Юридическое оформление крепостного права

Юридическое оформление крепостного права

Великий князь Иван Третий (1462 -1505 гг.) завершил собирание земель под властью Москвы, избавил страну от ига Орды, укрепил государственный аппарат и заложил основы российского самодержавия. Князья в присоединенных землях становились боярами Московского государства, а княжества в 16 в. стали называться уездами, управляемыми наместниками из Москвы, получая за управление «корм» — часть налога, величина которого определялась прежней платой за службу в войсках. В 1497 г. принят новый свод законов централизованного государства — Судебник Ивана Третьего, статья 57 ограничила право перехода крестьян от одного феодала к другому определенным сроком: неделей до и неделей после осеннего Юрьева дня (26 ноября). За уход от землевладельца крестьянин должен был платить «пожилое» — плату за годы, прожитые на старом месте [2, с.79].

Это был важный шаг к окончательному установлению крепостного права в стране. Сроки перехода от одного господина к другому установлены в интересах феодалов. Во-первых, завершен сбор урожая и хозяин земли успел получить от крестьянина доход в виде оброка и отработки на барщине. Во-вторых, не каждый крестьянин в состоянии выплатить «пожилое». В-третьих, не каждая крестьянская семья пожелает накануне наступающей зимы покинуть прежнее хозяйство. Таким образом, в отличие от стран Западной Европы образование единого государства в России происходило при полном господстве традиционного феодального хозяйства. И в России еще долго будет господствовать крепостное право, сословность, правовое бесправие основной части населения, тогда как Европа началось формирование новых отношений — буржуазных с вольнонаемным трудом и развитием гражданско-правовых институтов.

Наиболее крупными собственниками земли являлись, как и столетия назад, великий князь (с 1547 г. царь) и его родня, бояре, монастыри и митрополит (с 1589 г. патриарх), с 16 века возросла доля поместного землевладения. Крестьян, исходя из их земельных наделов, можно разделить на три группы:

1) владельческие крестьяне, принадлежавшие феодалам;

2) дворцовые крестьяне, находившиеся во владении дворцового ведомства великого князя (царя);

3) черносошные крестьяне (позже государственные), жившие волостными общинами на землях, не принадлежавших какому-либо владельцу, но обязанные выполнять определенные повинности в пользу государства.

Во второй половине 16 века ареал обитания черносошных крестьян в центральных и северо-западных частях России сократится в связи с увеличением поместной раздачи земель новым феодалам. «Черные земли» сохранятся в малозаселенных районах: Север, Поволжье, Сибирь, а также на Юге, куда бежали крестьяне от феодального гнета и где шло формирование сословия казаков, выполнявшего функции пограничной охраны.

Тенденция к централизации власти вызвала необходимость издания нового свода законов, которое осуществил в 1550 г. Иван Васильевич Грозный. Судебник подтверждал право перехода крестьян в Юрьев день, но увеличил плату за «пожилое». Феодал теперь отвечал за преступления крестьян, что усиливало их личную зависимость от господина.

В 1551 г. созван церковный собор. Ответы собора на сто царских вопросов составили кодекс правовых норм жизни русского духовенства и взаимоотношения церкви с государством — Стоглав. Среди них: запрет монастырям ссужать деньги в «рост» и выпрашивать у царя без нужды новые угодья и льготные грамоты; запрет монастырям покупать вотчинные владения без воли царя, у них отнимались земли, принятые у бояр при малолетстве Ивана Грозного. Для управления государственными делами Иван Грозный сформировал институт приказов. Так, для управления государственными землями, раздаваемыми дворянам, создан Поместный приказ, а для управления холопами — Холопский, сибирскими территориями — Сибирского дворца, землями бывшего Казанского ханства — Казанского дворца. В 1556 г. отменены кормления наместников за счет средств управляемых земель.

В 1565 -1572 гг. по России прошла «опричнина», которая должна была ударить по боярскому произволу, как в центре, так и на местах, но в реальности привела к кризису: массовому террору против населения, разорению хозяйств, сокращению посевных площадей, бегству крестьян из помещичьих хозяйств. При численности населении 7-9 млн человек людские потери от террора, болезней и голода составили 0,5 млн [2, с.89]. Помещики, потеряв часть крестьян, пытались получить больший оброк с оставшихся, тем самым усугубляя положение, Итогом стало массовое бегство и, как следствие, издание в 1581 г. указа о «заповедных летах», в котором запрещались переходы крестьян и устанавливался 5-летний срок поиска беглых — «урочные лета».

Смутное время 1605-1612 гг. стало продолжением трагедии, хотя в неурожайные 1601-1603 гг. царь Борис Годунов и принял меры по смягчению ситуации в стране: разрешил холопам уходить от своих господ, раздавал голодающим хлеб из государственных хранилищ. Смерть Бориса, гибель его сына и жены, самозванство, бездарное правление Василия Шуйского и семи бояр, интервенция поляков и шведов — все это на фоне народного бедствия. Воцарение династии Романовых в 1613 г. стало началом стабилизации в стране и продолжением укрепления крепостного строя с ростом дворянского землевладения.

1642 г. установлен 10-летний срок для сыска беглых и 15-летний для сыска вывезенных помещиками чужих крестьян.

Соборное уложение 1649 г. определена бессрочность сыска, т.е. все беглые крестьяне должны быть возвращены владельцам. Но и после 1649 г. устанавливались новые сроки и основания для поиска крестьян, успевших сбежать на окраины — в районы по «засечной черте» и на Дон к казакам (указы 1653, 1656, 1698 гг.), в Сибирь (указы 1671, 1683, 1700 гг.). Дворянство выпрашивало у государя личные льготы, чтобы поиск беглых осуществлялся за казенный счет и ужесточено было наказание за укрывательство крепостных крестьян.

С 17 века стираются различия между отдельными прослойками крестьян, происходит слияние кабальных холопов с полными, размыты грани между холопами и крестьянами путем превращения тех и других в «ревизские души». Раньше полные холопы являлись наследственной собственностью своих господ, а кабальные холопы служили до смерти кредитора, если добровольно не принимали на себя новую кабалу в пользу наследника умершего. Теперь такой вольности холопы лишались, фактически становились бессрочными рабами господина. Усилилось ограничение крестьян в правах собственности с запретом приобретать имущество в городах и уездах, отменено право самостоятельного ухода на промыслы в поисках выхода из материального тупика. Начинается фактическая, а затем и юридически санкционированная (указы 1675, 1682, 1688 гг.) продажа крестьян без земли, законодательно вводится телесное наказание, истязание крепостных [1, с.389].

С 16-17 веками связано становление в России мануфактурного производства — крупных предприятий, основанных на разделении труда с ручной ремесленной техникой. Поскольку в стране не было рынка свободных рабочих рук, государство стало приписывать на казенные мануфактуры крестьян, лишая их свободы выбора, а позже разрешило и частновладельческим предприятиям приобретать, т.е. покупать крестьян. Это в то время, когда в Европе вольнонаемный труд на мануфактурах стал реальностью.

Таким образом, 17 век внес изменения в экономику (развитие единого национального рынка с товарно-денежными отношениями, становление мануфактур), но не привел к существенному формированию капиталистических отношений, как в политике, так и в экономике, социально-культурной сфере. Россия продолжала отставать от передовых цивилизаций. Сельское хозяйство не поднялось на ступень прогресса. Городские ремесленники, объединенные по профессиональному признаку в слободы и сотни, несли тягло — повинности в пользу государства, выбирая себе старост и сотских («черные слободы»). А «белые слободы» принадлежали боярам, монастырям. Класс буржуазии не сложился, из всех социальных групп максимально к этому сословию приблизилось только купечество.

«Самобытный российский путь» со стремлением укрепить абсолютную монархию и крепостное право привел в 16 веке к опричнине, в 17-м — к трагедии Смутного времени, к «бунташному веку» с периодическими социально-классовыми потрясениями. Даже в церковной среде произошел страшный раскол.

Требовались реформы кардинального характера по социально-экономическому развитию и совершенствованию политических институтов.

15. Крепостное право и его юридическое оформление

Соборное уложение (1649 г.). В 1649 г. Земский собор, состоявший из 340 человек, при­нял Соборное Уложение — важнейший законо­дательный документ, который действовал вплоть до 1832 г. т. е. более двухсот лет.

Соборное Уложение состояло из 25 глав и со­держало 1000 статей, регламентировавших са­мые разные стороны жизни общества: несение государственной службы, таможенные правила, положение различных социальных групп и т.д. этот документ впервые был отпечатан типо­графским способом и переведен на европейские языки. Принятием Соборного Уложения завершил­ся процесс юридического оформления крепо­стного права :

• крестьяне с их семьями и имуществом ста­новились собственностью феодала;

• вводился бессрочный государственный сыск беглых крестьян и посадских людей.

• подтверждался запрет Юрьева дня;

• произошло юридически оформленное сме­шение статусов вотчины и поместья (дворя­не получали право передачи поместий по наследству, при условии продолжения службы наследниками);

•согласно главе «О посадских людях», все городское население должно было нести тягло на государя;

• запрещались не только переходы из одного посада в другой, но даже и женитьба на женщине из чужого посада.

Таким образом, все крестьянское население было прикреплено к своим владельцам, а по­садские люди – к городам. Это был еще один шаг на пути установления в России абсолют­ной монархии .

16.Правление Ивана Грозного

Правление Ивана Грозного имело большое значение в истории России для укрепления Русского государства и самодержавной власти. Политическое развитие России при Иване прошло как бы два этапа :реформы 50-ых годов усилили самодержавную власть ограниченную сословно-представительными органами; затем опричнина стала попыткой установить абсолютную монархию. Детство Ивана IV прошло в период так называемого «боярского правления» — заговоров в верхах- и городских восстаний. Все это расшатывало государственную власть. В середине 40-ых годов среди окружения великого князя созревает план крупных реформ для укрепления централизованного государства. Начало положено венчанием на царство Ивана IV ( 16 января 1547 года). Принятие царского титула подчеркивало самодержавный характер власти. Летом 1547 года обострилась социальная борьба. «Великая засуха» и связанный с ней «великий пожар» Москвы стали толчком к московскому восстанию 1547 года. С трудом подавленное, оно привело к изменениям в правительстве. При молодом царе создан совет- Избранная рада- из представителей знати и дворянства. Особое влияние на царя имели Алексей Адашев и протопоп Сильвестр. Совет состоял из сторонников решительных преобразований. В феврале 1549 года на первом Земском соборе Иван IV выступил с программой реформ.

17.Смутное время на Руси

После смерти царя Федора Ивановича прекратилась династия Рюриковичей, правившаяся на Руси более 700 лет. На Земском соборе избрали Бориса Годунова (1598-1605 гг.), брата жены царя Федора. Впервые на Руси появился царь, получивший престол не по наследству. В конце 90-ых годов XVI века наметившийся было экономический подъем был прерван неурожаем. В 1600 году началось «Смутное время » на Руси.

Смутное время — начало XVII века, когда в России до предела обострились экономические и политические проблемы, разгорелась длительная вооруженная борьба за власть.

В стране начался голод, цена на хлеб поднялась примерно в 100 раз.

Правительство Бориса Годунова пыталось бороться с голодом, однако, предпринимаемые меры не дали желаемых результатов. Голод привел к восстаниям. Закончилось длившееся 13 лет Смутное время в 1613 году.

Длительный процесс юридического оформления крепостного права

В Соборном Уложении нашел свое завершение длительный процесс юридического оформления крепостного права.

Уже в период Киевской Руси осуществлялись меры по экономическому и внеэкономическому закабалению крестьян феодалами. Установление зависимости крестьян от землевладельцев являлось основным признаком всей системы феодальных отношений.

Формы внеэкономической зависимости сводились, главным образом, к разным формам холопства (рабства). Холопство в Древней Руси носило особый, отличный от восточного и европейского (греческого, римского) рабовладения, характер. Его можно охарактеризовать как патриархальное.

Довольно скоро (в XIV веке) проявились признаки общего сокращения холопства как формы зависимости. Место внеэкономического принуждения стали занимать формы экономической, кабальной, имущественной зависимости. Сокращаются источники холопства, появляется кабальное холопство.

Сокращение холопства осуществлялось разными путями. Исчезали некоторые традиционное форм, таки, как холопство по «городскому ключу» (поступление в услужение господину без договора), запрещалось холопить «детей боярских» (дворян). Улучшались случаи отпуска холопов на волю.

Развитие кабального холопства (в отличие от полного, кабальный холоп не мог передаваться по завещанию, его дети не становились автоматически холопами) привело к уравнению положения холопов с крепостными.

Выделялась особая категория «больших», или «докладных», холопов, которые являлись княжескими или боярскими слугами, ведавшими отдельными отраслями хозяйства, — ключники, тиуны, огнищане, старосты. Они выполняли в имениях своих господ административные, судебные и полицейские функции.

Значительная часть «больших» холопов переходила в разряд свободных людей, а в конце XVI веке, в период опричнины, некоторые из них садились на прежние земли бояр, получив наименование «новых худородных господ».

С конца XV века кабальное холопство вытесняет холопство полное. Вместе с тем кабальное холопство превращалось в форму зависимости, которая с XVI века стала распространятся на новые слои свободного населения, попавшего в экономическую зависимость (дворяне, духовенство, служилые люди вообще и т. д.). Для этого требовалось заключение особого договора.

Формы экономической зависимости крестьян также имеют древнее происхождение. Уже закупы, упоминаемые в Русской Правде, представляли собой категорию крестьян, попавших в кабальную зависимость. В хозяйстве господина они вынуждены были выполнять разную работу в счет процентов за их долг.

Полусвободное положение закупа, наличие у господина прав на его личность и имущество приближало закупа к статусу холопа. В некоторых случаях (побег, совершение преступления) закуп мог превратиться в полного раба.

Прикрепление крестьян к земле начинается достаточно рано. Уже в XIV веке в между княжеских договорах записывалось обязательство не переманивать друг у друга чернотяглых (податных) крестьян.

С середины XV века издается ряд грамот великого князя, в некоторых устанавливается единый для всех феодалов срок отпуска и приема крестьян. Там же указывалось на обязательство уплачивать за уходящего крестьянина определенные денежные суммы («пожилое»).

Прикрепление развивалось двумя путями — внеэкономическим и экономическим (кабальным). В XV веке существовали две основные категории крестьян — старожилы и новоприходцы. Первые вели свое хозяйство и в полном объеме несли повинности, составляя основу феодального хозяйства. Феодал стремился закрепить их за собой, предотвратить их переход к другому хозяину. Вторые, как вновь прибывшие и только что осевшие а своей земле, не могли полностью нести бремя повинностей и пользовались определенными льготами, получали займы и кредиты. Их зависимость то хозяина была долговой, кабальной. По форме зависимости крестьянин мог быть половником (работать за половину урожая) или серебряником (работать за проценты).

Первым юридическим актом, направленным на прикрепление крестьян, был Судебник 1497 года, установивший правило о «Юрьеве дне» (определенный и очень короткий срок перехода крестьян от одного феодала к другому, необходимость уплаты «пожилого»). Эти положения были развиты в Судебнике 1550 года, увеличившим размер «пожилого».

С 1581 года вводятся так называемые заповедные годы, в течение которых крестьянам временно запрещалось переходить даже в Юрьев день. Запрет распространялся на владельческих, государственных (чернотяглых), дворцовых крестьян и посадское население.

К 1592 году заканчивается составление «писцовых книг», в которых заносились имена всех владельцев дворов. Книги являлись документальной основой для последующего прикрепления крестьян, по им контролировались их отходы, организовывались розыск и возращение.

В1597 году в царском указе устанавливается пятилетний срок сыска беглых крестьян, в 1607 году этот срок продлевается до 15 лет. Годы розыска беглых назывались «урочными годами».

Заключительным актом процесса закрепощения стало Соборное Уложение 1649 года, отменившее «урочные года» и установившее бессрочность сыска беглых крестьян, распространившуюся на все категории крестьянства.

К середине XVII века в руках феодалов были почти все «черные» (государственные) волости в центральных районах страны, а жившие на них крестьяне превратились в крепостных.

В отличие от черносошных, владельческие крестьяне (на землях принадлежащих вотчинникам, помещикам, монастырям и двору) все повинности несли непосредственно в пользу владельца.

Соборное Уложение запрещало землевладельцев принимать крестьян, записанных в писцовые книги, и членов их семей. Крепостное состояние стало наследственным.

Крестьяне были подсудны своим землевладельцам по широкому кругу дел, несли имущественную ответственность по долгам своих господ.

На землях государства, дворца и феодалов после установления крепостной зависимости продолжала существовать традиционная крестьянская община. Община осуществляла передел (обмен) земельных наделов, распределяла подати и повинности (главными были отработочная барщина и натуральный или денежный оброк), контролировала договорные отношения своих членов. Крестьянские наделы передавались по наследству сыновьям, но распоряжение ими было ограничено земельными правами общины. *

Но, возложив на крестьянство обязательную службу землевладельцу как государственную повинность, московское правительство не заботилось о том, чтобы регулировать или нормировать отношения двух сторон государственным законом, и это упущение пошло, конечно, на пользу сильнейшей стороне.

Эта неопределенность юридических отношений между крестьянами и помещиками начинается с самого начала поместной системы. Во ввозных грамотах на поместья содержаться предписания крестьянам, как нижеследующее: «И вы б все крестьяне Смирново-Баландина и его приказчика слушали во всем и пашню на него пахали, и доход ему поместной хлебной и денежной и всякой мелкой доход платили, чем вас Смирной изоброчит»… Таким образом, при отдаче поместья крестьянам предписывалось своего помещика «слушати во всем», исполнять на него все работы и платить ему все доходы, которых он потребует. Разумеется, такая широта, и неопределенность полномочий помещичьей власти широко открывала двери для развития помещичьего произвола и для обременения крестьян непосильными работами и платежами. Гарантией против чрезмерного произвола владельцев было лишь право крестьянского выхода, но с его отменой положение должно было измениться к невыгоде крестьян. В порядных и в ссудных записях крестьян обычно находятся общие обязательства: «помещицкое всякое дело делати и пашню на него пахати и денежный оброк, чем он изоброчит, платити», или: «его помещицкой доход хлебной и денежной платити, чем он меня обложит, и изделье на него делати со крестьяны вместе, и во всем ево государя своего Григория Семеновича слушати», или: «оброк платить, чем он государь мой меня оброчит, и зделье делати без ослушания»… Единственной юридической защитой против наложения на крестьян чрезмерных тягот является условие некоторых договоров, что крестьяне-новоподрядцы должны нести помещичье «тягло» «со крестьяны вместе», или: «всякое дело делати как в людех ведетца», или: «всякое изделье делать, подати и оброк платить со своею братею вместе со крестьяны в ряд» и тому подобное. Но, конечно, эта гарантия была неопределенна и недостаточна.

При этом нужно иметь в виду, что государство при самом возникновении поместной системы предоставляло помещикам право вотчинного суда над населением их поместий, оставив за собой лишь суд по наиболее тяжелым преступлениям. В одной из древнейших, до нас дошедших жалованных грамот на поместье, данной великим князем Иваном Васильевичем в 1488 году Микитке да Юрке Шенуриным, читаем: « И кто у них в той деревне учнет жити людей, и наместницы мои галицкие и их тиуны их людей не судят ни в чем, опричь душегубства и разбоя и татьбы с поличными, и кормов своих у них не емлют, не всылают к ним ни по что… А ведают и судят Микитка да Юрка тех людей своих сами, или кому прикажут»…

Правительство предоставляло помещику не только судебную и административную власть над крестьянами его поместья; оно сделало его также ответственным сборщиком казенных податей с его крестьян. В Московском государстве (в отличие от великого княжества Литовского) владельческие крестьяне не были освобождены от государственных податей

*Казенное положение помещичьих крестьян было несколько легче, чем обложение крестьян государственных, но эта разница в обложении была значительно меньше, чем сумма помещичьих податей и повинностей* и должны были «с живущие пашни государевы всякие волостные подати платити» или «тягло государское всякое тянути с волостью вместе». Помещичьи крестьяне должны были, таким образом, тянуть двойное тягло, и помещичье и государево, и помещик, сделавшись «инспектором крепостного труда», стал вмешиваться в хозяйственную жизнь своих крестьян и руководить ею.

Власть помещиков над крестьянами непрерывно возрастала в течение всего XVII века. Правда, государство и после издания Уложения не отказывается видеть во владельческих крестьянах своих поданных: они платят государевы подати, они не лишены личных прав (хотя помещик уже получает полномочие выступать в суде — «искать и отвечать» — за своих крестьян); помещикам запрещается «пустошить» свои поместья; правительство не отказывается от права и наказывать злоупотребление помещичьей властью. В 1669 году «великий государь указал стольника князя Григория Оболенского послать в тюрьму за то, что у него в воскресенье на дворе его люди и крестьяне работали черную работу, да он же, князь Григорий, говорил, скверные слова». Конечно, отдельные и редкие случаи вмешательства верховной власти в отношения между помещиками и крестьянами не могли улучшить общее положение последних, и, несмотря на неприятность, постигшую князя Григория, большинство помещиков во второй половине XVII века продолжало безнаказанно накладывать на своих крестьян «бремена неудобоносимые» и говорить скверные слова.

В конце XVIIвека распоряжения личностью крепостных крестьян, частично признанная законом, «становиться тем открытее и безобразнее. Владелыцы меняют крестьян на крестьян и даже на людей (т. е. Холопов), закладывают, дарят, продают. В хозяйстве своем владельцы бесконтрольнораспоряжаются трудом своих крестьян, облагают их по усмотрению сборами, а за ослушании своим распоряжениям продвергают крепостных наказаниям включительно до битья нещадно кнутом» (Дьконов).

Так крепостные крестьяне к концу XVII века в своем социальном и юридическом положении постепенно приближаются к состоянию холопов. В то же время значительная часть холопов, которые господа их сажали на пашню (под именем «задворных» или «деловых» людей), в своем экономическом положении сблизились с крестьянами. Этот двойной процесс подготовлял то полное слияние крестьян с холопами в один класс помещичьих «подданных», которое произошло в XVIII веке.

Положение крестьян государевых в Московском государстве было гораздо более благоприятным, чем положение владельческих крестьян.

*Среднее положение между теми и другими занимали крестьяне дворцовые, обслужившие хозяйственные нужды царского дворца и его многочисленных отделений. Дворцовые крестьяне управлялись дворцовыми приказчиками, но сохраняли своих выборных старост и свое самоуправление; вообще по своему положению они были ближе к государевым крестьянам, чем к помещичьим*

Прежде всего они несли только одно тягло государево, а не двойное тягло как крестьяне помещичьи. Затем они сохраняли свое самоуправление и все свои личные гражданские права — правда, с одним существенным ограничением. Крестьяне-дворохозяева, составлявшие тяглые крестьянские общества и записанные в податные списки («тяглые и письменные люди»), были прикреплены к своим обществам и не могли покидать свои дворы и земельные участки, не найдя себе заместителей. В уставной Важской грамоте (1552 года) волостным крестьянам предоставляется право «старых своих тяглецов хрестьян из-за монастырей выводить назад бессрочно, и сажать их по старым деревням, где кто, в которой деревне жил прежде того». «Таким образом государственные и дворцовые крестьяне были прикреплены к земле и образовали замкнутый класс. Такое прикрепление, разумеется, не имело ничего общего с крепостным правом» (Ключевский). Это была чисто фискальная мера, и связывала она только тегляцов-дворохозяев. Нужно иметь в виду, что состав крестьянских дворов, из которых каждый представлял как бы небольшую рабочую артель, был чрезвычайно сложным и разнообразным. Кроме крестьян-хозяев во многих дворах жили их младшие родственники — братья, дети, племянники, зятья, внучата, а также принятые в семью и в хозяйство посторонние лица: приемыши, «соседи», «подсуседники», «захлебники».

По своему экономическому положению сельское население «черных» (т. е. государевых) волостей отличалось большой сложностью и разнообразием своих составных частей. Были весьма богатые крестьяне, занимавшиеся не только земледелием, но и торговлей и разными промыслами и пользовавшиеся наемным трудом; были среднезажиточные, были и совсем «маломочные». Кроме собственно крестьян-тяглецов были еще бобыли обычно ремесленники и рабочие, но были и «пашенные бобыли», владевшие небольшими пахотными участками. Особый разряд населения составляли «половники», обрабатывающие чужую землю, с платежом известной доли урожая владельцу земли.

И правительство и население признают государя верховным собственником «черных» земель, но в жизненной практике «владельцы черной земли совершают на свои участки все акты распоряжения: продают их, закладывают, меняют, дарят, отдают в приданое, завещают, притом целиком, или деля их на части» (Богословский).

Весьма распространенными среди северного крестьянства были союзы «складников», или совладельцев, из которых каждый владел некоторой долей общей земли и мог распоряжаться ею, как своею собственностью, мог отчуждать свою долю или приобретать чужие, мог также потребовать выделения своей доли из общего владения.

*«В северной волости в XVII веке имеются начала индивидуального, общего и общинного владения землей. В индивидуальном владении находятся деревни и доли деревень, принадлежащие отдельным лица; на них сладельцы смотрят как на собственность; они осуществляют на них права распоряжения без всякого контроля со стороны общины. В общем владении состоят земли и угодья, которыми совладеют складничества — товарищества с определенными долями кажкого члена. Эти доли — идеальные, но они составляют собственность тех лиц, которым принадлежат, и могут быть реализованы посредством раздела общего имущества или частичного выдела по требованию владельцев долей. Наконец, общинное владение простирается на земли и угодья, которыми волость владеет и которыми пользуется как целое, как субъект… Река с волостным рыболовным угодьем или волостное пастбище принадлежит всей волости, как целой нераздельной совокупности, а не как сумме совлавдельцев» (Богословский).*

Длительный процесс юридического оформления крепостного права

Крепостное право в России

4. Длительный процесс юридического оформления крепостного права

В Соборном Уложении нашел свое завершение длительный процесс юридического оформления крепостного права.

Уже в период Киевской Руси осуществлялись меры по экономическому и внеэкономическому закабалению крестьян феодалами. Установление зависимости крестьян от землевладельцев являлось основным признаком всей системы феодальных отношений.

Формы внеэкономической зависимости сводились, главным образом, к разным формам холопства (рабства). Холопство в Древней Руси носило особый, отличный от восточного и европейского (греческого, римского) рабовладения, характер. Его можно охарактеризовать как патриархальное.

Довольно скоро (в XIV веке) проявились признаки общего сокращения холопства как формы зависимости. Место внеэкономического принуждения стали занимать формы экономической, кабальной, имущественной зависимости. Сокращаются источники холопства, появляется кабальное холопство.

Сокращение холопства осуществлялось разными путями. Исчезали некоторые традиционное форм, таки, как холопство по «городскому ключу» (поступление в услужение господину без договора), запрещалось холопить «детей боярских» (дворян). Улучшались случаи отпуска холопов на волю.

Развитие кабального холопства (в отличие от полного, кабальный холоп не мог передаваться по завещанию, его дети не становились автоматически холопами) привело к уравнению положения холопов с крепостными.

Выделялась особая категория «больших», или «докладных», холопов, которые являлись княжескими или боярскими слугами, ведавшими отдельными отраслями хозяйства, — ключники, тиуны, огнищане, старосты. Они выполняли в имениях своих господ административные, судебные и полицейские функции.

Значительная часть «больших» холопов переходила в разряд свободных людей, а в конце XVI веке, в период опричнины, некоторые из них садились на прежние земли бояр, получив наименование «новых худородных господ».

С конца XV века кабальное холопство вытесняет холопство полное. Вместе с тем кабальное холопство превращалось в форму зависимости, которая с XVI века стала распространятся на новые слои свободного населения, попавшего в экономическую зависимость (дворяне, духовенство, служилые люди вообще и т. д.). Для этого требовалось заключение особого договора.

Формы экономической зависимости крестьян также имеют древнее происхождение. Уже закупы, упоминаемые в Русской Правде, представляли собой категорию крестьян, попавших в кабальную зависимость. В хозяйстве господина они вынуждены были выполнять разную работу в счет процентов за их долг.

Полусвободное положение закупа, наличие у господина прав на его личность и имущество приближало закупа к статусу холопа. В некоторых случаях (побег, совершение преступления) закуп мог превратиться в полного раба.

Прикрепление крестьян к земле начинается достаточно рано. Уже в XIV веке в между княжеских договорах записывалось обязательство не переманивать друг у друга чернотяглых (податных) крестьян.

С середины XV века издается ряд грамот великого князя, в некоторых устанавливается единый для всех феодалов срок отпуска и приема крестьян. Там же указывалось на обязательство уплачивать за уходящего крестьянина определенные денежные суммы («пожилое»).

Прикрепление развивалось двумя путями – внеэкономическим и экономическим (кабальным). В XV веке существовали две основные категории крестьян – старожилы и новоприходцы. Первые вели свое хозяйство и в полном объеме несли повинности, составляя основу феодального хозяйства. Феодал стремился закрепить их за собой, предотвратить их переход к другому хозяину. Вторые, как вновь прибывшие и только что осевшие а своей земле, не могли полностью нести бремя повинностей и пользовались определенными льготами, получали займы и кредиты. Их зависимость то хозяина была долговой, кабальной. По форме зависимости крестьянин мог быть половником (работать за половину урожая) или серебряником (работать за проценты).

Первым юридическим актом, направленным на прикрепление крестьян, был Судебник 1497 года, установивший правило о «Юрьеве дне» (определенный и очень короткий срок перехода крестьян от одного феодала к другому, необходимость уплаты «пожилого»). Эти положения были развиты в Судебнике 1550 года, увеличившим размер «пожилого».

С 1581 года вводятся так называемые заповедные годы, в течение которых крестьянам временно запрещалось переходить даже в Юрьев день. Запрет распространялся на владельческих, государственных (чернотяглых), дворцовых крестьян и посадское население.

К 1592 году заканчивается составление «писцовых книг», в которых заносились имена всех владельцев дворов. Книги являлись документальной основой для последующего прикрепления крестьян, по им контролировались их отходы, организовывались розыск и возращение.

В1597 году в царском указе устанавливается пятилетний срок сыска беглых крестьян, в 1607 году этот срок продлевается до 15 лет. Годы розыска беглых назывались «урочными годами».

Заключительным актом процесса закрепощения стало Соборное Уложение 1649 года, отменившее «урочные года» и установившее бессрочность сыска беглых крестьян, распространившуюся на все категории крестьянства.

К середине XVII века в руках феодалов были почти все «черные» (государственные) волости в центральных районах страны, а жившие на них крестьяне превратились в крепостных.

В отличие от черносошных, владельческие крестьяне (на землях принадлежащих вотчинникам, помещикам, монастырям и двору) все повинности несли непосредственно в пользу владельца.

Соборное Уложение запрещало землевладельцев принимать крестьян, записанных в писцовые книги, и членов их семей. Крепостное состояние стало наследственным.

Крестьяне были подсудны своим землевладельцам по широкому кругу дел, несли имущественную ответственность по долгам своих господ.

На землях государства, дворца и феодалов после установления крепостной зависимости продолжала существовать традиционная крестьянская община. Община осуществляла передел (обмен) земельных наделов, распределяла подати и повинности (главными были отработочная барщина и натуральный или денежный оброк), контролировала договорные отношения своих членов. Крестьянские наделы передавались по наследству сыновьям, но распоряжение ими было ограничено земельными правами общины. *

Но, возложив на крестьянство обязательную службу землевладельцу как государственную повинность, московское правительство не заботилось о том, чтобы регулировать или нормировать отношения двух сторон государственным законом, и это упущение пошло, конечно, на пользу сильнейшей стороне.

Эта неопределенность юридических отношений между крестьянами и помещиками начинается с самого начала поместной системы. Во ввозных грамотах на поместья содержаться предписания крестьянам, как нижеследующее: «И вы б все крестьяне Смирново-Баландина и его приказчика слушали во всем и пашню на него пахали, и доход ему поместной хлебной и денежной и всякой мелкой доход платили, чем вас Смирной изоброчит»… Таким образом, при отдаче поместья крестьянам предписывалось своего помещика «слушати во всем», исполнять на него все работы и платить ему все доходы, которых он потребует. Разумеется, такая широта, и неопределенность полномочий помещичьей власти широко открывала двери для развития помещичьего произвола и для обременения крестьян непосильными работами и платежами. Гарантией против чрезмерного произвола владельцев было лишь право крестьянского выхода, но с его отменой положение должно было измениться к невыгоде крестьян. В порядных и в ссудных записях крестьян обычно находятся общие обязательства: «помещицкое всякое дело делати и пашню на него пахати и денежный оброк, чем он изоброчит, платити», или: «его помещицкой доход хлебной и денежной платити, чем он меня обложит, и изделье на него делати со крестьяны вместе, и во всем ево государя своего Григория Семеновича слушати», или: «оброк платить, чем он государь мой меня оброчит, и зделье делати без ослушания»… Единственной юридической защитой против наложения на крестьян чрезмерных тягот является условие некоторых договоров, что крестьяне-новоподрядцы должны нести помещичье «тягло» «со крестьяны вместе», или: «всякое дело делати как в людех ведетца», или: «всякое изделье делать, подати и оброк платить со своею братею вместе со крестьяны в ряд» и тому подобное. Но, конечно, эта гарантия была неопределенна и недостаточна.

При этом нужно иметь в виду, что государство при самом возникновении поместной системы предоставляло помещикам право вотчинного суда над населением их поместий, оставив за собой лишь суд по наиболее тяжелым преступлениям. В одной из древнейших, до нас дошедших жалованных грамот на поместье, данной великим князем Иваном Васильевичем в 1488 году Микитке да Юрке Шенуриным, читаем: « И кто у них в той деревне учнет жити людей, и наместницы мои галицкие и их тиуны их людей не судят ни в чем, опричь душегубства и разбоя и татьбы с поличными, и кормов своих у них не емлют, не всылают к ним ни по что… А ведают и судят Микитка да Юрка тех людей своих сами, или кому прикажут»…

Правительство предоставляло помещику не только судебную и административную власть над крестьянами его поместья; оно сделало его также ответственным сборщиком казенных податей с его крестьян. В Московском государстве (в отличие от великого княжества Литовского) владельческие крестьяне не были освобождены от государственных податей

*Казенное положение помещичьих крестьян было несколько легче, чем обложение крестьян государственных, но эта разница в обложении была значительно меньше, чем сумма помещичьих податей и повинностей* и должны были «с живущие пашни государевы всякие волостные подати платити» или «тягло государское всякое тянути с волостью вместе». Помещичьи крестьяне должны были, таким образом, тянуть двойное тягло, и помещичье и государево, и помещик, сделавшись «инспектором крепостного труда», стал вмешиваться в хозяйственную жизнь своих крестьян и руководить ею.

Власть помещиков над крестьянами непрерывно возрастала в течение всего XVII века. Правда, государство и после издания Уложения не отказывается видеть во владельческих крестьянах своих поданных: они платят государевы подати, они не лишены личных прав (хотя помещик уже получает полномочие выступать в суде – «искать и отвечать» — за своих крестьян); помещикам запрещается «пустошить» свои поместья; правительство не отказывается от права и наказывать злоупотребление помещичьей властью. В 1669 году «великий государь указал стольника князя Григория Оболенского послать в тюрьму за то, что у него в воскресенье на дворе его люди и крестьяне работали черную работу, да он же, князь Григорий, говорил, скверные слова». Конечно, отдельные и редкие случаи вмешательства верховной власти в отношения между помещиками и крестьянами не могли улучшить общее положение последних, и, несмотря на неприятность, постигшую князя Григория, большинство помещиков во второй половине XVII века продолжало безнаказанно накладывать на своих крестьян «бремена неудобоносимые» и говорить скверные слова.

В конце XVIIвека распоряжения личностью крепостных крестьян, частично признанная законом, «становиться тем открытее и безобразнее. Владелыцы меняют крестьян на крестьян и даже на людей (т. е. Холопов), закладывают, дарят, продают. В хозяйстве своем владельцы бесконтрольнораспоряжаются трудом своих крестьян, облагают их по усмотрению сборами, а за ослушании своим распоряжениям продвергают крепостных наказаниям включительно до битья нещадно кнутом» (Дьконов).

Так крепостные крестьяне к концу XVII века в своем социальном и юридическом положении постепенно приближаются к состоянию холопов. В то же время значительная часть холопов, которые господа их сажали на пашню (под именем «задворных» или «деловых» людей), в своем экономическом положении сблизились с крестьянами. Этот двойной процесс подготовлял то полное слияние крестьян с холопами в один класс помещичьих «подданных», которое произошло в XVIII веке.

Положение крестьян государевых в Московском государстве было гораздо более благоприятным, чем положение владельческих крестьян.

*Среднее положение между теми и другими занимали крестьяне дворцовые, обслужившие хозяйственные нужды царского дворца и его многочисленных отделений. Дворцовые крестьяне управлялись дворцовыми приказчиками, но сохраняли своих выборных старост и свое самоуправление; вообще по своему положению они были ближе к государевым крестьянам, чем к помещичьим*

Прежде всего они несли только одно тягло государево, а не двойное тягло как крестьяне помещичьи. Затем они сохраняли свое самоуправление и все свои личные гражданские права – правда, с одним существенным ограничением. Крестьяне-дворохозяева, составлявшие тяглые крестьянские общества и записанные в податные списки («тяглые и письменные люди»), были прикреплены к своим обществам и не могли покидать свои дворы и земельные участки, не найдя себе заместителей. В уставной Важской грамоте (1552 года) волостным крестьянам предоставляется право «старых своих тяглецов хрестьян из-за монастырей выводить назад бессрочно, и сажать их по старым деревням, где кто, в которой деревне жил прежде того». «Таким образом государственные и дворцовые крестьяне были прикреплены к земле и образовали замкнутый класс. Такое прикрепление, разумеется, не имело ничего общего с крепостным правом» (Ключевский). Это была чисто фискальная мера, и связывала она только тегляцов-дворохозяев. Нужно иметь в виду, что состав крестьянских дворов, из которых каждый представлял как бы небольшую рабочую артель, был чрезвычайно сложным и разнообразным. Кроме крестьян-хозяев во многих дворах жили их младшие родственники – братья, дети, племянники, зятья, внучата, а также принятые в семью и в хозяйство посторонние лица: приемыши, «соседи», «подсуседники», «захлебники».

По своему экономическому положению сельское население «черных» (т. е. государевых) волостей отличалось большой сложностью и разнообразием своих составных частей. Были весьма богатые крестьяне, занимавшиеся не только земледелием, но и торговлей и разными промыслами и пользовавшиеся наемным трудом; были среднезажиточные, были и совсем «маломочные». Кроме собственно крестьян-тяглецов были еще бобыли обычно ремесленники и рабочие, но были и «пашенные бобыли», владевшие небольшими пахотными участками. Особый разряд населения составляли «половники», обрабатывающие чужую землю, с платежом известной доли урожая владельцу земли.

И правительство и население признают государя верховным собственником «черных» земель, но в жизненной практике «владельцы черной земли совершают на свои участки все акты распоряжения: продают их, закладывают, меняют, дарят, отдают в приданое, завещают, притом целиком, или деля их на части» (Богословский).

Весьма распространенными среди северного крестьянства были союзы «складников», или совладельцев, из которых каждый владел некоторой долей общей земли и мог распоряжаться ею, как своею собственностью, мог отчуждать свою долю или приобретать чужие, мог также потребовать выделения своей доли из общего владения.

*«В северной волости в XVII веке имеются начала индивидуального, общего и общинного владения землей. В индивидуальном владении находятся деревни и доли деревень, принадлежащие отдельным лица; на них сладельцы смотрят как на собственность; они осуществляют на них права распоряжения без всякого контроля со стороны общины. В общем владении состоят земли и угодья, которыми совладеют складничества – товарищества с определенными долями кажкого члена. Эти доли – идеальные, но они составляют собственность тех лиц, которым принадлежат, и могут быть реализованы посредством раздела общего имущества или частичного выдела по требованию владельцев долей. Наконец, общинное владение простирается на земли и угодья, которыми волость владеет и которыми пользуется как целое, как субъект… Река с волостным рыболовным угодьем или волостное пастбище принадлежит всей волости, как целой нераздельной совокупности, а не как сумме совлавдельцев» (Богословский).*

1. Бенидиктов Н. А. Бенидиктова Н. Е. Базурина Е. Н. – Энциклопедия русской истории. – М. Изд. ЭКСМО-Пресс, 2001. – 640 с.

2. Большая Советская Энциклопедия. (В 30 томах). Гл. ред. А. М. Прохоров. Изд. 3-е. М. “Советская Энциклопедия”, 1973. Т. 13. Конда-Кун. 1973. 608 с. с ил. 21 л. ил. 6 л. карт.

3. Зуев М. Н. История России IX-XIX вв.:Пособие по Отечественной истории для 10-11 кл. – М. Дрофа, 1995. – 368 с.

4. Исаев И. А. История Отечества: Учебное пособие для старшеклассников и абитуриентов.–2-е изд. испр.–М. Юристъ, 2002. – 304 с.

5. История России с древнейших времен до конца XVII века/ А. П. Новосельцев, А. Н. Сахаров, В. И. Буганов, В. Д. Назаров, отв. Ред. А. Н. Сахаров, А. П. Новосельцев. – ООО “Издательство АСТ-ЛДТ”, 1997. – 576 с. ил.

6. Пушкарев С. Г. Обзор русской империи. – М. Наука. 1991. – 390 с. – Репринтное воспроизведение издания 1987.

Крепостное право в России

Информация о работе «Процесс закрепощения крестьян на Руси. Юридическое оформление крепостного права»

который перешел и лишь хлеб его оставался в земле (ст. 88). Между тем, как уже упоминалось выше, некоторые исследователи отказываются видеть в судебниках начало юридического оформления крепостного права. Доказательством к отсутствию ярко выраженной крепостнической направленности в судебниках 1497 и 1550 годов может послужить и следующее обстоятельство – очевидно, что ограничение перехода не.

категорий крестьян, одновременно создавало в определенной мере правовое ограждение сословно-классовой целостности крестьянства, стремясь замкнуть его в сословных рамках. В связи с общей концепцией крепостного права как юридического выражения производственных отношений феодального общества советские историки связывали с Уложением 1649 г. новую ступень на пути окончательного закрепощения крестьян.

крестьянского движения против крепостничества, вынуждено было всерьёз заняться крестьянским вопросом. 2.3. Подготовка крестьянской реформы Первые шаги правительства Александра II по подготовке отмены крепостного права соответствовали сложившимся реформаторским традициям предшествовавшего царствования. Созданный в январе 1857 года очередной Секретный комитет заимствовал из опыта Секретных.

Юридическое оформление крепостного права

крестьян. Но в масштабах страны аграрный кризис нарастал, что вело к ослаблению всей экономики. 4. Великая Крестьянская реформа Александра II К середине XIX в. Россия осталась в Европе единственной страной, не отменившей крепостное право. В российском обществе зрело понимание того, что: &#&830; крепостническая система экономически изжила себя, пришло в упадок помещичье хозяйство и в целом.

0 комментариев

1.4.8. Новые явления в экономике: начало складывания всероссийского рынка, образование мануфактур. Юридическое оформление крепостного права

В XVI в. углубляется процесс разделения труда, возрастает количество специальностей по обработке металла. Стали появляться более сложные сыродутные горны для выплавки железа из болотных руд, инструменты для глубокого бурения соляных скважин, огнестрельное вооружение и боеприпасы. Примером высокого технического и художественного мастерства является «Царь-пушка» (мастер Андрей Чохов, 1586). Крупными центрами ремесла становятся Москва, Тверь, Нижний Новгород, Кострома и др.

В XVI в. возросли масштабы торговли. Большие обороты имела внешняя торговля, важнейшим направлением которой стало восточное. С 1553 г. был открыт морской путь в Англию через Белое море.

На протяжении XVII в. широкое распространение получила домашняя промышленность: крестьяне производили холсты, сермяжное сукно, веревки и канаты, валеную и кожаную обувь, разнообразную одежду и посуду, лапти, мочало и рогожу, деготь и смолу и др. Постепенно крестьянская промышленность превращалась в товарное производство. Продукция промыслов была связана с натурально-хозяйственной экономикой и частично выходила на рынок.

Для XVII в. были характерны такие группы ремесленников: тяглые (выполняли частные заказы); дворцовые ремесленники (обслуживали царский двор); казенные (работали по заказам казны); частновладельческие (изготовляли все необходимое для помещиков и вотчинников).

На основе развития промыслового хозяйства усиливался обмен между областями страны. Во многих районах России делали деготь и селитру. Обработка дерева была распространена в Поморье, где строили морские и речные суда. В разных регионах страны развивался смоляной промысел. В Новгороде, Пскове, Вологде, Ярославле и других городах производились изделия из пеньки, льна, холстов. Появились стекольные и бумажные предприятия. Высокого уровня достигла строительная техника.

Крупнейшими центрами металлообработкеи стали Москва, Тула, Устюжна, Устюг Великий и др.

В XVII в. возрос технический уровень ремесла, проявившийся в производстве вооружения. В 1615 г. была сделана первая пушка с винтовой нарезкой.

Образовалось несколько крупных торговых центров, среди которых выделялась Москва.

В России существовали следующие важнейшие центры торговли:

– хлеб продавался на севере России, в Вологде и Устюге Великом;

– лен и пенька продавались в основном в Новгороде, Пскове, Смоленске;

– кожи, мясо, сало – в Казани, Вологде, Ярославле;

– соль поступала из Соликамска;

– крупные пушные торги проходили на Макарьевской и Ирбитской ярмарках.

Первые промышленные заведения в России появились в конце XV – начале XVI в. Это были казенные военные предприятия – Пушечный двор, Оружейная палата по производству огнестрельного и холодного оружия, Тульская оружейная мануфактура и др. на которых вместе с русскими мастерами работали английские и немецкие специалисты. Все крупные строительные работы проводились под руководством Приказа каменных дел.

К концу XVI в. одной из самых известных мануфактур был Хамовный двор (ткацкое предприятие) в Москве. В XVII в. мануфактуры подобного типа появились во Владимирском, Вологодском и Ярославском уездах и имели частновладельческий характер.

К началу XVII в. главным источником рабочей силы мануфактурной промышленности была крепостная деревня, что являлось важнейшей причиной медленных темпов ее развития.

Преобразование ремесла в мелкотоварное производство, развитие специализации отдельных территорий и рост торгового оборота, возникновение мануфактур в XVII в. способствовали формированию единого всероссийского рынка.

Крепостное хозяйство в XVII в. Сельское хозяйство восстанавливалось медленно. Причинами тому были слабость крестьянских хозяйств, низкая урожайность, стихийные бедствия, недороды и др. С середины века начался рост сельскохозяйственного производства, что было связано с освоением плодородных земель Центральной России и Нижнего Поволжья. Главный путь, по которому развивалось сельское хозяйство, был экстенсивный.

Крестьянское, как и помещичье, хозяйство в основном сохраняло натуральный характер: крестьяне довольствовались тем, что производили сами, а помещики – тем, что им доставляли те же крестьяне в виде натурального оброка: птицу, мясо, масло, яйца, сало, а также такие изделия промыслов, как полотно, грубое сукно, деревянную и глиняную посуду и др.

В XVII в. расширение крепостнического землевладения происходило за счет пожалования дворян (помещиков) черными и дворцовыми землями, что сопровождалось ростом численности закрепощенного населения. Главной тенденцией социально-экономического развития России было дальнейшее укрепление крепостнических порядков. Сельское население страны делилось на две основные категории: владельческих и черносошных крестьян.

Крепостное право отразилось на судьбе холопов, положение которых сводилось к положению крепостных.

«Соборное уложение» 1649 г. ограничило источники пополнения холопов, которыми могли стать только вольные люди. Экономической основой крепостничества являлась феодальная собственность на землю во всех ее формах – поместной, вотчинной, государственной.

Этапы закрепощения крестьян

I. Общегосударственное ограничение крестьянской свободы

1481 г. – первое упоминание в документах о «кабальных» людях – переходном состоянии к холопству за долги.

1497 г. – установление правила Юрьева дня: крестьяне могут переходить к другому землевладельцу в ограниченный срок – за неделю до и неделю после 26 ноября. При этом росла плата за «пожилое» («Судебник» Ивана III).

1550 г. – отмена рабства за долги, подтверждение Юрьева дня, но при этом увеличена плата за «пожилое». Прикрепление к тяглу посадских людей («Судебник» Ивана IV).

1581 г. – первый указ о «заповедных летах», запрещающий переход крестьян в связи с чрезвычайными обстоятельствами (Указ Ивана IV).

1597 г. – установление пятилетнего срока исков о беглых крестьянах и пожизненной службы по кабалам («Уложение» царя Федора Иоанновича).

1601 г. – запрет перехода крестьян, записанных в писцовых книгах 1592–1593 гг. (Указ Бориса Годунова).

1642 г. – срок давности исков о вывезенных крестьянах увеличивается до 15 лет, а беглых – до 10 лет (Указ Михаила Романова).

1646 г. – срок давности по искам о беглых и вывезенных крестьянах отменен (Указ Алексея Михайловича).

II. Юридическое оформление крепостного права

1649 г. – полное запрещение перехода крестьян, включая и Юрьев день. Прикрепление к личности владельца, а не к земле, закрепление наследственного крепостного состояния и права землевладельца распоряжаться имуществом крепостного, запрещение выхода из городского сословия. Окончательное юридическое оформление крепостного права («Соборное уложение» Алексея Михайловича).

III. Укрепление и дальнейшее развитие крепостного права

Середина XVII–XVIII в. – увеличение размеров крестьянских повинностей, усиление крепостнической эксплуатации, переход земли и крестьян в полную собственность помещика. Крепостное право приобретало наиболее грубые и тяжелые формы: с ростом барщины и оброка законодательство закрепляло режим неограниченного помещичьего произвола.

Исторические концепции процесса закрепощения русского крестьянства

а) Н. М. Карамзин, С. М. Соловьев, Н. И. Костомаров, Б. Д. Греков, Р. Г. Скрынников – «указное закрепощение крестьян»: крепостное право введено по инициативе государственной власти исходя из потребностей обороноспособности страны и для обеспечения служилого сословия.

б) В. О. Ключевский, М. П. Погодин, М. А. Дьяконов: «безуказное закрепощение крестьян» – крепостное право есть следствие реальных жизненных условий страны, оформленное государством лишь юридически.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *