 80-е годы — а с 1983 г. продолжается непрерывный экономический подъем — показало, что шведская модель смогла приспособиться к изменившимся условиям и показала свою жизнеспособность.

Методы шведской модели предусматривают активную роль государства. Воплощение в жизнь шведской модели является заслугой социал-демократов, делающих ставку на повышение жизненного уровня; посредством постепенных реформ в рамках капитализма при прагматическом отношении, как к целям, так и к средствам их достижения с учетом практической целесообразности и трезвого учета реальных возможностей.

Основы шведской модели были сформулированы в начале 50-х годов в шведском профсоюзном движении, а затем стали стержнем экономической политики социал-демократов. Главный принцип этой политики гласил: нет причин для социализации средств производства и отказа от выгод эффективной рыночной системы производства ради идеологических постулатов. Прагматичность этой политики заключается в том, что «незачем резать курицу, несущую золотые яйца».

Шведская модель исходит из положения, что децентрализованная рыночная система производства эффективна, государство не вмешивается в производственную деятельность фирм, а активная политика на рынке труда должна свести к минимуму социальные издержки рыночной экономики. Смысл состоит в максимальном росте производства частного сектора и как можно большем перераспределении государством части прибылей через налоговую систему и государственный сектор для повышения жизненного уровня народа, но без воздействия на основы производства. При этом упор делается на инфраструктурные элементы и коллективные денежные фонды.

Это привело к очень большой роли государства в Швеции в распределении, потреблении и перераспределении национального дохода через налоги и государственные расходы, достигшие рекордных уровней. В реформистской идеологии такая деятельность получила название «функциональный социализм».

Особенностями шведской модели являются, в частности, высокая степень ее институционализации, особенно в области регулирования бюджетных расходов, и гибкость антикризисной государственной политики. Частный капитал при такой системе как бы освобождается от многих видов «непроизводительных9quot; для него затрат. Она стимулирует использование большей части прибыли на расширенное накопление капитала, так как государство берет на себя преобладающую часть затрат на образование, здравоохранение, развитие инфраструктуры, научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки и т. п.

Результаты, опыт и будущее шведской модели

Основные цели шведской модели — полная занятость и равенство, которые зависят от стабильности цен, экономического роста и конкурентоспособности. Сочетание общих рестриктивных мер и активной политики на рынке труда рассматривалось как средство совмещения полной занятости со стабильностью цен. Всеобщая политика благосостояния и профсоюзная политика солидарности в области зарплаты — составные части шведской модели. Модель развивалась в течение нескольких десятилетий и показала жизнеспособность идей политики солидарности в области зарплаты, полной занятости без инфляции, активной политики на рынке труда. Какие же выводы из опыта и достижений шведской модели можно сделать?

Сильные, слабые стороны шведской модели и их недостатки

Неоспорим успех Швеции на рынке труда. Швеция сохраняла исключительно низкую безработицу в послевоенный, период, в том числе с середины 70-х годов, когда серьезные структурные проблемы привели к массовой безработице в большинстве развитых капиталистических стран.

Есть определенные достижения и в длительной борьбе за равенство. Полная занятость сама по себе важный фактор выравнивания: общество с полной занятостью избегает различий в доходах и жизненном уровне, проистекающих из массовой безработицы, поскольку долгосрочная безработица ведет к потерям в доходах. Доходы и жизненный уровень выравниваются двумя путями в шведском обществе. Политика солидарности в области зарплаты стремится достичь равной зарплаты за равный труд. Правительство использует прогрессивное налогообложение и систему обширных государственных услуг. С конца 50-х годов различия в зарплате между различными группами в ЦОПШ сократились более чем наполовину. Они также сократились между рабочими и служащими. Политика солидарности в области зарплаты имела решающее значение для сокращения различий в зарплате в Швеции. В результате выравнивание в Швеции достигло одного из самых высоких уровней в мире.

Меньших успехов Швеция добилась в других областях: цены росли быстрее, чем в большинстве других стран ОЭСР, ВВП увеличивался медленнее, чем в ряде стран Западной Европы, производительность труда почти не росла. Падение темпов роста производительности труда — международное явление, вызванное, в частности, расширением сектора услуг, который менее способен к рационализации. В определенной степени неблагоприятное развитие в Швеции объясняется большим государственным сектором, который, по определению, не дает роста производительности. Таким образом, инфляция и относительно скромный экономический рост являются определенной ценой, уплаченной за полную занятость и политику равенства.

Нежелание правительства применять рестриктивных налоговые и денежные меры в периоды высокой конъюнктуры стало причиной неудач в поддержании экономической стабильности. Особенно это проявилось с середины 80-х годов, когда шведское правительство допустило слишком высокие прибыли, превышение роста спроса и инфляционный рост издержек. Призывы к профсоюзам спасать экономику путем ограничения роста зарплаты — это тот самый метод, который в более ранних вариантах шведской модели считался бесполезным. Тем самым социал-демократы сами подрывали модель. Но есть и другие факторы, угрожающие шведской модели.

Наиболее слабым местом модели оказалась сложность сочетания полной занятости и стабильности цен. Но до 80-х годов эти трудности не проявлялись в виде серьезной угрозы модели в целом. Причины лежат в области политики. Социал-демократы имели правительство, опирающееся на меньшинство в риксдаге, и позиции партии постепенно ослабевали. Правительство понимало необходимость более сильной налоговой политики, но не нашло поддержки этому в риксдаге. Рестриктивная политика обычно непопулярна, а период пребывания правительства у власти короткий: общенациональные выборы проходят через 3 года, и правительству требуются твердость и политическое мужество при сдерживании высокой конъюнктуры.

Еще две причины угрожают существованию модели: это подрыв политики солидарности в области зарплаты и ограничение действенности мер правительства в результате интернационализации экономики Швеции.

Централизованные переговоры о зарплате между ЦОПШ и САФ составляли неотъемлемую часть шведской модели. Политика солидарности в области зарплаты была для профсоюзов руководящим принципом, а предприниматели в течение длительного времени были не в состоянии противостоять стремлению профсоюзов к выравниванию. За централизованными переговорами следовало заключение коллективных договоров на местном уровне, где выравнивающее воздействие первых несколько смягчалось. Однако конечным результатом этого процесса было сокращение разницы в зарплате.

В середине 80-х годов предприниматели устранились от централизованных переговоров и заставили профсоюзы вести переговоры на уровне отраслей. Их цель — децентрализация и индивидуализация процесса формирования зарплаты, что заметно затрудняет профсоюзам проведение политики солидарности в области зарплаты. Уход предпринимателей от централизованных переговоров сопровождается новой стратегией введения для своих занятых систем деления прибылей и предоставления опционов, которые затем могут быть превращены в акции. Высокие прибыли в 80-е годы позволяли это сделать. Принципиальная точка зрения профсоюзов, что подобные мероприятия несовместимы с философией солидарности, тем не менее, не препятствовала местным профсоюзам принять эти привилегии. Таким образом, позиции профсоюзов ослабли, и политика солидарности в области зарплаты подорвана. Профсоюзам необходимо вырабатывать новую стратегию, соответствующую новым явлениям в экономике Швеции.

Высокий дрейф зарплаты, системы деления прибылей, опционы и дополнительные льготы и привилегии свидетельствуют о том, что структура зарплаты не отвечает требованиям рынка. В этом есть и определенная вина профсоюзов. Ведь еще в 1951 г. при введении политики солидарности в области зарплаты, было одновременно отмечено, что профсоюзное движение должно найти общепринятые нормы различий в зарплате. Все попытки найти такую систему оценки труда провалились. Пока это не сделано, предприниматели, используя силы рынка, будут обходить профсоюзы, и ослаблять их позиции в процессе формирования зарплаты.

Еще одна угроза шведской модели — происходящая интернационализация шведской экономики. Ограничения на движение капиталов отменены, и процентные ставки в Швеции должны соответствовать мировому уровню. Заграничные инвестиции шведских компаний быстро растут, и занятость увеличивается быстрее на дочерних иностранных, чем на материнских фирмах. Крупнейшие шведские компании сливаются с иностранными, и создаются международные.

Таким образом, шведская модель оказалась под угрозой. Сохранение в будущем двух основных целей шведской модели-полной занятости и равенства — видимо, потребует новых методов, которые должны соответствовать изменившимся условиям. Лишь время покажет, сохранятся ли специфические черты шведской модели — низкая безработица, политика солидарности в области зарплаты, централизованные переговоры по зарплате, исключительно большой государственный сектор и соответственно тяжелое налоговое бремя, или же модель соответствовала лишь особым условиям послевоенного периода.

Исследование шведской модели позволяет дать ответ и на вопрос, какое общество в Швеции — капиталистическое или социалистическое, поскольку высказывания о «шведском социализме» сейчас часто встречаются у нас в выступлениях и в печати. Можно сделать вывод, что в Швеции наблюдается своеобразное сочетание капиталистического базиса, т. е. частной собственности, которая генерирует средства, и развитой надстройки, по характеру близкой к социалистической, — государства и социальной сферы, которые занимаются перераспределением этих средств, что позволяет в шведской модели довольно успешно сочетать экономическую эффективность и социальную справедливость. По существу основа, где главную роль играет частный капитал, не изменилась. Повышение институционализации во владении собственностью не меняет природы частной собственности, хотя и приближает ее по характеру к общественной, и является, прежде всего, реакцией на налоговую политику, поскольку налоги на наследство в Швеции очень высоки.

В то же время следует сказать и о создании своего рода обществ венной собственности, в которой основную роль играют коллективные фонды государства, при этом государство является не собственником этих фондов, а скорее распорядителем. Диалектическое единство этих двух элементов — капиталистического базиса и государства находит свое выражение в том, что один элемент корректирует другой, и глубокий кризис 70-х — начала 80-х годов был результатом доминирования государства и соответственно снижения роли частной экономики, что сейчас уже не наблюдается.

Опыт шведской модели для других экономик

Наконец, что же можно взять из опыта шведской модели? Некоторые считают, что шведский опыт и методы можно легко экспортировать и использовать в других странах. Однако механически перенести на чужую почву даже самый прогрессивный опыт очень трудно. Каждая страна имеет свои собственные традиции, историю и институциональные структуры, и многое из того, что привлекает внимание в шведском обществе, основано на специфических традициях и институтах, появившихся давно. Швеция отличается этнической и религиозной однородностью населения, длительной традицией центральных правительств, неучастием в войнах свыше 175 лет, ведущей ролью рабочего движения в течение более 60 лет, часто парадоксальным сочетанием частной собственности и государственного вмешательства во многих секторах общества. Уникальная черта — сильная приверженность шведского народа полной занятости и равенству.

И все же некоторую пользу на примере шведской модели можно извлечь и для других стран. Во-первых, учеба на чужих ошибках. Так, шведское правительство несколько раз повторяло ошибку, стремясь переложить ответственность за стабильность цен на профсоюзы, хотя совершенно ясно, что ответственность за стабилизацию экономики лежит на правительстве. Профсоюзы организованы для защиты интересов своих членов, а не являются инструментом государственной политики. При росте спроса на рабочую силу в рыночном хозяйстве зарплата возрастет независимо от того, что профсоюзные лидеры пообещают правительству. Политика доходов бесполезна, во всяком случае, в долгосрочном плане — в этом состоит шведский урок.

Во-вторых, опыт активной политики на рынке труда — важнейшей части шведской модели — может использоваться и другими странами, а именно: незачем тратить огромные суммы на пособия безработным в качестве компенсации за потерянные доходы, пренебрегая альтернативой переподготовки безработных и возвращения их к труду другими мерами, в частности путем предоставления субсидий для повышения мобильности. Кроме неблагоприятных последствий для человека безработица — весьма дорогостоящий метод борьбы с инфляцией и решения структурных проблем. Значительная часть издержек на политику на рынке труда в Швеции возвращается государству в виде налогов и взносов на социальное страхование. Чистые расходы на нее заметно меньше значащихся в бюджете цифр. Шведский опыт состоит в том, что мощная и хорошо организованная политика на рынке труда высокопродуктивна и является на деле эффективным путем использования денег налогоплательщиков. Социальная политика и регулирование рынка труда и привлекают, прежде всего, внимание экономистов.

ШВЕДСКАЯ МОДЕЛЬ ЭКОНОМИКИ

Шведская модель организации экономической и политической жизни позволяет выделить те принципы, которые обеспечили этой стране развитие на протяжении длительного времени без социальных потрясений, глубоких политических конфликтов, обеспечивая при этом высокий уровень жизни и социальных гарантий для большинства населения. Назовем главные из них:

высокий уровень развития полит. культуры, кооперационный характер отношений между разными слоями и группами населения и полит. партиями, сложившийся на основе взаимного понимания коренных интересов, признания их законного характера и готовности решать даже самые острые вопросы на основе соц. приемлемых компромиссов и научной экспертизы (кооперационная культура)

в экономической сфере – высокая конкурентоспособность промышленности, базирующаяся на создании особого сектора экономики, основанного на интеграции между наукой, образованием и производством, на взаимодействии гос. институтов с частным бизнесом, сотрудничестве или даже сращивании крупных предприятий с малыми и средними в крупные единые научно-производстввенные системы, функционирующие как будто самостоятельно, интеграции различных сфер деятельности, начина от производства новых знаний до их освоения инновационным предпринимательством и крупномасштабного тиражирования освоенных образцов изделий (инновационный климат);

в соц. области – возрастание среди традиционных факторов производства (труд – капитал – технологии – природные ресурсы) значения человеческого фактора – высококвалифицированного, творческого характера труда, которое получило выражение в концепции “человеческого капитала” и соц. направленности экономического развития страны, обеспечивающей высокий уровень политической и экономической стабильности общества и вызывающей к жизни могучие созидательные силы социума шведского типа (соц. ориентация).

Основанный на этих принципах шведский тип организации жизни общества обеспечивает высокий уровень экономической эффективности и высокие жизненные и экологические стандарты. Экономически эта модель базируется на получении своеобразной “технологической ренты”, получаемой страной на внутреннем и мировом рынках за высокое качество и инновационность продукции.

Опыт Швеции интересен том отношении, что в ее социально-экономической практике общие закономерности развития социально риентированной рыночной системы хозяйства, присущие любым другим странам на стадии постиндустриального общества, проявились исключительно ярко и выпукло.

Шведская разновидность государства всеобщего благоденствия получила развитие в результате перехода страны на кейнсианские принципы управления экономикой. В шведском “доме для народа” высокий уровень жизни и социальной защищенности, которые обеспечивают для большинства населения, сочетается с почти полной занятостью, а социальное обеспечение, финансируемое за счет широкомасштабного перераспределения через налоги и госбюджет высокой доли доходов населения, носит универсальный характер.

В Швеции налог на доходы физических лиц варьируется от 31%, если он не превышает 170 тыс. крон, до 51% за пределами этого порогового минимума. Корпоративный налог был снижен с 50%в 1980-х гг. до 25% в настоящее время. Налог на НДС был введен в Швеции в 1969г. И составляет в среднем 25% . Шведскому государству удалось на протяжении длительного времени сочетать полную занятость и соц. защиту с высокой экономической эффективностью и быстрым ростом производительности труда.

Первая в 20в. реформа шведской социально-экономической системы была проведена в 1930-е гг. Выход из кризиса, как и во всех капиталистических странах, был найден в усилении государственного регулирования и осуществлен путем повышения распределительных функций госбюджета при усилении социального обеспечения.

Экономическое регулирование в Швеции имеет достаточно всеобъемлющий и широкий характер: государство контролирует не только доходы и прибыли, но и использование капитала, рабочей силы, а также цены через антимонопольное законодательство и специальные ведомства, такие, как Ведомство по делам цен и картелей, Суд по делам антикарательного регулирования, специфический юридический институт — специальное доверенное лицо – омбудсмен, которое следит за соблюдением правил свободной конкуренции. Швеция имеет большой опыт регулирования цен, контроля за конкуренцией и введения ограничений на несправедливую торговую практику. В послевоенные годы государство регулировало цены преимущественно через антимонопольное законодательство, а также через установление технических нормативов, таможенного и импортного регулирования, выделение субсидий, предназначенных для поддержания приемлемых для потребителей цен и тарифов, контроль над экономической деятельностью муниципалитетов. В связи с расширением конкуренции из-за внешнеторговой либерализации и присоединения к ЕС, а также снижением инфляции в шведской экономике и произошел отказ от контроля над ценами, так как он стал попросту излишним. Кроме того, свободу проведения ценовой политики и введения контроля над ценами теперь ограничивают правила ЕС: ведь Швеция инкорпорировала в свое законодательство 1400 общеевропейских норм. Де регуляция экономической жизни, характерная для Швеции в 1990-х гг. восстановление экономического роста, повышение состязательности со стороны внешних торгово-экономических партнеров, снижение инфляции — все это снизило потребности в государственном регулировании цен в стране. В настоящее время контроль в Швеции над ценами осуществляется в основном при помощи антимонопольного законодательства.

Государство превратилось в Швеции в крупнейшего нанимателя рабочей

силы, обеспечивая рабочие места примерно для трети экономически активного населения. Около 65% населения Швеции получают почти все свои доходы из общественных фондов: либо как наемные работники правительственных или муниципальных учреждений, либо как получатели социальных пособий или пенсий из государственных пенсионных фондов, и только 35% трудятся в рыночном секторе экономики.

Страна продолжает сохраняться в основных своих чертах, несмотря на

смены правительств и изменения внешнеэкономической ориентации. В последние 50 лет у власти находились почти все время социал-демократические правительства. Стабильность социальной направленности шведской экономической системы показывает динамика изменения цен. Например, за период 1980-1990-х гг. цены на акции выросли в 10 раз, на офисные помещения – в 4, в то время как на потребительские товары — только в 2 раза.

Высокая экономическая эффективность промышленности Швеции и высокий уровень благосостояния ее населения основываются на развитом инновационном секторе ее экономики и специализации на производстве наукоемкой продукции. В стране существует около 500 тыс. малых предприятий, на которых работает почти треть всех занятых в шведской промышленности. Ежегодно возникает примерно 20 тыс. предприятий. Именно малые предприятия делают наибольший вклад в научно-технические разработки и внедрение, создают новые виды товаров, услуг и технологий.

Когда шведская модель социально ориентированной экономики достигла зрелости, стали проявляться некоторые негативные черты: появилась безработица, замедлились темпы экономического роста, снизилась эффективность, ослабились стимулы к интенсивному, высококачественному труду. И опять-таки и политический истеблишмент, и широкие слои трудящихся проявили солидарность в том, что взаимно согласились на корректировку модели организации и функционирования шведского общества. Эта перенастройка началась в 1990-е гг. как раз накануне присоединения к ЕС. Шведское законодательство было отрегулировано в соответствии с неолиберальными принципами, получившими применение в Евросоюзе: были несколько сокращены расходы на социальные нужды, что привело к незначительному снижению уровня жизни отдельных слоев населения (однако не боле, чем на 10%), были уменьшены корпоративные налоги — сначала с 50 до 30%, а затем до 25% — что имело целью стимулировать инвестиции и поддерживать полную занятость. В начале 1990-х гг. проводилась жесткая антиинфляционная политика, продолжались реформы по линии ужесточения требований к получателям социальных выплат, улучшения условий деятельности для малых и средних предприятий, уменьшения налогов на имущество. За 1991-1996 гг. в Швеции было осуществлено около 300 изменений правил в системе социального обеспечения и 50 изменений в правила регулирования рынка труда. В результате своевременно предпринятой корректировки экономической политики удалось переломить начавшийся в стране кризис, выразившийся в сокращении ВВП Швеции в период с 1991 по 1993 гг. Уже с 1994 г. начался промышленный и экономический рост: с 1994 по 1996 гг. ежегодный прирост составил 2,8%. Динамика производительности труда, превышающая средние для стран-участниц ОЭСР показатели, подтвердила, что направление реформы по-шведски было выбрано правильно.

Экономическое положение Швеции в настоящее время

Швеция принадлежит к числу высокоразвитых индустриальных капиталистических стран. Швеция по-прежнему остается одним их крупнейших в мире производителей и экспортёров железной руды, качественной стали, пиломатериалов и целлюлозно-бумажной продукции. Одна из важнейших особенностей экономики Швеции — ее “ярко выраженная экспортная направленность”: на внешнем рынке реализуется около 25% валового национального продукта и более 30% промышленных товаров. Страна сильно зависит от импорта, за счет которого покрывается до 25% потребностей Швеции в товарах и услугах.
Экономике страны свойственна высокая степень концентрации производства и капитала. В ведущих отраслях промышленности, судоходстве, банковском деле преобладают крупные концерны, такие как “СКФ”, “АСЕА”, “Эриксон”, “Электролюкс”, “СААБ-Скания”, “Вольво”. Эти и многие другие фирмы находятся в тесной связи с крупными банками. Монополизация экономики очень высока в Швеции. Особенностью является и сосредоточение крупных капиталов в руках отдельных семейств. Например, семейство Валленбергов контролирует компании, биржевая стоимость акций которых превышает 1\3 акционерного капитала всех зарегистрированных на бирже фирм.
Существующая в Швеции экономическая система обычно характеризуется как “смешанная экономика, соединяющая основные формы собственности: частную, государственную, кооперативную”. Около 85% всех шведских компаний с числом занятых свыше 50 человек принадлежат частному капиталу. Остальная часть приходится на государство и кооперативы. Государственный сектор расширяется, а доля кооперативного почти не меняется с 1965 года.
Шведский государственный сектор наиболее развит в сфере услуг. В социальных услугах, составляющих половину сферы услуг, доля государства — 92%, в том числе в здравоохранении — 91,9%, в образовании — 88,7%, в социальном страховании — 98,2% (по данным 1982 года). В целом же по статистике на государство приходится 49% занятых в секторе услуг, а с учетом государственных компаний — 56%.

Похожие работы:

Шведская модель

Термин “шведская модель” возник в связи со становлением Швеции как одного из самых развитых в социально-экономическом отношении государств. Он появился в конце 60х годов, когда иностранные наблюдатели стали отмечать успешное сочетание в Швеции быстрого экономического роста с обширной политикой реформ на фоне относительной социальной бесконфликтности в обществе. Этот образ успешной и безмятежной Швеции особенно сильно контрастировали тогда с ростом социальных и политических конфликтов в окружающем мире.

Сейчас этот термин используется в различных значениях и имеет разный смысл в зависимости от того, что в него вкладывается. Некоторые отмечают смешанный характер шведской экономики, сочетающей рыночные отношения и государственное регулирование, преобладающую частную собственность в сфере производства и обобществление потребления.

Другая характерная черта послевоенной Швеции — специфика отношений между трудом и капиталом на рынке труда. На протяжении многих десятилетий важной частью шведской действительности была централизованная система переговоров о заключении коллективных договоров в области заработной платы с участием мощных организаций профсоюзов и предпринимателей в качестве главных действующих лиц, причем политика профсоюзов основывалась на принципах солидарности между различными группами трудящихся.

Еще один способ определения шведской модели исходит из того, что в шведской политике явно выделяются две доминирующие цели: полная занятость и выравнивание доходов, что и определяет методы экономической политики.

Активная политика на высокоразвитом рынке труда и исключительно большой государственный сектор (при этом имеется в виду, прежде всего сфера перераспределения, а не государственная собственность) рассматриваются как результаты этой политики.

Наконец, в самом широком смысле шведская модель это весь комплекс социально-экономических и политических реалий в стране с ее высоким уровнем жизни и широким масштабом социальной политики. Таким образом, понятие “шведская модель” не имеет однозначного толкования.

Основными целями модели, как уже отмечалось, в течение длительного времени были полная занятость и выравнивание доходов. Их доминирование может быть объяснено уникальной силой шведского рабочего движения. Более полувека с 1932г. (за исключением 1976-1982 гг.) у власти находится Социал-демократическая партия Швеции (СДРПШ). В течение десятилетий с СДРПШ тесно сотрудничает Центральное объединение профсоюзов Швеции, что усиливает реформистское рабочее движение в стране. Швеция отличается от других стран принятием полной занятости в качестве главной и неизменной цели экономической политики, а шведский народ в целом активный ее сторонник.

Стремление к равенству сильно развито в Швеции. Когда лидер социал-демократов Пер Альбин Ханссон в 1928 г. выдвинул концепцию Швеции как “дома народа”, где говорилось об общности интересов нации в создании общего дома, большие группы населения вне рабочего движения смогли принять его взгляды. В Швеции социал-демократические идеи привлекают значительную часть средних слоев.

К числу специфических факторов, присущих именно Швеции, надо отнести неизменный внешнеполитический нейтралитет с 1814 г. неучастие в обеих мировых войнах, рекордное по продолжительности пребывание у власти Социал-демократической рабочей партии, исторические традиции мирных способов перехода к новым формациям, в частности от феодализма к капитализму, длительные благоприятные и стабильные условия развития экономики, доминирование реформизма в рабочем движении, утвердившем эти принципы в своих отношениях с капиталом (их символом стали соглашения между руководством профсоюзов и предпринимателями в Сальтшебадене в 1938 г.), поиск компромиссов на основе учета интересов различных сторон.

На экономическое развитие, определенное влияние оказали культура и исторические предпосылки. Неотъемлемой частью шведских традиций является предпринимательство. Еще со времен викингов в Швеции известны предприятия по производству оружия и драгоценностей. Первая в мире компания “Струра Коппарберг” (основанная более 700 лет назад) появилась в Швеции и до сих пор входит в дюжину крупнейших экспортеров страны.

Успешное функционирование экономической системы зависит от динамики цен, конкурентоспособности шведской промышленности и экономического роста. В частности, инфляция угроза как равенству, так и конкурентоспособности шведской экономики. Следовательно, должны использоваться такие методы поддержания полной занятости, которые не приводят к инфляции и отрицательному воздействию на экономику. Как показала практика, дилемма между безработицей и инфляцией явилась ахиллесовой пятой шведской модели.

С середины 70х годов в связи с обострением конкурентной борьбы на внешних рынках и глубоким экономическим кризисом положение страны заметно осложнилось, и шведская модель стала давать осечку. В частности некоторые отрасли промышленности, попавшие в глубокий структурный кризис, стали получать государственную помощь, причем в очень большом масштабе. Но, несмотря на мрачные прогнозы многих экономистов, Швеция смогла выйти из кризиса. Продолжающийся с 1983 г. непрерывный экономический подъем показал, что шведская модель смогла приспособиться к изменившимся условиям и показала свою жизнеспособность.

Шведская модель исходит из положения, что децентрализованная рыночная система производства эффективна, государство не вмешивается в производственную деятельность предприятия, а активная политика на рынке труда должна свести к минимуму социальные издержки рыночной экономики. Смысл состоит в максимальном росте производства частного сектора и как можно большем перераспределении государством части прибыли через налоговую систему и государственный сектор для повышения жизненного уровня населения, но без воздействия на основы производства. При этом упор делается на инфраструктурные элементы и коллективные денежные фонды.

Это привело к очень большой роли государства в Швеции в распределении, потреблении и перераспределении национального дохода через налоги и государственные расходы, достигшие рекордных уровней. В реформистской идеологии такая деятельность получила название “функциональный социализм”.

Шведская модель рыночной экономики.

Иной подход к решению социальных проблем характерен для Швеции. Существующая в Швеции экономическая система, обычно характеризуемая как смешанная экономика, базируется на сочетании и взаимодействии трех основных форм собственности: частной, государственной и кооперативной. В основе шведской модели лежат рыночные отношения на конкурентных началах с активным использованием государственного регулирования.
Основными целями шведской модели являются: поддержание высокой и стабильной занятости, быстрый экономический рост, выравнивание доходов населения, поддержание регионального экономического равновесия, достижение стабильности цен. Государственное регулирование здесь осуществляется прежде всего через регулирование трудовых отношений на общенациональном уровне (например, установление тарифных ставок) и через государственную соб-ственность на предприятия, обеспечивающие воспроизводство рабочей силы и формирование ее стоимости.
Сердцевину шведской системы составляет социальная политика, которая основывается на трех основных принципах: равенстве, понимаемом как обеспечение равных возможностей достижения благосостояния; предоставлении социальных гарантий населению, предусматривающих всевозможные ситуации; достижении полной занятости трудоспособного населения. Сокращение имущественного неравенства достигается за счет перераспределения национального дохода в пользу менее обеспеченных слоев населения. Социальная политика обеспечивает высокий уровень удовлетворения социальных потребностей через трансфертные платежи (бесплатные услуги).
В Швеции практически самый высокий среди стран дальнего зарубежья уровень занятости. Этому способствует как мощное профсоюзное движение (95 % всех наемных работников — члены профсоюза, тогда как в Великобритании, например, 54 %, а в США — 59 %), так и политика государства по переобучению работников.

По сравнению с США доля затрат на переквалификацию работников в госбюджете Швеции выше, чем на пособия по безработице. Поэтому в Швеции практически самый высокий среди индустриально развитых стран уровень занятости.
Для успешного проведения социальной политики установлен высокий уровень налогообложения, который составляет более 50 % ВНП, тогда как в других развитых странах он колеблется в пределах 30 — 40 %. Начиная с 80-х гг. шведское правительство пошло на снижение его среднего уровня. Однако и сейчас этот уровень остается весьма высоким.
Следует отметить, что для шведской модели характерны противоречия между поддержанием высокого уровня занятости, реализацией социальных программ, с одной стороны, и обеспечением высоких темпов роста, повышением эффективности, борьбой с инфляцией—с другой. Обострение этих противоречий привело к снижению конкурентоспособности шведских товаров на мировом рынке, значительному сокращению темпов внедрения новейших технологий в производство, снижению общей эффективности производства. После относительно благополучного периода экономического роста и подъема эта скандинавская страна вплотную подошла к роковой грани. Поэтому даже социал-демократическая партия, находящаяся у власти, приняла программу выхода из экономического кризиса, сокращая социальные программы. Пришлось отказываться от «социальной уравниловки», усиливать монетарные регуляторы, ослаблять прямое государственное вмешательство в перераспределительные процессы.

/ Шведская экономическая модель

Выполнила студентка 3 курса, 4 группы

Шведская экономическая модель. Термин “шведская модель” возник в связи со становлением Швеции как одного из самых развитых в социально-экономическом отношении государств. Он появился в конце 1960-х годов, когда иностранные наблюдатели стали отмечать успешное сочетание в Швеции быстрого экономического роста с обширной политикой реформ на фоне относительной социальной бесконфликтности в обществе. Этот образ успешной и безмятежной Швеции особенно сильно контрастировали тогда с ростом социальных и политических конфликтов в окружающем мире. Сейчас этот термин используется в различных значениях и имеет разный смысл в зависимости от того, что в него вкладывается. Некоторые отмечают смешанный характер шведской экономики, сочетающей рыночные отношения и государственное регулирование, преобладающую частную собственность в сфере производства и обобществление потребления. Другая характерная черта послевоенной Швеции — специфика отношений между трудом и капиталом на рынке труда. На протяжении многих десятилетий важной частью шведской действительности была централизованная система переговоров о заключении коллективных договоров в области заработной платы с участием мощных организаций профсоюзов и предпринимателей в качестве главных действующих лиц, причем политика профсоюзов основывалась на принципах солидарности между различными группами трудящихся.

Еще один способ определения шведской модели исходит из того, что в шведской политике явно выделяются две доминирующие цели. полная занятость и выравнивание доходов, что и определяет методы экономической политики. Активная политика на высокоразвитом рынке труда и исключительно большой государственный сектор (при этом имеется в виду прежде всего сфера перераспределения, а не государственная собственность) рассматриваются как результаты этой политики. Наконец, в самом широком смысле шведская модель — это весь комплекс социально-экономических и политических реалий в стране с ее высоким уровнем жизни и широким масштабом социальной политики. Таким образом, понятие “шведская модель” не имеет однозначного толкования. Основными целями модели, как уже отмечалось, в течение длительного времени были полная занятость и выравнивание доходов. Их доминирование может быть объяснено уникальной силой шведского рабочего движения. Более полувека — с 1932 г. (за исключением 1976-1982 гг.) -у власти находится Социал-демократическая партия Швеции (СДРПШ). В течение десятилетий с СДРПШ тесно сотрудничает Центральное объединение профсоюзов Швеции. что усиливает реформистское рабочее движение в стране. Швеция отличается от других стран принятием полной занятости в качестве главной и неизменной цели экономической политики, а шведский народ в целом — активный ее сторонник.

Стремление к равенству сильно развито в Швеции. Когда лидер социал-демократов Пер Альбин Ханссон в 1928 г. выдвинул концепцию Швеции как “дома народа”, где говорилось об общности интересов нации в создании общего дома, большие группы населения вне рабочего движения смогли принять его взгляды. В Швеции социал-демократические идеи привлекают значительную часть средних слоев.

К числу специфических факторов, присущих именно Швеции, надо отнести неизменный внешнеполитический нейтралитет с 1814.,неучастие в обеих мировых войнах, рекордное по продолжительности пребывание у власти Социал-демократической рабочей партии, исторические традиции мирных способов перехода к новым формациям, в частности от феодализма к капитализму, длительные благоприятные и стабильные условия развития экономики, доминирование реформизма в рабочем движении, утвердившем эти принципы в своих отношениях с капиталом (их символом стали соглашения между руководством профсоюзов и предпринимателями в Сальтшебадене в 1938 г.), поиск компромиссов на основе учета интересов различных сторон.

На экономическое развитие определенное влияние оказали культура и исторические предпосылки. Неотъемлемой частью шведских традиций является предпринимательство. Еще со времен викингов в Швеции известны предприятия по производству оружия и драгоценностей. Первая в мире компания — “Струра Коппарберг” (основанная более 700 лет назад) появилась в Швеции и до сих пор входит в дюжину крупнейших экспортеров страны. Успешное функционирование экономической системы зависит от динамики цен, конкурентоспособности шведской промышленности и экономического роста. В частности, инфляция — угроза как равенству, так и конкурентоспособности шведской экономики. Следовательно, должны использоваться такие методы поддержания полной занятости, которые не приводят к инфляции и отрицательному воздействию на экономику. Как показала практика, дилемма между безработицей и инфляцией явилась ахиллесовой пятой шведской модели.

С середины 1970-х годов в связи с обострением конкурентной борьбы на внешних рынках и глубоким экономическим кризисом положение страны заметно осложнилось, и шведская модель стала давать осечку. В частности некоторые отрасли промышленности, попавшие в глубокий структурный кризис, стали получать государственную помощь, причем в очень большом масштабе. Но, не смотря на мрачные прогнозы многих экономистов, Швеция смогла выйти из кризиса. Продолжающийся с 1983 г. непрерывный экономический подъем показал, что шведская модель смогла приспособиться к изменившимся условиям и показала свою жизнеспособность. Шведская модель исходит из положения, что децентрализованная рыночная система производства эффективна, государство не вмешивается в производственную деятельность предприятия, а активная политика на рынке труда должна свести к минимуму социальные издержки рыночной экономики. Смысл состоит в максимальном росте производства частного сектора и как можно большем перераспределении государством части прибыли через налоговую систему и государственный сектор для повышения жизненного уровня населения, но без воздействия на основы производства. При этом упор делается на инфраструктурные элементы и коллективные денежные фонды.

Это привело к очень большой роли государства в Швеции в распределении, потреблении и перераспределении национального дохода через налоги и государственные расходы, достигшие рекордных уровней. В реформистской идеологии такая деятельность получила название “функциональный социализм”

Основные черты и история экономического развития

За сто лет из отсталой (одной из беднейших в Европе) страны, какой она была в середине XIX в. превратилась в одно из наиболее развитых в экономическом отношении государств. В 1970-х годах по стоимости промышленной продукции на душу населения Швеция находилась на первом месте в Европе.

Превращению экономики из отсталой аграрной в передовую промышленную способствовало наличие больших запасов важных природных ресурсов: железной руды, леса, гидроэнергии. Огромный внешний спрос на шведский лес и железную руду, способность Швеции разрабатывать ресурсы и близость европейских рынков в эпоху высоких транспортных издержек были основными факторами развития.

В 70-х годах прошлого столетия шведские железная руда и лес были необходимы для индустриализации Европы. Расширение шведского экспорта способствовало индустриализации страны и росту городского населения, что в свою очередь привело к развитию сети железных дорог и строительства. На основе шведских изобретений создавались и быстро росли новые компании в металлургии и машиностроении. Хотя по-прежнему доминировали лесопильная и железорудная отрасли, быстро развивались целлюлозно-бумажная промышленность и машиностроение.

Доля рабочей силы, занятой в промышленности, с 1870 по 1913 г. выросла с 15 до 34%. К началу первой мировой войны на сельское хозяйство все еще приходилась половина работающего населения. В условиях быстрого роста населения важное значение имела эмиграция, прежде всего в Северную Америку. В 1860-1930 гг. страну покинули 1,2 млн. шведов. Эмиграция позволила избежать голода и массовой безработицы. Швеция избежала участия в обоих мировых войнах, что позволило не только сохранить производственный потенциал и трудовые ресурсы, но и значительно обогатиться на поставках воюющим странам и при восстановлении европейской экономики.

В межвоенный период Швеция по темпам роста ВПП уступала только США. Однако серьезный удар по экономике нанесли два глубоких экономических кризиса: в 1921-1922 гг. вследствие дефляции после первой мировой войны, что привело к падению промышленного производства на 25% ниже уровня 1913 г. и в начале 30-х годов, когда безработица среди членов профсоюзов в 1933 г. составляла 25%.

В послевоенный период экономика Швеции развивалась быстрыми темпами. Это были ее “золотые” годы. Главным фактором этого развития был экспорт. Рост производительности труда составлял в среднем в год 5,1% в первой половине 60-х годов и 4,3% в 1965-1974 гг. Это объяснялось значительными капиталовложениями и успехами в политике занятости. В 70-е годы темпы роста упали. После энергетического кризиса 1973-1974 гг. в промышленности страны возник ряд серьезных проблем. В значительной степени это стало следствием весьма глубокого и продолжительного мирового кризиса середины 70-х годов. Швецию поразили глубокие структурные кризисы. Около 25% промышленного производства приходилось на отрасли, пораженные кризисом: горнодобывающую, черную металлургию, лесную и судостроение. Возросла международная конкуренция. На мировой рынок вышли страны с низкими трудовыми издержками. Сократились издержки на транспорт. Резко возросли цены на нефть. В тоже время конкурентоспособность шведской промышленности резко снизилась в 1975-1976 гг. когда издержки на рабочую силу возросли примерно на 40%. В результате шведская промышленность потеряла за 1975-1977 гг. почти 20% своей доли на мировом рынке.

Избыток мощностей и низкий мировой спрос на чугун и сталь отрицательно отразились на черной металлургии Швеции. Лесная промышленность теряла свои позиции под натиском конкурентов, прежде всего из Северной Америки. Большой мировой избыток мировых мощностей в судостроении в сочетании со слабым спросом как на новые суда, так и на фрахтование резко сократил выпуск судов в Швеции. Производство обуви и одежды испытывало очень серьезную конкуренцию со стороны некоторых развивающихся стран, где издержки на рабочую силу были значительно ниже, чем в Швеции. Чтобы избежать слишком резких структурных сдвигов в промышленности и быстрого роста безработицы, государство с середины 70-х по начало 80-х годов предоставляло в значительных объемах помощь пораженным отраслям, прежде всего черной металлургии, судостроению и горнодобывающей промышленности.

В 1977 г. (впервые за 25 лет ) сократился ВПП. Слабый прирост в 1978-1980 гг. сменился очередным падением в 1981 г. С середины 70-х годов темпы роста производительности труда резко замедлились и составили в 1975-1984 гг. только 1,4% в год. Количество отработанных часов с середины 60-х годов сократилось в основном вследствие законодательных реформ о рабочих часах, о пенсионном возрасте и об отпусках. Эти реформы учитывали рост населения и долю занятых женщин.

С целью восстановления конкурентоспособности правительство осуществило серию девальваций начиная с августа 1977 г. когда крона была девальвирована на 10%. Одновременно Швеция вышла из европейской валютной системы, известной как “валютная змея”. Однако спрос на новые товары и технологический прогресс привели к росту удельного веса высокотехнологичных отраслей. Машиностроение за последний период укрепило свои позиции. Быстро развивалась и фармацевтическая промышленность. С 1983 года положение резко изменилось, и шведская экономика начала выбираться из кризиса. Вследствие двух девальваций кроны возросла ценовая конкурентоспособность, что привело к росту экспорта. В 1883 г. ВПП возрос на 2,4%, промышленное производство — на 5,1%, производительность труда — на 7,4%. В 1984 году рост ВПП составил 4% — наивысший показатель с 1973 г. Главным фактором роста опять являлся экспорт. В последующие два года темпы роста несколько снизились из-за замедления роста экспорта. Повышение доходов населения привело к увеличению личного потребления, ставшего важным катализатором продолжительного экономического подъема. В абсолютных показателях ВВС в текущих ценах составлял в 1970 г. -172 млрд. крон, в 1980 — 525 млрд. в 1985 г. — 861, в 1989 г. — 1221 млрд. крон.

В целом в 1980-х годах Швеция имела прирост ВПП чуть выше среднего по Западной Европе. Благоприятная мировая конъюнктура положительно сказалась на шведской промышленности. Производственные мощности использовались на 90%, а во многих отраслях этот показатель был еще выше. Это потребовало значительного объема новых капиталовложений. За 1983-1989 гг. объем промышленных инвестиций вырос более чем на 60%. Нехватка квалифицированной рабочей силы и большое количество невыходов на работу — основные причины, сдерживающие расширение промышленного производства. Несмотря на это, объем производства быстро увеличивался. Поступление и объем заказов, прибыльность после 1982 года находились на достаточно высоком уровне. Высокий инвестиционный уровень наблюдался и в сфере услуг, которая в меньшей мере зависит от конъюнктуры. Он выражался главным образом в рационализации производства и насыщении его электронно-вычислительной техникой. Ведущей тенденцией экономического развития Швеции в 1980-е годы стал переход от традиционной зависимости от железной руды и черной металлургии к передовой технологии в производстве транспорта, электротоваров, средств связи, химических и фармацевтических изделий. Придерживаясь политики неучастия в войнах и нейтралитета на протяжении всего XX века, Швеция добилась высокого уровня жизни населения в условиях капиталистической системы хозяйства, основанной на применении высоких технологий и всеобъемлющего социального обеспечения. Страна обладает современной инфраструктурой, превосходными внутренними и внешними коммуникациями и высококвалифицированной рабочей силой. Главными ресурсами экономики являются лес, гидроэнергия и железная руда. Экономика ориентирована преимущественно на внешнюю торговлю. Около 90 % продукции производится частными компаниями, такими как Ericsson AB. Alfa Laval Group, IKEA, из них примерно половину составляет машиностроение. В сельском хозяйстве производится лишь 2% ВВП. Стремление правительства к строгой финансовой дисциплине привело к профициту бюджета в 2001 г. в 2002 г. он сократился вдвое по причине глобального экономического спада, уменьшения доходов и увеличения расходов. Центральный банк Швеции (Riksbank) стремится к поддержке стабильного курса валюты и удержанию инфляции на уровне 2%.

Шведская модель экономики

Рис. 1. Темпы роста ВВП Швеции, % к предыдущему году

Рост ВВП в 2005 году составил 2,7% (в 2004 г. — 3,7%). Начиная с 2001 г. в стране растёт безработица, которая в марте 2010 составила, по официальным данным, 9,1 %. Связь и транспорт являются наиболее важными составляющими общей инфраструктуры страны.

Экономическое положение Швеции в настоящее время

Швеция — ориентированная на экспорт смешанная экономика, в которой присутствует современная система распределения, превосходные внутренние и внешние коммуникации, и квалифицированная рабочая сила. Древесина, гидроэлектроэнергия и железная руда составляют материально-сырьевую базу экономики, в большой степени ориентированной на внешнюю торговлю. Шведский технический сектор составляет 50% продукции и экспорта. Телекоммуникации, автомобильная промышленность и фармацевтические промышленности также очень важны. Сельское хозяйство составляет 2% ВВП и занятости.

20 крупнейшими по товарообороту зарегистрированными в Швеции компаниями в 2007 году были Volvo, Ericsson, Vattenfall, Skanska, Sony Ericsson Mobile Communications AB, Svenska Cellulosa Aktiebolaget, Electrolux, Volvo Personvagnar, TeliaSonera, Sandvik, Scania, ICA, Hennes & Mauritz, Nordea, Preem, Атлас Copco, Securitas, Nordstjernan и SKF. шведская промышленность находится всецело в частных руках; в отличие от некоторых других промышленно развитых стран Запада, таких как Австрия, Италия или Финляндия, государственные предприятия в Швеции всегда имели незначительную важность. Одно важное исключение этому правилу — LKAB — принадлежащая государству компания горной промышленности, главным образом ведущая бизнес в северной части страны.

Занятость в Швеции составляет приблизительно 4,5 миллиона жителей, из которых приблизительно одна треть с высшим образованием. По показателю объем ВВП в час Швеция является 9-ым государством в мире — 31 USD в 2006 году, по сравнению с 22 USD в Испании и 35 USD в Соединенных Штатах. Согласно данным ОЭСР, отмена госконтроля, глобализация, и рост технологического сектора были ключевыми двигателями производительности.

Швеция — мировой лидер по выплатам частных пенсий и проблемы финансирования пенсии являются небольшими по сравнению со многими другими западноевропейскими странами. Шведский рынок труда стал более гибким за последние годы, но у него все еще есть некоторые широко признанные проблемы. Типичный рабочий получает только 40% своего дохода после налогообложения. Государственные служащие составляют одну треть шведской рабочей силы, что во много раз больше, чем во многих других странах.

В 2010 году Швеция заняла второе место в рейтинге наиболее конкурентоспособных экономик мира, обогнав США и Сингапур. Согласно отчету по глобальной конкурентоспособности 2010-2011, подготовленному Всемирным экономическим форумом, Швецию опережает только Швейцария, которая возглавляет список второй год подряд. Как сообщается в докладе международной организации, Швеция поднялась на две позиции, оттеснив со второго места на четвертое Соединенные Штаты Америки. Сингапур, по-прежнему, занимает в рейтинге третье место. Северные соседи Швеции также оказались в первой двадцатке – Финляндия на седьмом, Дания – на девятом, а Норвегия – на 14-м месте.

Швеция отклонила евро на референдуме в 2003 году, и Швеция поддерживает свою собственную валюту, шведскую крону (SEK). Шведский Центральный банк — основан в 1668 году и таким образом это самый старый центральный банк в мире — в настоящее время сосредотачивается на стабильности цен (целевая инфляция 2%). Согласно экономическому обзору Швеции в 2007 году, подготовленному экспертами ОЭСР, средняя инфляция в Швеции была одной из самых низких среди европейских стран с середины 1990-ых, в значительной степени из-за отмены госконтроля и быстрого использования глобализации.

В 2010 году ВВП Швеции (по ППС) составил $337,9 млрд. увеличившись на 1,9% по сравнению с 2009 г. ($331,5 млрд.). ВВП на душу населения (по ППС): $36 500 ($36 000). Состав ВВП по секторам экономики: сфера услуг — 72,2%, промышленность — 26,1%, сельское и лесное хозяйство, рыболовство — 1,7%. Внутренний долг Швеции: 40,8% от ВВП (41,6%). Внешний долг Швеции: 252% от ВВП / $853,3 млрд. ($669 млрд.). В сентябре 2011 года уровень инфляции в Швеции составил 3,2%, а уровень безработицы — 6,8% (341 000 человек). Безработных среди молодёжи: 133 000 человек (21,2 % от общего числа работоспособного населения в возрасте 15-24 лет). Количество новых рабочих мест: 55 024, на 10 000 больше, чем в сентябре 2010 года.

При сравнительно ограниченном объеме общей выплавки черных металлов Швеция выделяется развитием качественной металлургии (производством легированных и высоко-углеводородистых сортов стали). После второй мировой войны выросли практически новые для Швеции отрасли, продукция которых нашла устойчивый спрос на внутреннем и мировом рынках: машиностроение, крупно — тоннажное судостроение, автомобильная и авиационная промышленность, производство счетной и вычислительной техники. На экспорт направляют 2:5 выпускаемых в стране машин и оборудования. Швеция — крупнейший в Зарубежной Европе производитель гидротурбин, изготовление которых началось еще до первой мировой войны и было связанно со строительством гидроэлектростанций, как в самой Швеции, так и в соседней ей Норвегии. Шведские турбины были установлены на Волховском ГЭС. Одна из традиционных отраслей Шведского машиностроения получившее мировое признание еще в начале 20 века производство шариковых и роликовых подшипников. Главная отрасль Шведской лесопромышленности – целлюлозно-бумажное производство, потребляющее свыше половины заготовляемой в стране древесины.

Шведская модель экономики

Рис. 2. Темпы роста промышленного производства Швеции, % к предыдущему году

Большинство предприятий находятся на побережье Ботнического залива. Много предприятий целлюлозно-бумажной промышленности расположено на северном и северо-западном побережье озера Венерн. В связи с ограниченностью сырьевой базы, в Швеции медленно развивалась химическая промышленностью. В Стокгольме, Суппсалле и Седертелье действуют предприятия, выпускающие биохимические и фармацевтические продукты. Текстильная, швейная и кожевенно-обувная отрасли промышленности, работающие почти целиком на внутренний рынок, отличаются весьма скромными масштабами производства. Главные предприятия текстильной и швейной промышленности исторически тяготеют к западному побережью, к портам, куда доставлялись заморский хлопок и шерсть. Крупный центр легкой промышленности — Бурос. Из отраслей пищевой промышленности выделяется производство молочных и мясных продуктов, представленное главным образом, кооперативными предприятиями в районах интенсивного животноводства — на юге страны и в приозерных низменностях Средней Швеции. Крупнейшие рудники Швеции: медный — Аитик, свинцовый — Лайсваль. Из комплексных сульфидных руд месторождений района Булиден-Кристине-Берг наряду с медью, цинком и свинцом извлекаются серый колчедан, мышьяк, золото и серебро. Центры качественной металлургии (Сандвикен, Хуфорс, Фагерста, Авеста, Дегерфос, Хагфорс и другие.) сосредоточенные в Средней Швеции, в старом горнопромышленном районе Беррслаген, на долю которого приходиться 2:3 выплавки стали, в том числе 9:10 качественной. Крупные заводы полного металлургического цикла сооружены в Бурленге и в рудо — экспортных портах Лулео и Окселесунд. Свыше 40% стали, выплавляется в электропечах. Главный центр цветной металлургии — Шелефтеро (медь и свинец), Сундсвалль (алюминий), Вестерос и Финспонг (прокат цветных металлов). Главный центр судостроения расположен на западном и юго-западном побережье Швеции: Гетеборг (концерны «Гатаверкен» и «Эриксберг»), Мальм («Коккумс»), Уддевалла, Ландскруна. В электротехнике выделяются производство мощных генераторов, трансформаторов, двигателей, сосредоточенное на заводах концерна «Асена» (Вестерос, Лудвика), а также выпуск телефонной аппаратуры и других средств связи, осуществляемой в основном на предприятиях концерна «Эриксон» (Стокгольм). Крупнейший центр текстильного и швейного производства — Бурос.

До середины 1970-х годов экономика Швеции развивалась исключительно высокими темпами, и по ним ее опережала лишь Япония. Можно считать, что эти высокие темпы роста были в значительной мере достигнуты благодаря развитию шведских промышленных предприятий. Уже на раннем этапе шведские компании поняли важность присутствия на внешних рынках. Присутствие на местном рынке позволяло легче увеличивать долю рынка, в то время как издержки и риски могли быть распределены на больший объем продаж.

В настоящее время экономика Швеции сильно зависит от деятельности ограниченного числа очень крупных международных компаний. Согласно оценке ООН в 1992 г. в мире имелось примерно 35 тыс. многонациональных корпораций. Среди них примерно 2700 имеют свои штаб-квартиры в Швеции. Сосредоточение промышленного производства на небольшом числе очень крупных компаний является одним из важных факторов, способствующих относительно высокому уровню расходов на научно — исследовательские и опытно-конструкторские разработки (НИОКР) в Швеции. Шведские многонациональные компании входят в число компаний с наиболее наукоемким производством в мире, и за прошедшие годы основная часть этих НИОКР происходила в Швеции.

В течение многих лет шведские промышленные предприятия входили в число наиболее активных международных инвесторов в мире, что выражается в показателях на душу населения или в отношении к ВВП. Число трудящихся, занятых на предприятиях шведских компаний за границей, также резко возросло. В настоящее время считается, что 60% занятых в шведских многонациональных компаниях работают за пределами Швеции. В течение многих лет объем шведских инвестиций за границей значительно превышал объем иностранных инвестиций в Швеции. Этот разрыв был особенно очевидным в конце 1980-х годов, когда высокие издержки и нехватка рабочей силы затрудняли расширение производства для шведских компаний в самой Швеции. Однако в 1990-х годах это положение изменилось, особенно в результате резкого роста иностранных инвестиций в Швеции. В течение 1991-1995 гг. объем прямых инвестиций, направленных в Швецию, превысил объем шведских инвестиций за границей. В 1990-2000-х годах в Швеции стали развиваться сектор информационных технологий и телекоммуникационный сектор. Именно эти две отрасли — связь и информационные технологии — стали двигателем экономического роста Швеции в конце 1990-х годов, когда Швеция стала задавать тон в практическом использовании новейших технологий. В 2000 и 2001 годах Швеции присуждалось звание ведущей мировой державы в области информационных технологий. Широко известна шведская компания Ericsson, поставляющая системы мобильной телефонной связи и цифрового обмена информацией на все рынки мира. Компания занимает второе место в мире в области телекоммуникаций.

Внешние экономические связи Швеции

С середины 1990-ых годов экспортный сектор быстро развивался, действуя как основной двигатель для экономического роста. Шведский экспорт такжезначительно увеличивался. Изменения произошли и в структуре экспорта, где услуги, информационные технологии и телекоммуникации стали преобладать над традиционными отраслями промышленности, такими как сталелитейная и целлюлезно-бумажная промышленности. Это сделало шведский экспортный сектор менее уязвимым для международных колебаний. Однако, в то же самое время шведская промышленность получила меньше денег от экспорта, в то время как цены на импорт повысились. В период 1995-2003 гг. экспортные цены уменьшились на 4%, а цены на импорт поднялись на 11%. В результате, Швеция потеряла от внешнеторгового оборота около 13%.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *