Эмпирическое знание это

Эмпирическое знание

Научное знание целостно: лишь абстрагируясь от реального по­знавательного процесса, в нем можно выявить результат и процесс его производства. И в то же время каждый элемент научного знания имеет свою специфику, методы получения и функции. В частности, в науке выделяется эмпирическое и теоретическое знание. В структуре науки выделяются эмпирический и теоретический уровни и соответственно эм­пирические и теоретические методы организации научного познания. Специфическим элементом научного знания являются методы науч­ного познания. Методспособ достижения цели, определенным образом упорядоченная деятельность. Метод научного познания — это система приемов и правил мышления и практических (предметно-чувственных) действий, применяя которые исследователи получают новое знание. Ме­тоды научного познания являются его сознательно разработанными приемами. Они опираются на предшествующие достижения познания. Метод научного познания — аналог современного состояния науки, в нем воплощены имеющиеся знания о предмете исследования: в за­висимости от уровня наших знаний мы выбираем соответствующий метод его дальнейшего изучения.

Эмпирическое знание представляет собой совокупность научных фак­тов, образующих базис теоретического знания. Эмпирические знания исследователи получают посредством применения двух основных ме­тодов: наблюдения и эксперимента.

Наблюдение — целенаправленное преднамеренное восприятие исследуе­мого объекта. Постановка цели, способов наблюдения, плана контроля за поведением исследуемого объекта, использование приборов — та­ковы важнейшие особенности конкретного наблюдения. Результаты наблюдения дают нам первичную информацию о действительности в форме научных фактов.

Эксперимент — такой прием научного исследования, который пред­полагает соответствующее изменение объекта или воспроизведение его в специально созданных условиях. В эксперименте исследователь актив­но вмешивается в условия протекания научного исследования. Он мо­жет остановить ход процесса на любой стадии, что позволяет изучить его более детально. Он может ставить исследуемый объект в разноо­бразные связи с другими объектами или создавать условия, в которых он ранее не наблюдался, и тем самым устанавливать новые, не извест­ные науке свойства. Эксперимент позволяет воспроизводить изучае­мое явление искусственно и проверять результаты теоретического или эмпирического знания практикой.

Эксперимент всегда, а в современной науке в особенности, свя­зан с использованием порой очень сложных технических средств, т. е. приборов. Приборэто устройство или система устройств, об­ладающих заданными свойствами, для получения информации о явлениях и свойствах, недоступных органам чувств человека. Приборы могут уси­ливать наши органы чувств, измерять интенсивность свойств объекта или устанавливать следы, оставляемые в них объектом исследования. Широкое применение приборов в научных исследованиях побудило ученых задуматься над вопросом о том, не искажают ли приборы ре­альные процессы природы? М. Борн, например, считал, что «наблю­дение или измерение относится не к явлению природы как таковому, а только к аспекту, под которым оно рассматривается в системе от­счета, или к проекциям на систему отсчета, которая само собой разу­меется, создается всей применяемой установкой». (Борн М. Физика в жизни моего поколения. М. 1963. С. 279). Правли Борн? Ведь экспе­римент действительно нарушает естественное течение процесса. Од­нако это не означает, что мы познаем предмет, определенным образом измененный вмешательством человека, но не предмет как таковой. Почему? Да потому, что наличие или отсутствие определенных связей также может стать предметом анализа, что позволяет всесторонне ис­следовать предмет, выявляя все новые его свойства.

В зависимости от целей исследования различают исследовательский эксперимент (открытие нового) и проверочный (установление истин­ности гипотез). В эксперименте обнаруживаются и демонстрируются новые свойства, качественные и количественные характеристики объ­екта, связанные с изменением его свойств. По объекту исследования выделяются природный и социальный эксперимент, а по способам осу­ществления — естественный и искусственный, модельный и непосред­ственный, реальный и мысленный. Различают также научный и произ-

водственный эксперимент. Производственный эксперимент включает разновидности промышленного или полевого. Особое место занимает модельный эксперимент. Различают физическое и математическое мо­делирование. Физическая модель воссоздает известные свойства ис­следуемого объекта для установления неизвестных (модели самолетов, космических кораблей или нейронов и т. п.). Математическая модель строится на формальном (математическом) подобии разнообразных объектов, характеризующих их общую функциональную зависимость, что также позволяет вскрыть неизвестные свойства реальных объек­тов. Мысленный эксперимент, как правило, предшествует реальному.

Важнейший компонент эмпирических методов познания — срав­нение, т. е. выявление сходства или различия устанавливаемых в на­блюдении или эксперименте свойств исследуемых объектов. Частным случаем сравнения является измерение, т. е. процесс определения ве­личины, которая характеризует степень развития свойств объекта. Оно производится в форме сравнения с другой величиной, принятой за единицу измерения. Результаты наблюдения и эксперимента обла­дают научной значимостью лишь при условии, если они выражены по­средством измерения.

Результатом и формой существования эмпирического знания явля­ется научный факт. Понятие факта имеет разное смысловое содержа­ние. Среди множества определений термина «факт» можно выделить следующие. Во-первых, факт как явление действительности, «проис­шествие, случай, событие, дело, быль, быть, данное, на коем можно основаться». (Даль В. Толковый словарь великорусского языка. М. 1982. Т. 4. С. 531). Это так называемые факты жизни, существующие независимо от того, осознаны они человеком или нет. Факты жизни суть нбчто реальное — в противоположность вымышленному, отдель­ное с ярко выраженными чертами единичности, неповторимости. Во-вторых, понятие «факт» употребляется для обозначения осознан­ных событий и явлений действительности. Многогранность наших познавательных возможностей проявляется в том, что один и тот же факт действительности может быть осознан на обыденном или науч­ном уровнях познания, в искусстве, публицистике или юридической практике. Поэтому различные факты, устанавливаемые разными спо­собами, обладают и различной степенью достоверности» Очень часто может возникать иллюзия тождества факта науки и события действи­тельности, что позволяет некоторым философам и ученым говорить об истине факта как об абсолютной истине. Такое представление не соот­ветствует реальной картине познания, догматизирует и упрощает его.

Факты имеют сложное строение. Они включают в себя информацию о действительности, интерпретацию факта, способ его получения и опи­сания.

Ведущая сторона факта — информация о действительности, пред­полагающая формирование наглядного образа действительности или отдельных ее свойств. Соответствие факта действительности характе-

ризует его как истинный. В силу этих особенностей факты являются эмпирическим основанием науки, важнейшим способом подтверж­дения или опровержения теории. Благодаря фактам действительность осознается непредвзято, в относительной самостоятельности от тео­рии, если отвлечься от так называемой теоретической нагруженности факта, которая сообщает нашему мировосприятию известные черты заданности. Факты позволяют открыть явления, которые не вписыва­ются в рамки старой теории, противоречат ей.

Важный компонент факта — интерпретация, которая реализуется в различных формах. Возможен ли эксперимент без теории? Ответ может быть только отрицательным: нет, невозможен. Научный факт опосредован теорией, на основе которой определяются задачи эмпи­рического исследования и интерпретируются его результаты. Интер­претация включается в факт как теоретико-методологическая предпо­сылка его формирования, теоретический вывод из факта, его научное объяснение или как оценка, осуществляемая с разных идеологических, научных или мировоззренческих установок.

Факт содержит в себе и материально-техническую или методиче­скую сторону, т. е. способ его получения. Его достоверность во многом зависит от того, каким способом он получен. Расхождения результатов эмпирических исследований, наличие фактов, противоречащих друг другу могут объясняться различием методик.

В структуру факта включается также язык его описания, посколь­ку выбор языка определяет и характер его интерпретации, и степень достоверности, и возможности его включения в массив научного зна­ния.

Научный факт включается в теоретическую систему и обладает дву­мя фундаментальными свойствами, а именно достоверностью и инва­риантностью. Достоверность научного факта проявляется в том, что он воспроизводим и может быть получен путем новых экспериментов, проведенных в разное время исследователями. Инвариантность науч­ного факта заключается в том, что он сохраняет свою достоверность независимо от многообразных интерпретаций.

Факты науки становятся основанием теории благодаря их обобще­нию. Простейшие формы обобщения фактов — систематизация и клас­сификация, осуществляемые на основе их анализа, синтеза, типоло­гии, использования первичных объяснительных схем и т. п. Известно, что многие научные открытия (например, теории происхождения ви­дов Ч. Дарвина, периодической системы элементов Д. И. Менделеева) были бы невозможны без предварительной работы ученых по система­тизации и классификации фактов.

Более сложными формами обобщения фактов являются эмпириче­ские гипотезы и эмпирические законы, раскрывающие устойчивую по­вторяемость и связи между количественными характеристиками ис­следуемых объектов, устанавливаемых с помощью фактов науки.

Эмпирическое знание

Эмпирическое знание — это донаучное знание, оно является элементарной, непосредственной формой отражения действительности, простой констатацией фактов и событий. Конечно же, без накопления эмпирического материала невозможны его систематизация, аналитическая обработка и формирование обобщений. Эти операции относятся уже к рациональному осмыслению имеющегося материала. В ходе этого осмысления идет процесс формирования серии абстракций, выдвижения гипотез, конструирования теоретических моделей и иных идеализированных образов, «фигур логики», которые в совокупности представляют собой субъективную картину объективного мира.

Сколь бы удаленными от реальных объектов ни представлялись научные понятия, они опираются или исходят из эмпирических характеристик этих объектов и в конечном итоге возвращаются к ним, но возвращаются как к научно познанным, как к «единству многообразного». Даже заблуждения в науке представляют собой определенную форму отражения познаваемого объекта и тем самым обладают соответствующим объективно-предметным содержанием. На многочисленных примерах можно легко показать определенную степень адекватности заблуждений наличному бытию и «подтверждаемость» их эмпирическими данными. Конечно же, от этого заблуждение не перестает быть заблуждением; ведь оно отражает бытие в его исторически ограниченном ведении. Однако знание является истинным лишь тогда, когда оно воспроизводит это бытие не только в его непосредственной данности, но и в исторической перспективе развития, со всеми противоречиями, необходимыми и случайными его проявлениями. Поэтому-то иной раз так называемый непосредственный опыт находится в явном несоответствии с истиной.

Эмпирическое знание — это основа научного познания, но отнюдь не оно само, это тот фундамент, на котором строится «здание» рационального познания. Без твердого и достаточно прочного фундамента невозможно воздвигнуть это здание. Но в отличие от последовательности строительных операций научное познание осуществляется не по завершенным циклам работ, а как бы параллельно, одновременно, когда эмпирическое и рациональное знание перекрещиваются между собой, взаимно дополняют и обогащают друг друга на всем протяжении познавательного процесса. По мере накопления эмпирических данных происходит их обработка, обобщение и систематизация, появление новых эмпирических данных влечет за собой потребность в новом, рациональном их осмыслении, уточнении, изменении или дополнении прежних представлений. И этот процесс совмещения продолжается вплоть до момента достижения научной истины, выявления закона, которому подчинено развитие исследуемого объекта.

Эмпирический материал лишь предпосылка, основание для движения теоретического мышления, включающего различные уровни. Чем ниже, «приземленнее» уровень теоретического мышления, тем в большей мере оно переплетается со своим основанием, нуждается в конкретных данных, которые органично встраиваются в теоретические конструкции. Но по мере того как теоретическое мышление восходит на следующие уровни, эмпирические данные как бы трансформируются в синтезированный, обобщенный, идеализированный образ, приобретают типизированный вид, который не просто совпадает с конкретными эмпирическими данными (как с каждым в отдельности, так и с их совокупностью), но разительным образом отличается от них.

С точки зрения изложенной позиции несостоятельными представляются все эмпирические концепции, начиная с классического эмпиризма и кончая современным логическим эмпиризмом, поскольку они преимущественно ограничивают свою задачу воспроизведением конкретных социологических, политологических или юридических данных, игнорируют необходимость их осмысления собственно рациональным путем. Подобные данные, однако, способны лишь подтвердить, опровергнуть или быть иллюстрацией уже известных науке положений и выводов.

Названные концепции, гиперболизируя значение эмпирического материала, исходя из его самоценности, не учитывают, что при обработке исследователем этот материал невольно попадает в орбиту имеющихся у него теоретического опыта и знаний и неминуемо оказывается предметом логического осмысления.

Ученый, разделяющий представления такого рода, вынужден оправдывать любую практику. Более того, эмпирическое знание, не переходящее в рациональное, таит в себе и ту опасность, что, осознавая лишь поверхностные пласты правовой реальности, оно может приводить к ошибочным выводам. И это понятно: ведь такое знание игнорирует сущность правовых явлений, не учитывает закономерности их изменения и развития.

С другой стороны, не менее опасно рациональное познание, изолированное от эмпирического, поскольку оно утрачивает связь с исследуемым объектом, о реальном состоянии которого сигнализируют как раз эмпирические данные. И в том, и в другом случае познание оказывается односторонним, а его результаты — не только необоснованными или неполными, но и ошибочными. Вряд ли такие исследования могут претендовать на научную ценность, ведь они не возвышаются над конкретными ситуациями правовой реальности до уровня их теоретического обобщения либо, напротив, не возвращаются к тем конкретным фактам и ситуациям правовой реальности, ради которых познание осуществляется.

Итак, только органическая связь и единство эмпирического осмысления правовой реальности и рационального мышления, обобщающего эту реальность, обеспечивают тот законченный цикл движения познания от конкретного к абстрактному и от абстрактного к конкретному, который повторяется вновь и вновь, становясь каждый раз началом последующего аналогичного витка исследовательского процесса.

Обратимся теперь к тем методологически важным моментам, которые нередко игнорируются при воспроизведении и тем более использовании, особенно в правовой сфере, описанного выше движения познания.

Необходимо подчеркнуть, что познание правовой действительности, представляя собой кумулятивный процесс, опирается на результаты и итоги, достигнутые ранее. Оно, в целях элементарной экономии труда исследователя, не должно повторять уже проделанную работу как по сбору информации о внешних признаках объекта, так и по формированию абстракций, фиксирующих его сущностные моменты. Каждый исследователь, приступая к работе, имеет дело с почвой, подготовленной к продолжению научных поисков, которые не были завершены его предшественниками. Поэтому в меру своей профессиональной подготовленности и культуры он использует то, что было сделано до него, т. е. использует уже собранный информационный материал и оперирует имеющимися абстракциями.

Сказанное, однако, не опровергает положения об общем пути познавательного процесса, который движется от изучения того, что лежит на поверхности объекта, к тому, что остается скрытым для внешнего наблюдения, т. е. к формированию абстракций, выражающих его сущностную природу. Ее обнаружение не есть однократное сведение внешнего к внутреннему; оно состоит из ряда звеньев в цепи проникновения от сущности первого порядка к сущности второго, третьего порядка и т. д. При этом движение познания от менее глубокой к более глубокой сущности правовых объектов нельзя представлять себе как движение прямолинейное. Нередко оказывается необходимым отклоняться от этой линии в сторону, анализировать и другие факторы, которые так или иначе воздействуют на изучаемый правовой объект и тем самым изменяют его, равно как и тенденции его развития. Более того, зачастую приходится возвращаться к познанию сущности правовых явлений и процессов или даже к тем внешним формам их выражения, с которых начиналось исследование. Это возвращение вызывается необходимостью убедиться в том, что сущность адекватна истине, выражена в соответствующих ей внешних формах. Оно предпринимается также с целью установить, какие причины обусловили выражение сущности именно в этих, а не иных формах, какие внутренние и внешние связи существуют не только между сущностью и ее формами, но и между изучаемыми и иными правовыми объектами, в каких отношениях они находятся с другими социальными факторами, явлениями, процессами и т. д.

Подчеркивая то обстоятельство, что сущность правового целого формируется в юридических абстракциях, не менее важно вскрыть «механизм» их образования. Он сводится к следующим процедурам. Первоначально правовое целое расчленяется на части, которые служат предметами специального изучения. Затем синтезируются их общие признаки, свойства и черты. В юридической абстракции, следовательно, определенным образом объединяются уже изученные отдельные, как бы выхваченные из правового целого его составляющие. Тем самым юридическая абстракция воссоздает внутреннюю целостность познаваемого правового явления или процесса, без чего это явление или процесс «распались» бы в мышлении на не связанные друг с другом фрагменты.

Но подобно тому как всякое целое не сводится к сумме своих частей, так и общая научная абстракция не является итогом простого объединения всех общих черт, свойств, признаков отражаемых явлений и процессов. Если бы это было так, то правы оказались бы те, кто объявляет любую абстракцию пустой, бессодержательной, лишенной конкретности, отдающей преимущество в социальном познании ощущению, восприятию, представлению. Можно, например, в различных исторических правовых системах обнаружить множество общих черт, свойств, признаков. Но такого рода познание правовых систем различных исторических типов остается на уровне представлений, не вскрывает сущности, закономерности их развития, ибо общее в правовых системах отнюдь не всегда идентифицируется с их существенными особенностями. Отсюда это общее не всегда должно рассматриваться и в качестве содержания понятия об этих образованиях.

В огромном многообразии конкретных проявлений правовой действительности первоначально выявляются повторяющиеся или одинаковые моменты; отвлекаясь от специфики каждого конкретного проявления правовой действительности, выделяется лишь то общее, что свойственно всей их массе.

Эмпирическое знание это
Главная | О нас | Обратная связь

Вопрос 40. Соотношение научного и эмпирического знания. Получение эмпирического знания

Научное познание опирается на установленные факты и дает им теоретическое объяснение. Поэтому кажется естественным ожидать, что в структуре научного знания вполне четко различимы:

1) область надежно установленным фактов

2) теоретические конструкции, которые объясняют наличные факты.

Представляется также, что это различие можно провести и дальше: попробовать строго разделить всю сферу научного познания на 2 уровня: эмпирический и теоретический.

На эмпирическом уровне рождается то содержание, которое является итогом непосредственного изучения реальности, т.е. весь фактуальный материал, служащий фундаментом для последующего теоретизирования.

Теоретический же уровень – это сфера различных обобщений, гипотез, теорий, которые «надстраиваются» над фактуальным базисом и дают его концептуальное толкование.

Выделение эмпирического и теоретического уровней в научном познании может носить лишь относительный характер. Абсолютной границы между ними провести нельзя .

Сейчас проблема различения теоретического и эмпирического уровней научного исследования в целом потеряла ту остроту, которая была характерна для неопозитивистского периода философии науки.

Мы хорошо понимаем сегодня, что не существует абсолютного базиса «чистого наблюдения», на котором можно однозначно строить научные теории.

С другой стороны, мы понимаем, что теоретические термины не имеют полной эмпирической интерпретации, но при этом не могут быть удалены из теории — не причинив ущерба научному познанию.

Таким образом, абсолютного разделения теоретического и эмпирического уровней не существует, и взаимоотношения этих уровней носят крайне сложный, многогранный характер.

Однако проблема различения и взаимоотношения эмпирического и теоретического уровней действительно возникает и приобретает значимость в реальных исследовательских ситуациях. Это сложный вопрос, который приходится вновь и вновь поднимать в тех или иных обстоятельствах:

— что же мы на самом деле наблюдаем,

— насколько обоснованно введение того или иного допущения,

— как верифицировать предполагаемое существование гипотетического объекта,

— какова внутритеоретическая взаимосвязь между данными терминами,

— какую следует дать эмпирическую интерпретацию конкретным теоретическим сущностям (скажем, «отрицательной вероятности») и т.п.

В этих и других случаях дилемма «эмпирическое/теоретическое» разворачивается в целый спектр тонких и самостоятельных подвопросов.

Как выделяют в предметном содержании научного познания его эмпирический и теоретический уровни? Хотя здесь и не существует критериев для придания этим уровням абсолютного статуса, это не отменяет возможности проведения относительных различий между уровнями в конкретных исследовательских ситуациях в тех или иных предметных областях.

Научное познание, представляет собой более многочисленнее: множество подуровней, которые вступают между собой в сложные взаимодействия.

Так, в эмпирической работе ученого мы можем увидеть переходы от непосредственных опытных данных к более обобщенным структурам.

Уровни теоретической работы тоже обнаруживают определенное расслоение: существуют частные теоретические модели, охватывающие определенные области опыта, и теоретические конструкции более абстрактного, более универсального характера. Совокупность уровней научного познания в процессе исследовательского продвижения выступает как иерархически организованная структура.

Эмпирическое исследование базируется на практическом взаимодействии исследователя с объектом. Оно предполагает осуществление наблюдений и экспериментальную деятельность. Применяются и понятийные средства — эмпирический язык, в котором взаимодействуют эмпирические термины и термины теоретического языка. Смыслом эмпирических терминов являются абстракции, выделяющие набор свойств и отношений вещей. Реальные объекты представлены в эмпирическом познании в образе идеальных объектов, обладающих фиксированным и ограниченным набором признаков.

В теоретическом исследовании объект может изучаться только опосредованно, в мысленном эксперименте. Язык теоретического исследования отличается от языка эмпирических описаний. В качестве его основы выступают теоретические термины, смыслом которых являются теоретические идеальные объекты. Напр. материальная точка, абсолютно черное тело, идеальный товар, идеализированная популяция.

Идеализированные объекты, в отличие от эмпирических, наделены признаками, которых нет ни у одного реального объекта. Например, материальную точку определяют как тело, лишенное размеров, но сосредоточивающее в себе всю массу тела.

Задачей теоретического исследования является познание сущности в чистом виде. Введение в теорию абстрактных объектов позволяет решать эту задачу.

Эмпирический и теоретический типы познания различаются и по методам.

На эмпирическом уровне применяются эксперимент и наблюдение.

В теоретическом исследовании применяются: метод построения идеализированного объекта; мысленный эксперимент с ними; методы логического и исторического исследования и др.

Эмпирическое исследование ориентировано на изучение явлений и зависимостей между ними. Сущностные связи не выделяются в чистом виде, но они высвечиваются в явлениях.

На уровне теоретического познания происходит выделение сущностных связей в чистом виде. Сущность объекта — взаимодействие ряда законов, которым подчиняется данный объект. Задача теории заключается в том, чтобы, расчленив эту сложную сеть законов на компоненты, затем воссоздать шаг за шагом их взаимодействие и таким образом раскрыть сущность объекта.

Эмпирическое познание способно обнаружить действие объективного закона и фиксирует это в форме эмпирических зависимостей. Эмпирическая зависимость — результат индуктивного обобщения опыта и представляет собой вероятностно-истинное знание.

Теоретический закон — всегда знание достоверное. Теория не строится путем индуктивного обобщения опыта.

ЭМПИРИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ

— это совокупность представлений о действительности, получаемая в результате ее непосредственного исследования. В структуре научного знания выделяют два уровня знания — эмпирический и теоретический, которым соответствуют два взаимосвязанных, но в то же время специфических вида познавательной деятельности: эмпирическое и теорети- ческое исследование. Эмпирическое знание имеет сложную структуру. В нем можно выделить по меньшей мере два подуровня: наблюдений и эмпирических фактов.
Наблюдение — целенаправленное восприятие явлений объективной действительности, в результате которого получают знание о внешних сторонах, свойствах и отношениях изучаемых объектов. Процесс наблюдения — это деятельность, включающая наблюдателя, объект наблюдения и средства наблюдения. Важной особенностью наблюдения является его целенаправленный характер, который обусловлен наличием предварительных идей, гипотез. В процессе непосредственного наблюдения за объектом исследователь получает данные, содержащие первичную информацию. Первичная информация дана в форме непосредственных чувственных данных субъекта наблюдения, которые фиксируются в протоколе наблюдения. В протоколах указывается, кто осуществляет наблюдение, какие приборы используются для исследования объекта. Это не случайно, поскольку в данных наблюдений наряду с объективной информацией о явлениях содержится и субъективная информация, зависящая от условий наблюдения, приборов и т. д. Данные наблюдения еще не являются достоверным знанием (напр. неточные показания приборов и др.), поэтому на них не может опираться теория. В качестве исходной формы эмпирических знаний могут быть любые сведения об интересующем нас изменении объекта (напр. олово под воздействием огня начинает плавиться).
Эмпирический факт — это достоверная, объективная информация; такое описание явлений и связей между ними, где сняты субъективные наслоения. (О формировании эмпирического факта см. Эмпирический факт.)
Эмпирический факт есть элемент научного знания, выражаемый в форме высказывания или системы высказываний, в словесной или знаковой форме.
Любое явление исследуется в науке с точки зрения единства его качественной и количественной определенности (так, свойство «неразличимости» всех атомов одного и того же элемента оказалось ограниченным рядом химических свойств и скрывало за собой изотопию). Свойством количественной определенности является ее доступность измерению. Конкретная количественная характеристика носит название величины, а операция измерения состоит в оценке величины.

Эмпирическое знание облекается в форму суждения. Для выражения эмпирических знаний не существует особого языка, коренным образом отличного от теоретического. Одни и те же термины могут быть использованы как в эмпирическом, так и в теоретическом знании. Эмпирическое знание имеет непосредственное (чувственно-прак- тическое) отношение к реальности. Содержание эмпирических суждений в силу их зависимости от субъекта (его целей, представлений, методологических установок, категориальной структуры мышления и умения адекватно применять ее к чувственному отражению) предстает как единство объективного и субъективного. Эмпирическое знание можно разделить на две группы — феноменальные и объектные знания, которые различаются между собой как по способу формирования, так и по познавательному значению. К феноменальным эмпирическим знаниям относятся суждения, описывающие свойства вещей (цвет, запах, вкус и т. п.). Феноменальные эмпирические знания возникают в результате многократного повторения актов наблюдения, эксперимента, процедуры измерения какого-либо параметра изучаемого явления. Объектное эмпирическое знание не только фиксирует отдельные явления, но и вскрывает пространственные, временные и причинно-следственные связи конкретного явления. Например, смена дня и ночи — следствие, а причина — вращение Земли вокруг Солнца и своей оси. Феноменальное и объектное эмпирическое знание объединяет то, что в основе их лежит объективная реальность.
Эмпирическое знание, содержание которого хотя и черпается непосредственно из опыта (наблюдений, экспериментов), но большей частью отражает свойства и стороны явлений, недоступных непосредственному чувственному восприятию человека. Например, теории классической физики можно рассматривать как рационально-ло- гическое обобщение данных непосредственных наблюдений и измерений. Объектом классической механики является материальная точка — тело, лишенное протяженности, но обладающее массой и находящееся в состоянии движения относительно некоторой системы отсчета. В действительности нет объектов, которые не имели бы ни длины, ни высоты, ни ширины, но некоторые объекты ведут себя именно как точки в фиксированных условиях (напр. центр тяжести движущегося тела, движение которого не зависит ни от распределения плотности материи, ни от формы тела, а обусловлено только его массой). Содержание таких понятий, как скорость, ускорение, сила, характеризующих измеряемые свойства движения материальной точки, сохраняет видимую связь с чувственным опытом.
О. Н. Дьячкова

ЭМПИРИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ

Найдено 1 определение:

ЭМПИРИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ

низшая ступень (уровень) рационального знания; совокупность высказываний об эмпирических (абстрактных) объектах, получаемая с помощью мыслительной обработки данных наблюдения и эксперимента и фиксируемая с помощью определенных языковых средств (единичные предложения наблюдения, общие эмпирические высказывания, графики, естественные классификации и др.). Необходимо отличать эмпирическое знание, с одной стороны, от чувственного знания, а с другой, от теоретического знания. (См. чувственное знание, теоретическое знание).

↑ Отличное определение

Неполное определение ↓

Найдено схем по теме ЭМПИРИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ — 0

Найдено научныех статей по теме ЭМПИРИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ — 0

Найдено книг по теме ЭМПИРИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ — 0

Найдено презентаций по теме ЭМПИРИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ — 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *