Язык уголовного судопроизводства

Язык уголовного судопроизводства

Данный принцип получил свое законодательное закрепление в ст. 18 УПК, ст. 3, 18 Закона РСФСР «О языках народов РФ», ст. 10 ФКЗ «О судебной системе РФ». Он включает в своё содержание следующие требования.

Во-первых . уголовное судопроизводство на территории РФ ведется на русском языке, а также на государственных языках входящих в Российскую Федерацию республик. В Верховном Суде РФ, военных судах производство по уголовным делам ведется только на русском языке.

Государственным языком республики является тот язык, который опре­делен таковым в соответствующем законодательстве этой республики. В ряде республик в качестве государственных провозглашены несколько язы­ков. Например, в Кабардино-Балкарской республике государственными языками являются кабардинский и балкарский. Следовательно, в этой рес­публике судопроизводство может вестись либо на русском, либо на кабар­динском, либо на балкарском языках.

Судья, присяжные заседатели, прокурор, следователь и дознаватель обя­заны хорошо знать язык, на котором ведётся уголовное судопроизводство.

Во-вторых . участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведётся производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заяв­ления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика.

Не владеющими языком производства по делу признаются лица, не пони­мающие или плохо понимающие обычную разговорную речь на языке уго­ловного судопроизводства, не умеющие свободно изъясняться на данном языке с пониманием тех или иных терминов, связанных с производством по делу.

Права, которые предоставляются законом участникам судопроизвод­ства, не владеющим или недостаточно владеющим языком судопроизвод­ства, должны быть не только разъяснены, но и обеспечены. Это значит, что должностные лица должны совершить ряд действий, выполнить предусмот­ренные обязанности для реального осуществления вышеуказанных прав. Это требование реализуется в ряде статей УПК, например, в ч. 2 ст. 59.

В-третьих . судебные и следственные документы, подлежащие в соответ­ствии с уголовно-процессуальным кодексом вручению подозреваемому, обвиняемому или иным участникам уголовного судопроизводства, должны быть переведены и вручены им в переводе на их родной язык или на другой язык, которым они владеют. Перевод документов должен осуществляться в сроки, обеспечивающие своевременное ознакомление подозреваемого, об­виняемого с документами в целях соблюдения его права на защиту. Приме­рами таких документов могут служит постановление об избрании меры пре­сечения (ч. 7 ст. 108 УПК), постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого (ч. 8 ст. 172 УПК), копия приговора (ст. 312 УПК) и др.

Принцип языка уголовного судопроизводства является гарантией су­веренитета нашего государства и национального равноправия граждан во всех сферах жизни и свободного употребления ими национальных языков. Его идеи делают доступным и понятным производство по делу. Принцип языка, на котором ведется производство по уголовному делу, является га­рантией права на защиту, равенства всех перед законом и судом независи­мо от национальной принадлежности и владения языком уголовного судо­производства. Нарушение данного принципа является бесспорным основа­нием для отмены или изменения судебного решения (п. 5 ч. 2 ст. 381 УПК).

5.189.137.82 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам.

§ 13 Принцип языка уголовного судопроизводства

Язык уголовного судопроизводства

Язык уголовного судопроизводства – это официальное средство устного или письменного выражения волеизъявления участников уголовно‑процессуальных отношений и исполнения ими своих обязанностей.

На языке уголовного судопроизводства происходит вербальное общение при производстве процессуальных действий, а также составляются все процессуальные документы.

Очевидно, что уголовное судопроизводство как один из видов государственной правоохранительной деятельности должно осуществляться на государственном языке России, которым в соответствии с частью 1 ст. 68 Конституции России является русский. Однако часть 2 этой статьи закрепляет право республик – субъектов Федерации устанавливать свои собственные государственные языки, которые могут употребляться в государственных и муниципальных органах и государственных учреждениях таких субъектов Федерации наряду с русским. Это обстоятельство обусловливает возможность осуществления уголовного судопроизводства и на языке республики в составе Российской Федерации.

Вместе с тем государство гарантирует каждому человеку, находящемуся на территории России, право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества (ч. 2 ст. 26 Конституции России). В частности, все народы Российской Федерации вправе сохранять родной язык, создавать условия для его изучения и развития (ч. 3 ст. 68 Конституции).

Таким образом, в соответствии со статьей 18 УПК РФ принцип языка уголовного судопроизводства состоит из следующих процессуальных положений:

1) уголовное судопроизводство в Российской Федерации ведется на русском языке ;

2) в республиках, входящих в состав Российской Федерации, уголовное судопроизводство может вестись на государственных языках этих республик. Государственным языком республики признается только язык, который предусмотрен в качестве такового ее конституцией;

Так, некоторые республики наряду с русским имеют еще один государственный язык. Например, в Татарстане – это татарский (ч. 1 ст. 8 Конституции Республики Татарстан); в Башкортостане – башкирский (ч. 4 ст. 1 Конституции Республики Башкортостан); в Бурятии – бурятский (ч. 1 ст. 67 Конституции Республики Бурятия). Существуют и такие субъекты Российской Федерации, которые имеют множество государственных языков. Например, в Дагестане государственными языками согласно части 1 ст. 11 Конституции этой республики являются русский и языки проживающих на его территории народов (аварцев, лезгинов, чеченцев и др.).

3) в военных судах независимо от места дислокации уголовное судопроизводство ведется только на русском языке;

4) в Верховном Суде Российской Федерации независимо от того, из какого региона поступило на рассмотрение уголовное дело, судопроизводство ведется только на русском языке;

5) лицам, не владеющим или недостаточно владеющим языком уголовного судопроизводства, должно быть разъяснено и обеспечено право участвовать в уголовно‑процессуальных отношениях на родном языке или другом языке, которым они владеют. В частности, им бесплатно должен быть предоставлен переводчик 20. При этом следует отметить, что право на переводчика не является безусловным и подлежит обеспечению лишь при реальной надобности оказания помощи соответствующему участнику уголовного судопроизводства;

Как указал Конституционный Суд, органы предварительного расследования, прокурор и суд своими мотивированными решениями вправе отклонить ходатайство об обеспечении тому или иному участнику судопроизводства помощи переводчика, если материалами дела будет подтверждаться, что такое ходатайство явилось результатом злоупотребления правом (см. определение от 20 июня 2006 г. № 243‑О).

Из следственной практики

Примером злоупотребления правом на переводчика может послужить уголовное дело, расследовавшееся в 1996–1997 гг. органами предварительного следствия ГУВД г. Москвы в отношении группы лиц, совершивших преступление, предусмотренное частью 3 ст. 147 УК РСФСР (мошенничество, совершенное организованной группой). Так, один из обвиняемых по уголовному делу И. родился и вырос в г. Москве. Однако его отец, бросивший семью, когда И. был всего 1 год, по национальности был этническим казахом (мать, воспитавшая И. была русской). При регистрации рождения отец записал национальность сына – казах, дал ему свою казахскую фамилию и казахское имя.

При задержании по подозрению в совершении преступления И. злоупотребив своими правами, заявил ходатайство о том, что является казахом, что в достаточной мере не владеет русским языком и что нуждается в помощи переводчика. А после того как следователь обеспечил ему такое процессуальное право и пригласил для допроса переводчика, И. отказался от его помощи и в дальнейшем продолжал участвовать в уголовном деле на русском языке.

При этом организационные мероприятия, направленные на поиск переводчика с казахского языка, заняли примерно 2 рабочие недели и таким образом обусловили некоторое затягивание предварительного следствия по уголовному делу.

6) если уголовно‑процессуальные документы подлежат обязательному вручению лицу, не владеющему языком уголовного судопроизводства, то они должны быть переведены на его родной язык или на язык, которым он владеет.

§ 18. Язык уголовного судопроизводства

Язык, на котором ведется уголовное судопроизводство, определяют ст. 10 Закона о судебной системе и ст. 18 УПК. В соответствии с ними уголовное судопроизводство ведется на русском языке, а также на государственных языках входящих в Российскую Федерацию республик. В Верховном Суде РФ и в военных судах производство по уголовным делам ведется на русском языке. При этом участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика.

В соответствии с ч. 3 ст. 18 УПК следственные и судебные документы, подлежащие обязательному вручению подозреваемому, обвиняемому, а также другим участникам уголовного судопроизводства, должны быть переведены на родной язык соответствующего участника уголовного судопроизводства или на язык, которым он владеет.

Положения уголовно-процессуального закона базируются на предписаниях ч. 2 ст. 26 Конституции РФ, закрепившей право каждого на пользование родным языком и свободный выбор языка общения.

В этих условиях особое значение приобретает деятельность переводчика в ходе судопроизводства. Не случайно переводчику посвящены специальные статьи в разделе II УПК (ст. 59) об участниках уголовного судопроизводства, а также в главах о предварительном следствии (ст.

169) и судебном разбирательстве (ст. 263).

Необеспечение обвиняемому (подсудимому), не владеющему языком, на котором ведется судопроизводство, возможности пользоваться услугами переводчика Пленум Верховного Суда РФ отнес к существенным нарушениям уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора. Не менее четко Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 31 октября 1995 г. № 8 определил свою позицию по поводу неблагоприятных процес-

суальных последствий в случае нарушения при осуществлении правосудия права лица на пользование родным языком'.

Принцип обеспечения каждому пользования родным языком при осуществлении правосудия выражает демократизм действующего законодательства и государства, определяет решение таких важных вопросов осуществления правосудия, как доступность суда для населения, обеспечение возможности осуществления прав участниками процесса. Если процесс ведется на языке, непонятном населению данной местности, нарушается и затрудняется связь суда с населением, ослабляется или вообще не достигается воспитательное назначение судебного разбирательства, а участвующие в процессе лица не могут реализовать предоставленные им законом процессуальные права, активно способствовать осуществлению правосудия.

Обеспечение права пользования родным языком и выбора языка общения в ходе судопроизводства — предпосылка реализации принципов состязательности, обеспечения подсудимому права на защиту, гласности, уст-ности судебного разбирательства и др.

Статья 18. Язык уголовного судопроизводства

1. Уголовное судопроизводство ведется на русском языке, а также на государственных языках входящих в Российскую Федерацию республик. В Верховном Суде Российской Федерации, военных судах производство по уголовным делам ведется на русском языке.

2. Участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика в порядке, установленном настоящим Кодексом.

3. Если в соответствии с настоящим Кодексом следственные и судебные документы подлежат обязательному вручению подозреваемому, обвиняемому, а также другим участникам уголовного судопроизводства, то указанные документы должны быть переведены на родной язык соответствующего участника уголовного судопроизводства или на язык, которым он владеет.

Комментарий к Ст. 18 УПК РФ

1. В многонациональной России с ее федеративным устройством вопрос о языке судопроизводства имеет особенно рельефно выраженное политическое содержание. Конституционной основой его решения служат положения, согласно которым государственным языком на всей территории Российской Федерации является русский язык, а республики вправе устанавливать свои государственные языки, которые наряду с русским употребляются в органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик (части первая и вторая статьи 68 Конституции РФ). Аналогичные положения содержатся в Законе РФ от 25 октября 1991 г. «О языках народов Российской Федерации» (части первая и вторая статьи 3).

2. Согласно пунктам 1 и 2 статьи 10 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе РФ» (Собрание законодательства РФ. 1997. N 1. Ст. 1) только на русском языке ведется судопроизводство в Верховном Суде Российской Федерации и военных судах. Значит, во всех других судах общей юрисдикции, а также органах расследования республик, входящих в состав Российской Федерации, в соответствии с конституциями этих республик производство может вестись на государственном языке этих республик, что и отражено в части первой комментируемой статьи. Вразрез со сказанным в статье 3 Федерального закона от 1 июня 2005 г. «О государственном языке Российской Федерации» (Российская газета. 2005. 7 июня) говорится, что государственный язык Российской Федерации (русский) «подлежит обязательному пользованию», в частности в уголовном судопроизводстве, в федеральных судах и у мировых судей, а о государственных языках республик не упоминается. Однако вышеприведенных положений Федерального конституционного закона «О судебной системе» и УПК данная неточность поколебать не может, а в практическом плане она малоактуальна: русский язык в уголовном судопроизводстве действительно занимает господствующее положение повсеместно.

3. Участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, в любой стадии путем разъяснения прав участнику процесса и привлечения к участию в деле переводчика должна быть предоставлена реальная возможность давать показания, выступать в суде, слушать судоговорение и знакомиться с письменными материалами уголовного дела на языке, которым он владеет. Это общее правило, действующее не только в уголовном, но и в конституционном, гражданском, административном и арбитражном судопроизводстве, и речь идет, таким образом, о законоположении, содержание которого выходит далеко за рамки уголовно-процессуального права. Необходимо также заметить, что язык судопроизводства и принцип судопроизводства — категории различные.

1. Уголовное судопроизводство ведется на русском языке, а также на государственных языках входящих в Российскую Федерацию республик. В Верховном Суде Российской Федерации, военных судах производство по уголовным делам ведется на русском языке.

(в ред. Федерального закона от 29.05.2002 N 58-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2. Участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика в порядке, установленном настоящим Кодексом.

3. Если в соответствии с настоящим Кодексом следственные и судебные документы подлежат обязательному вручению подозреваемому, обвиняемому, а также другим участникам уголовного судопроизводства, то указанные документы должны быть переведены на родной язык соответствующего участника уголовного судопроизводства или на язык, которым он владеет.

Комментарий к статье 18

1. В соответствии со ст. 68 Конституции, ст. 3 Закона РФ от 25.10.1991 N 1807-1 «О языках народов Российской Федерации» <*9gt; (в ред. от 11.12.2002) государственным языком РФ на всей ее территории является русский язык. Республики вправе устанавливать свои государственные языки. В органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик они употребляются наряду с государственным языком РФ. Кроме того, согласно ч. 2 ст. 26 Конституции «каждый имеет право на пользование родным языком…». В данных конституционных нормах закреплены равные языковые права граждан Российской Федерации, лиц без гражданства, а также иностранцев, независимо от местонахождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, места проживания и т.д.

<*9gt; ВСНД и ВС РСФСР. 1991. N 50. Ст. 1740; СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3804; 2002. N 235. Ст. 4926.

2. Судоустройство, прокуратура, уголовное, уголовно-процессуальное законодательство находятся в ведении Российской Федерации (п. «о» ст. 71 Конституции). Судопроизводство и делопроизводство в судах федерального уровня (Конституционном Суде РФ, Верховном Суде РФ и возглавляемых ими судах общей юрисдикции, Высшем Арбитражном Суде РФ) и правоохранительных органах РФ ведется на государственном языке РФ.

В соответствии с принципом национального языка уголовного судопроизводства судопроизводство и делопроизводство в правоохранительных органах республик в составе РФ ведется на государственных языках этих республик и (или) на языке большинства иноязычного населения, компактно проживающего в какой-либо местности, а также на государственном языке РФ в соответствии с законодательством РФ (ст. 18 Закона РФ «О языках народов Российской Федерации»).

3. Суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны не только разъяснить, но и обеспечить участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется уголовное судопроизводство, право делать заявления, давать объяснения и показания, знакомиться с материалами уголовного дела, т.е. реализовывать любое, предусмотренное законом право на своем родном языке или др. языке, которым они владеют.

Обеспечение данного права состоит в бесплатном предоставлении помощи переводчика в порядке, установленном УПК (ст. ст. 59, 169, 263).

Ознакомление с материалами уголовного дела через переводчика означает, что должен быть обеспечен не только устный, но и письменный перевод.

Владение языком предполагает свободное объяснение на нем. Требование об обеспечении переводчиком участников процесса, не владеющих или недостаточно владеющих языком уголовного судопроизводства, будет признаваться нарушенным и в том случае, если они в какой-то степени понимают этот язык, но свободно им не владеют. Участие переводчика должно быть обеспечено на протяжении всего уголовного судопроизводства.

4. Право на пользование услугами переводчика распространяется на всех участников уголовного судопроизводства как со стороны защиты, так и со стороны обвинения, а также иных участников.

5. При проведении следственных и судебных действий необходимо выяснить, владеет ли тот или иной участник процесса языком, на котором ведется уголовное судопроизводство, что должно найти отражение в соответствующих процессуальных документах путем удостоверения подписью такого лица. В материалах уголовного дела должны присутствовать сведения о том, что участник процесса был ознакомлен с процессуальными документами в переводе на язык, которым он владеет.

6. Если приговор изложен на языке, которым подсудимый не владеет, то переводчик переводит его вслух на язык, которым владеет подсудимый, синхронно с провозглашением или после провозглашения приговора (ч. 2 ст. 310 УПК).

7. В соответствии с п. 4 ст. 51 УПК участие защитника обязательно, если подозреваемый, обвиняемый не владеет языком, на котором ведется производство по уголовному делу. В случае если адвокат участвует в производстве предварительного расследования или судебном разбирательстве по назначению дознавателя, следователя, прокурора или суда, расходы на оплату его труда компенсируются за счет федерального бюджета (ч. 5 ст. 50 УПК).

8. Право участника уголовного судопроизводства, не владеющего или недостаточно владеющего языком, на котором ведется производство по уголовному делу, выступать в суде на родном языке распространяется и на стадию предварительного расследования.

9. Расходы, понесенные в связи с участием переводчика в уголовном судопроизводстве, включаются в судебные издержки и возмещаются за счет федерального бюджета либо средств участников уголовного судопроизводства (п. 1, ч. 1 п. 2 ст. 131 УПК).

10. Нарушение права подсудимого пользоваться языком, которым он владеет, и помощью переводчика является нарушением уголовно-процессуального закона и влечет отмену или изменение судебного решения судом апелляционной, кассационной инстанций (п. 2 ч. 1 ст. 369, п. 5 ч. 2 ст. 381 УПК), а также в порядке надзора (ч. 1 ст. 409 УПК).

Исходя из положения п. 5 ч. 2 ст. 381 УПК, отмена или изменение судебного решения должны последовать при нарушении права пользоваться языком, которым он владеет, и помощью переводчика лишь одного участника уголовного судопроизводства — подсудимого. Однако по смыслу ч. 1 ст. 381 основаниями отмены или изменения судебного решения судом кассационной, апелляционной (п. 2 ч. 1 ст. 369 УПК) и надзорной (ч. 2 ст. 409 УПК) инстанций являются такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных наст. Кодексом прав участников уголовного судопроизводства повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора. Исходя из этого, надо полагать, что нарушение права участников уголовного судопроизводства как со стороны защиты, так и со стороны обвинения, а также иных участников пользоваться языком, которым они владеют, и помощью переводчика должно являться основанием отмены или изменения судебного решения.

11. Нельзя не заметить некоторую непоследовательность законодателя. С одной стороны, сделаны определенные шаги по реформированию УПК на основе принципов равноправия и состязательности, а с другой стороны, очевидно, что действительное равноправие участников уголовного судопроизводства в ряде случаев по-прежнему отсутствует. Пример тому — неравное обеспечение права участников уголовного судопроизводства на пользование родным языком и помощью переводчика. Из анализа ч. 1 ст. 381 УПК следует, что нарушение указанного права участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения и иных участников не всегда влечет отмену или изменение судебного решения, тогда как, согласно п. 5 ч. 2 той же статье, нарушение права подсудимого пользоваться языком, которым он владеет, и помощью переводчика в любом случае является основанием отмены или изменения судебного решения.

Кроме того, подобное законодательное неравенство является серьезной опасностью для достоверной оценки представляемых доказательств. Например, если нарушено право, скажем, свидетеля на пользование родным языком и помощью переводчика, то это не всегда будет являться основанием для отмены или изменения судебного решения. Вместе с тем представляется бесспорным, что искаженное восприятие свидетельских показаний способно повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

12. Часть 2 ст. 381 УПК по своей сути аналогична ст. 345 УПК РСФСР, предусматривавшей перечень существенных нарушений уголовно-процессуального закона. К таковым судебная практика, в частности, относила и нарушение права о предоставлении переводчика обвиняемому, не владеющему языком, на котором ведется производство по делу.

И хотя УПК не предусматривает института существенного нарушения уголовно-процессуального закона, очевидно, что он не только сохранил свое содержательное присутствие, но и расширил границы (количество оснований для отмены или изменения судебного решения в любом случае увеличено на 4 пункта).




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *