Трилогия вочеловечения блока

План-конспект урока (литература, 11 класс) по теме:
ОПОРНЫЙ КОНСПЕКТ. «ТРИЛОГИЯ ВОЧЕЛОВЕЧЕНИЯ » А.А.БЛОКА

Предварительный просмотр:

А.А.БЛОК .«ТРИЛОГИЯ ВОЧЕЛОВЕЧЕНИЯ»

Это лирический дневник поэта, последовательное описание переживаний, событий, происходивших в его жизни: «Таков мой путь, я твердо уверен… что все стихи вместе — «трилогия вочеловечения» (от мгновения слишком яркого света — через необходимый болотистый лес — к отчаянию, проклятиям, «возмездию» и — к рождению человека «общественного», художника, мужественно глядящего в лицо миру, получившего право изучать формы, сдержанно испытывать годный и негодный материал, вглядываться в контуры «добра и зла» — ценою утраты части души».

В предисловии к первому изданию поэт изложил концепцию своего творчества: «Каждое стихотворение необходимо для образования главы (цикла); из нескольких глав составляется книга; каждая книга есть часть трилогии; всю трилогию я могу назвать «романом в стихах». В слове «вочеловечение9quot; есть Библейский смысл. «Вочеловечением9quot; называется земной путь Христа

1 КНИГА ( 1898-1904 )

«Ante Lucem», «Стихи о Прекрасной Даме», «Распутья9quot;

Вместо точных подлежащих — туманные: тяготение к неопределенным местоимениям и односоставным предложениям, чаще безличным (влияние Фета).

Стихотворная речь зашифрована. Слова: туманный, тайный,таинственный, тайна, сон — доминируют в ранней лирике 1 книги ( влияние символизма).

Антитеза света и тьмы условно разделяла в воображении лирического героя весь мир пополам: на черную половину и белую. В черной помещались окружающий мир, люди, реальность, а в светлой — неземное, т.е. Она (Прекрасная Дама)

Святость его возлюбленной была для него непререкаемым догматом. Он так и называл ее святая: «О, святая, как ласковы свечи»

Небесно-голубой, белый, золотой в антитезе с черным – любимая гамма цветов беспорочной любви без похоти и сладострастия. Похоть для героя – грех.

«Servus — Reginae» ( Раб –царице) название стихотворения, созвучное всей книге, потому что вся его книга — выражение этой коленопреклоненной любви.

Лирический герой полон предчувствиями, мечтами: «Предчувствую Тебя…»

Место действия многих стихотворений 1 книги — храм. « Я, отрок, зажигаю свечи, Огонь кадильный берегу…»

1 книга – мечта о встрече со Светом и Любовью, книга ожиданий и надежд

2 КНИГА (1904-1908)

«Вступление9quot;,9quot;Пузыри земли», «Ночная фиалка»,

«Разные стихотворения», «Снежная маска»,

«Город9quot;, «Фаина9quot;, «Вольные мысли»

Слово «кабак» стало повторяться у него столь же часто, как некогда слово «храм». Его потянуло к вину. Говорить от лица пьяных гуляк стало его постоянной потребностью: «И на щеке моей блеснула, сверкнула пьяная слеза….»

2 том – «пьяный, мутный, — не горние высоты, но низменности. Недаром в этом томе столько стихов о болоте» ( К.Чуковский), чертях, нечисти.

«Эта книга есть март его жизни, тот «весенний и тлетворный дух». которым была тогда напоена его кровь» ( Чуковский ): «Это шутит над вами болото…»

В лирике появились люди, раздавленные непосильною ношею: женщина, которая заперла дома детей, а сама легла на рельсы, под поезд; больной человек, который надорвался под тяжестью, упал и умер в пути; уличная девушка, которая размозжила себе голову о стену. И поэт вопрошал в изумлении:

« Господь, ты слышишь? Господь, простишь ли?»

Лирический герой стал демонстративно издеваться над своими святынями.

«Бешенство объятий», «ночные желания» — эти слова появились у него только теперь. В 1904 г. в его стихах впервые появляется слово «блудница» и с тех пор уже не сходит со страниц:

«Здесь та изумительная двойственность. в которой было главное обаяние лирики Блока: пафос, разъедаемый иронией; ирония, побеждаемая лирикой; хула и хвала одновременно. Все двоилось у него в душе. и причудливы были те сочетания веры с безверием, которые сделали его столь близким современной душе. Он и веруя — не верил, что верует, и насмехаясь над мечтами — мечтал» ( К.Чуковский), — таковы особенности 2 книги. ( «Незнакомка» — открытие двойственности в поэзии)

КНИГА ( 1907 – 1916 )

«Страшный мир». «Возмездие9quot;. «Ямбы9quot;, «Итальянские стихи»,

«Разные стихотворения», «Арфы и скрипки». «Кармен9quot;.

поэма «Соловьиный сад», «Родина9quot;, «О чем поет ветер»

Если во втором томе был март, то в третьем — сентябрь ( мысль Чуковского)

Ощущение лирическим героем мировой пустоты:

( «Жизнь пуста, безумна и бездонна…» — «Шаги командора»)

В русской литературе еще никогда не звучал такой кощунственный страшный смех: Что делать! Изверившись в счастье, / От смеху мы сходим с ума,

И, пьяные, с улицы смотрим, / Как рушатся наши дома!

Об этом смехе в 1908 году, Блок написал статью «Ирония»: «Я знаю людей, которые готовы задохнуться от смеха, сообщая, что умирает их мать, что они погибают с голоду, что изменила невеста. Человек хохочет, и не знаешь, выпьет ли он сейчас, расставшись со мною, уксусной эссенции, увижу ли его еще раз? И мне самому смешно, что этот самый человек, терзаемый смехом, повествующий о том, что он всеми унижен и всеми оставлен, — как бы отсутствует; будто не с ним я говорю, будто и нет этого человека, только хохочет передо мною его рот…. Самого меня ломает бес смеха ; и меня самого уже нет. Нас обоих нет. Каждый из нас — только смех, оба мы — только нагло хохочущие рты».

Лирический герой потерял веру, любовь; смеясь над своей любовью и верой, он уничтожает себя, топя в этом разлагающем смехе «свою радость и свое отчаяние, себя и близких своих, свое творчество, свою жизнь и, наконец, свою смерть».

Этот смех есть смерть. И все восемь лет, с 1908 до 1916 года, Блок неустанно твердил, что он мертвый. «Сердце — крашеный мертвец…»

Такие слова, как «гибель», «губительный», «гибельный», «смерть». — особенно

полюбились ему: «Нет исхода из вьюг, и погибнуть мне весело…»

Восторг гибели был почти всегда связан у него с ощущением ветра,

вьюги, разгулявшейся стихии

«Любить для него значило чувствовать ветер. Иногда сама любовь казалась ему ветром, ворвавшимся в сердце» ( Чуковский). « Как ветер, ты целуешь жадно».

По теме: методические разработки, презентации и конспекты

Краткое описание биографии писателя.

Трилогия вочеловечения блокаУрок литературы по творчеству А.А.Блока

СИСТЕМА УРОКОВ ПО ПРОГРАММЕ « ПОИСК ДУХОВНОСТИ».

Трилогия вочеловечения блокаЧто такое любовь к родине?Е. А. Евтушенко «Идут белые снеги», А. А. Блок « Русь моя, жизнь моя».

Образ Родины в стихотворениях русских поэтов.

Трилогия вочеловечения блокаУрок литературы в 11 классе. «Как памятник началу века, Здесь этот человек стоит…» А.Ахматова (Разговор о А. А. Блоке)

Урок по литературе в 11 классе о жизни и творчестве А.Блока не случайно имеет название: «Как памятник началу века, здесь этот человек стоит…», — высказывание великой поэтессы А.Ахматовой, которо.

Трилогия вочеловечения блокаА.А.Блок. Слово о Блоке. Лирика поэта. Образ Прекрасной Дамы как воплощение вечной женственности.

Литература 8 класс.Контрольная работа по творчеству А.П. Чехова, И.А. Бунина, А.И. Куприна, А.А. Блока, С.А. Есенина. По программе Коровиной.Тестовая часть: знание текста изученных произвед.

Проверка знаний учащихся по творчеству А.А.Блока ( стихотворение » Россия») и С.А.Есенина » Пугачёв».

Трилогия вочеловечения»: эволюция лирического героя А.Блока.

А. А. Блок — крупнейший поэт-символист, творивший на рубеже двух грозных веков. За свою недолгую жизнь он написал очень много лирических стихотворений, пьес, поэм. Поэзия Блока несколько раз претерпевала серьезные изменения, но сам поэт считал все свои произведения единым целым, своего рода романом в стихах. Всю свою поэзию поэт разделил на три тома, которые соответствовали различным этапам в жизни самого поэта. Эта трилогия получила название “трилогия вочеловечения”. В каждом томе образ лирического героя меняется. Рассмотрим, как меняется образ лирического героя в поэзии Блока.

К самым ранним стихам поэта относятся “Стихи о Прекрасной Даме”. Прототипом Прекрасной Дамы была реальная женщина, Л. Д. Менделеева, которую Блок боготворил. Ярким примером этого цикла является стихотворение “Вхожу я в темные храмы”:

Вхожу я в темные храмы,
Совершаю бедный обряд.
Там жду я Прекрасной Дамы
В мерцаньи красных лампад.
Как в этом, так и в других стихотворениях раннего периода главными в творчестве Блока являются темы любви, ожидания, поиска идеала. Здесь поэт использует устойчивые образы-символы: сумерки, свет, лампада, клики, туман, красота, тайна, загадка, тень, скрип.

В тени у высокой колонны
Дрожу от скрипа дверей.
Высоко бегут по карнизам
Улыбки, сказки и сны.
Очевидно, что лирический герой ранней лирики Блока — романтик. Для него высшей ценностью является любовь, служение любви, красоте. Он ожидает грядущей встречи с “душой мира”, которая и является воплощением Прекрасной Дамы, Зари, Купины. Несомненно, что в этих произведениях лирический герой является отражением самого поэта, его чувств, переживаний, стремлений. Но уже в ранней лирике обращает на себя внимание двойственность натуры лирического героя. С одной стороны, он не удовлетворен действительностью, стремится отрешиться от всего земного, как от греховного начала, но, с другой стороны, он ждет свою Прекрасную Даму, которая сможет примирить “небо и землю”, спасти мир, находящийся на грани катастрофы.
Совсем по-другому представляется нам образ лирического героя во втором томе “трилогии”. Если в ранних стихах лирический герой все время жил в каком-то мистическом мире, то здесь появляются другие, более земные темы: описание города, низких пошлых людей, к которым лирический герой испытывает отвращение:

А рядом у соседних столиков
Лакеи сонные торчат,
И пьяницы с глазами кроликов
“In vino veritas” кричат.
Мы видим, как в этом стихотворении меняется лексика, используемая поэтом. Вместо мистических, идеальных образов возникают вполне конкретные образы сонных лакеев, пьяниц с глазами кроликов, пыльных переулков. Здесь Блок употребил вульгаризм “торчат”, чтобы подчеркнуть непоэтичность, обыденность обстановки. И именно в этом пошлом мире появляется Незнакомка (символ идеального, высокого). Происходит столкновение высоких идеалов, потребности красоты и гармонии героя с низкой реальностью.

Дисгармоничное, отчаянное состояние героя сменяется чувством любви к Родине. Именно Родина придает поэту силы, которые ему так необходимы для продолжения творчества. С образом Родины у Блока связаны только светлые надежды и воспоминания. Но и образ Родины эволюционирует.
Сначала это спящая красавица, отдыхающая и хранящая силы для будущих великих дел:

Дремлю — и за дремотой тайна,
И в тайне почивает Русь,
Она и в снах необычайна.
Ее одежды не коснусь.
Но в цикле “На поле Куликовом” Блок восхищается героическим прошлым России. Здесь Русь уже несется вперед, как степная кобылица, как гоголевская птица-тройка. И этот бег безогляден и бесконечен, как сама Русь.
Но главным образом, олицетворяющим Россию, является образ женщины в цветастом платке:
А ты все та же — лес, да поле,
Да плат узорный до бровей.
Возрождение и процветание Родины поэт видит в революционной России. Для него революция становится спасением, он слушает ее “всем сердцем”. Только революционный огонь сможет разрушить все старое, обветшавшее, тянущее назад. Только революция способна создать нечто новое. Блок предупреждает и призывает в “Скифах”. Здесь именно Россия, с ее необузданностью, стихийностью, размахом -носитель новой идеологии. Создание поэмы “Двенадцать”, где представлен революционный лик новой России, завершило “трилогию вочеловечения”.
Таким образом, лирический герой А. А. Блока проходит трудный и сложный путь: от созерцателя, эстета до активного деятеля, созидателя.

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. В случае нарушения авторского права напишите сюда.

Трилогия вочеловеченья» Блока: идейно-художественные истоки, образный мир, эволюция

Алекса́ндр Алекса́ндрович Блок (16 ноября 1880, Санкт-Петербург,— 7 августа 1921,) — русский поэт. Блок родился и воспитывался в высококультурной дворянско-интеллигентской семье. детские и юношеские годы Блока прошли сначала в петербургском «ректорском доме» (дед, Андрей Николаевич Бекетов,— профессор-ботаник, ректор Петербургского университета), затем, после второго замужества матери, в доме отчима — офицера Франца Феликсовича Кублицкого-Пиоттух, а каждое лето — в бекетовском подмосковном имении Шахматове. В либеральной и «народолюбивой» семье Бекетовых многие занимались литературным трудом. Дед Блока был автором не только солидных трудов, но и многих научно-популярных очерков. Бабушка, Елизавета Григорьевна, всю жизнь занималась переводами научных и художественных произведений. Атмосфера литературных интересов очень рано пробудила в нем непреодолимую тягу к поэзии.

Собрание стихотворений Блока состоит из трех томов, что проясняет название, данное собранию самим автором, — «трилогия вочеловечения». Блок говорил, что процесс творчества ведет к рождению художника, «мужественно глядящего в лицо миру». Таким художником был, конечно, он сам.

Первый том — преддверие будущего творческого пути. В нем собраны стихи совсем еще юного поэта. Его восприятие жизни двояко. С одной стороны, мотивы разочарованности: «я стар душой», с другой — тяга к жизни: «я стремлюсь к роскошной воле». Но уже в самых первых стихах Блок говорит о высоком назначении поэта, о его провидении «нового света».

Центральное место в первом томе отводится «прекрасной даме», образ которой неизменно ассоциируется с именем Блока. В этот период женщина для поэта — воплощение Вечной Жены, Вечной Женственности, Святой, Ясной.

Блок творил в тот период под влиянием двух обстоятельств: любви к Л. Д. Менделеевой и увлечения идеями философа Соловьева. Образ Вечной Жены как раз перенят от Соловьева, которому принадлежит мысль о том, что любовь к миру открыта через любовь к женщине. Так вполне земное чувство к обычной женщине переросло у Блока в мистически-философский миф.

Но не только любовные переживания нашли отражение в первом томе. Блок затрагивал и совершенно иного плана вопросы. Например, социальные и политические. Характерным примером является стихотворение «Фабрика9quot;: Я слышу все с моей вершины: Он медным голосом зовет Согнуть измученные спины Внизу собравшийся народ.

Даже в этом раннем стихотворении слышится предчувствие больших перемен в жизни страны. У юного Блока уже появляются размышления о народной судьбе, которые позже привели к созданию поэмы «Двенадцать9quot;. Хотя, по большому счету, он еще замкнут на мистицизме, но цикл «Распутья9quot;, завершающий первый том, намечает перелом в творчестве Блока.

Во втором томе поэт в значительной мере отходит от мистицизма, от идеала мировой гармонии. Это не значит, что он разочаровался в идеях Соловьева. Но вокруг кипела жизнь, настолько полная событиями, что уже невозможно было не участвовать в ней. Период, когда создавался второй том, совпал с революционными событиями. Однако Блок еще не ощущает себя сопричастным революции, он как бы стоит в стороне, наблюдая и оценивая. Размышления, на которые наводят Блока происходящие события, вызывают к жизни тему «народ и интеллигенция».

Немаловажен во втором томе и созданный блоком образ Родины. Русь всегда была для поэта разноликой. Часто для поэта Родина приобретала образ женщины. Иногда — представала таинственной, сказочной страной: «и в тай не ты почиешь, Русь». Несмотря на неоднозначное восприятие поэтом своей страны, Родина для него не есть нечто раздробленное. Неодинаковость образа Родины в разных стихотворениях — особенность восприятия; на самом деле Русь для поэта — одно гармоничное целое.

Для Блока был нелегок период, когда создавался второй том. Но в любом случае это было его существенное достижение, большой шаг вперед. Сам поэт утверждал, что все, что он оставляет за спиной — «равно великое».

Третий том — вершина «трилогии вочеловечения». Не всегда поэт шел к ней по восходящей. Иногда он отклонялся с пути, делал ошибки, но все же, пусть медленно, двигался к вершине.

Третий том открывается циклом «Страшный мир». Надо сказать, что эта тема присутствовала и в первом, и во втором томе. С одной стороны, «страшный мир» для поэта — это обличение буржуазного существования, с другой — окружающая действительность, которая терзает блоковского лирического героя своей дисгармонией. Душа героя греховна, пуста, лишена веры. Часто он раздваивается сам в себе. Это еще одна тема третьего тома — тема двойника.

«Страшный мир» замкнут, из него нет выхода. Он пугает своей цикличностью. Вспомним знаменитое «Ночь, улица, фонарь, аптека. «. Это стихотворение совершенно неожиданно заканчивается теми же словами, но в другом порядке, — «аптека, улица, фонарь. » Замкнутость времени и пространства пугают Блока. И все же он верит в победу света, жизни:

В этом стихотворении наконец прозвучало давно ожидаемое слово «вочеловечить9quot;. Это мысль, к которой поэт шел долгие годы. Может быть, в том, чтобы вочеловечить безличное, и заключается высокая миссия поэта. Все три тома трилогии — это история души художника. В третьем томе — апогей его духовного развития, выраженный всего несколькими строками стихотворения «О, я хочу безумно жить. «

Надо заметить, что третий том посвящен в немалой степени и так называемой «чистой поэзии», то есть поэзии музыки, природы, красоты. Неизменной остается тема Родины.

Путь и автора, и его лирического героя к «вочеловечению9quot; — это путь, полный ошибок, противоречий, сомнений. Но Блок преодолевает этот путь: от юношеского, не совсем еще осознанного мистицизма он переходит к серьезным размышлениям о реальной жизни, о России. Мы видим, как поэт растет, развивается и, наконец, становится тем классиком, которого мы знаем, как Александра Блока.

Поэзия А. Блока как «Трилогия Вочеловечения»

Общая характеристика «эстетической утопии» младосимволистов.

Особенности творческой индивидуальности Блока. Дискуссия о методе Блока в отечественном литературоведении. Основные этапы «Трилогии Вочеловечения»: от «мгновения слишком яркого света» («Стихи о Прекрасной Даме») – через «необходимый болотистый лес» («Балаганчик», «Город», «Снежная маска») – к «рождению человека «общественного», художника, мужественно глядящего в лицо миру» (циклы «Родина», «Ямбы»). Эволюция эстетического идеала и поэтики (изменения лирического героя, поэтического мира, центральных символов, ритма и интонации). «Трилогия Вочеловечения» как лирический роман. Проблематика и жанр поэмы «Соловьиный сад».

1. Колобаева Л. А. Встреча времен (художественное время в цикле «Родина» Блока) // Филол. науки. 1975. № 4.

2. Минц З. Г. «Случившееся» и его смысл в «Стихах о Прекрасной Даме» Блока // Уч. зап. Тарт. ун-та. Тарту, 1985. С. 680; или: Минц З. Г. Поэтика Александра Блока. СПб. 1999. Кн. 1. С. 401–414.

3.Скатов Н. Н. Россия у А. Блока и поэтическая традиция Некрасова // Русская литература. 1970. № 3.

4. Горелов А. Гроза над соловьиным садом. Л. 1973.

5. Долгополов Л. К. Александр Блок. Л. 1978.

6. Исупов Г. К. Русская эстетика истории. СПб. 1992. С. 65–97.

7. Крук И. Т. Поэзия А. Блока. М. 1970.

8. Минц З. Г. Лирика Блока. Тарту, 1975.

9. Орлов В. История одной любви // Орлов В. Пути и судьбы. Л. 1971.

10. Орлов В. И. Гамаюн. Жизнь А. Блока. М. 1980.

№ 1–10 – в Областной библиотеке им. Белинского.

Художественные искания и философия «теургии» Андрея Белого

Кружок «Аргонавты» и идея теургии. Эстетизация реальности в книге «Золото в лазури». Проблематика и художественное своеобразие «Симфоний».

Тема Родины в книге «Пепел». Основной пафос, «некрасовские» интонации, появление сказа (голосов из народа).

Осмысление судеб России в романах «Серебряный голубь» и «Петербург». Способы и приемы символизации, своеобразие поэтики (сказ, ритмизованная проза, лейтмотивность
и т. д.).

Своеобразие жанра символистского романа.

1. История русской литературы: в 4 т. / Под ред. К. Д. Муратовой. Л. 1983. Т. 4. С. 549–573.

2.Колобаева Л. А. Человек и его мир в художественной системе А. Белого // Филологические науки. 1980. № 5.

3. Юрьева З. О. Андрей Белый: преображение жизни и теургия // Русская литература. 1992. № 1.

4. Андрей Белый: Проблемы творчества. Статьи. Воспоминания. Публикации. М. 1989.

5.Барковская Н. В. Поэтика символистского романа. Екатеринбург, 1996. С. 205–224.

6. Долгополов Л. К. На рубеже веков. Л. 1985. С. 150–239.

7. Лавров А. Андрей Белый в 1900-е годы. М. 1995.

8. Лавров А. Мифотворчество «аргонавтов» // Миф – фольклор – литература. Л. 1978.

9. Новиков Л. А. Стилистика орнаментальной прозы Андрея Белого. М. 1990.

10. Пискунов В. «Второе пространство» романа А. Белого «Петербург» // Вопросы литературы. 1987. № 10.

11. Спивак М.Л. Андрей Белый – мистик и советский писатель. М. 2006.

№ 1–11 – в Областной библиотеке им. Белинского.

«Кларизм» в поэзии М. Кузмина

Своеобразие личности М. Кузмина. Статья «О прекрасной ясности». Сквозные образы легкости, яркости, полета, «дух мелочей» в поэзии Кузмина. Артистизм поэтической манеры, стилизация и игра голосами культур. «Герметизм» позднего творчества Кузмина (поэма «Форель разбивает лед»).

1. Лавров А. Тименчик Р. «Милые старые миры и грядущий век»: Штрихи к портрету М. Кузмина // Кузмин М. Избранные произведения. Л. 1990.

2. Невзглядова Е. Дух мелочей, прелестных и воздушных. (О лирике М. Кузмина) // Аврора. 1988. № 1.

3. Тимофеев А. Из плена забвения // Нева. 1988. № 1.

4.Богомолов Н. А. Малмстад Дж. Э. Михаил Кузмин. М. 1995.

5. Михаил Кузмин и русская культура ХХ века. Л. 1990.

6. Библиография по творчеству М. Кузмина // Новое литературное обозрение. 1993. №3.

№ 1–6 – в Областной библиотеке им. Белинского.

Эстетические принципы акмеизма

История возникновения акмеизма. Акмеизм и символизм. Манифесты акмеистов: Н. Гумилев «Наследие символизма и акмеизм», С. Городецкий «Некоторые течения в современной русской поэзии», О. Мандельштам «Утро акмеизма». Идея культурной памяти, синхроническая концепция истории, язык как средство («камень») и цель культуры. Память – важнейшее нравственное начало, противостояние хаосу и забвению. Приемы «семантической поэтики».

1. Антология акмеизма: Стихи. Манифесты. Статьи. Мемуары. М. 1997.

2.Жирмунский В. М. Преодолевшие символизм // Жирмунский В. М. Теория литературы. Поэтика. Стилистика. Л. 1977. С. 106–120, 129–133.

3.Лекманов О. А. Книга об акмеизме и другие работы. Томск, 2000. С. 9–21, 40–44, 51–60.

№ 1, 3 – в Областной библиотеке им. Белинского;

№ 2 – в библиотеке Гуманитарного университета.

Эволюция лирического героя в поэзии Н. Гумилева

Романтическое мироощущение и трагическая судьба Н. Гумилева.

Раннее творчество Н. Гумилева: герой-маска, «адамизм», экзотика дальних странствий, тяготение к жанру баллады, энергичность ритма и звукописи. Поэма «Капитаны».

Разлад мечты и действительности («Жираф», «Творчество»). Своеобразие трактовки темы любви. «Колчан» – война как один из ликов Апокалипсиса, пробуждающий Дух в человеке.

Книга «Костер»: поиск гармонии с миром и неизбежность отчуждения. Философское содержание книги «Огненный столп»: путь к своему «я» («Душа и тело»), эстетическая саморефлексия («Слово», «Шестое чувство»). Идея прапамяти и новая, сюрреалистическая поэтика в стихотворении «Заблудившийся трамвай».

1.Ахматова А. Самый непрочитанный поэт // Новый мир. 1990. № 5.

2. Павловский А. Николай Гумилев // Вопросы литературы. 1986. № 10.

3.Панкеев И. Николай Гумилев // Литература в школе. 1990. № 5.

4. Чупринин С. Судьба и стихи Н. Гумилева // Октябрь. 1989. № 3.

5. Н. С. Гумилев: Pro et contra: Личность и творчество Н. Гумилева в оценке русских мыслителей и исследователей. СПб. 1995.

6.Давидсон А. Муза странствий Н. Гумилева. М. 1992.

№ 1–6 – в Областной библиотеке им. Белинского.

«Величавая простота» в ранней лирике А. Ахматовой

Место поэзии А. Ахматовой в Серебряном веке. «Земное» чувство любви как основа мироощущения в реалистической поэзии Ахматовой. Конкретность облика лирической героини, точность психологической детали, создающая впечатление камерности, интимности. Глубина и драматизм переживаний, сдержанность в выражении чувства, интерес к окружающему миру – источники «величавой простоты» лирики Ахматовой. Неразрывность личной судьбы с судьбой народа как основа масштабности образа лирической героини второй половины 1910-х годов. Особенности поэтики и ритмико-интонационной организации. Тема 1913 года в «Поэме без героя». Своеобразие поэмы (в сопоставлении с поэмой М. Кузмина «Форель разбивает лед»).

1. Бродский И. Скорбная муза // Юность. 1989. № 6.

2. Лейдерман Н. Л. Русская литературная классика ХХ века. Екатеринбург, 1996. С. 183–204.

3. Эйхенбаум Е. Анна Ахматова // Эйхенбаум Е. О поэзии. Л. 1969. С. 86–147.

4.Виленкин В. Я. В сто первом зеркале: об А. Ахматовой. М. 1990.

5. Добин Е. Поэзия Анны Ахматовой. Л. 1973.

6. Жирмунский В. М. Творчество Анны Ахматовой. Л. 1973.

7. Павловский А. Анна Ахматова. Л. 1966.

8. Хейт А. Анна Ахматова: Поэтическое странствие. М. 1991.

9. Цивьян Т. Дидона, Федра, Кассандра – зеркала Ахматовой // Литературное обозрение. 1989. № 5.

№ 1–9 – в Областной библиотеке им. Белинского.

Лирический характер в творчестве М. Цветаевой

Жизненный и творческий путь: «от поэтики быта к поэтике слова» (М. Гаспаров). Романтическая концепция человека («тайный умысел Бога»), торжество поэзии над бытом («голос правды небесной против правды земной»).

Богатство ритмических ходов, открытая пафосность интонации, паронимия, углубление в морфологический и фонетический состав слова в поисках глубинной семантики.

1.Бродский И. О Марине Цветаевой // Новый мир. 1991. № 2.

2. Гаспаров М. Марина Цветаева: от поэтики быта к поэтике слова // Гаспаров М. Избранные статьи. М. 1995.

3.Коркина Е. Б. Поэтический мир Марины Цветаевой // Цветаева М. Стихотворения и поэмы. Л. 1990.

4. Павловский А. Куст рябины: О поэзии М. Цветаевой. Л. 1989.

5. Саакянц А. Марина Цветаева. Страницы жизни и творчества (1910–1922). М. 1986.

№ 1–5 – в Областной библиотеке им. Белинского.

Эстетическая программа футуризма

Авангард и авангардизм. Внутренняя неоднородность русского футуризма. Место в истории поэзии. Культ «самовитого слова»; эстетическое бунтарство, тенденция к экспрессионизму и примитивизму. Теория «заумного языка» А. Крученых.

1.Васильев И. Е. Русский поэтический авангард ХХ века. Екатеринбург, 1999. С. 38–75.

2. Русский футуризм: Антология / В. Терехина, А. Зименков. М. 1999.

3.Крусанов А. Русский авангард. СПб. 1996.

4. Нойхаузер Р. Авангард и авангардизм // Вопросы литературы. 1992. III.

№ 1–4 – в Областной библиотеке им. Белинского.

Эго-футуризм И. Северянина

Мажорность тона, эстетический эпатаж, гедонизм, сверхизобилие экзотизмов и неологизмов, экстравагантность как установка на отклонение от канона. Игра с формой, певучесть ритма, новизна рифм. Китч и лирическая ирония, лицо и маска. Творчество Северянина в эмиграции. Цикл «Медальоны» – поэтический памятник культуре Серебряного века; диалогичность лирического слова.

1.Кошелев В. Поэт с утренней душой // Северянин И. Стихотворения. М. 1988.

2. Урбан А. «Добрый ироник» // Звезда. 1987. № 5.

3. Барковская Н. В. Поэзия Серебряного века. Екатеринбург, 1999. С. 117–123.

№ 1, 2 – в Областной библиотеке им. Белинского;

№ 3 – в библиотеке университета.

Трилогия вочеловечения блока

Отражение этапов творческого пути Александра Блока в «Трилогии вочеловечивания»

Лирика Блока — явление абсолютно уникальное в русской литературе. Несмотря на то, что круг тем и проблем, затрагиваемых Блоком, крайне разнообразен, его лирика является гармоничным единым произведением, занимающим временной отрезок длиной во всю жизнь. Собрание стихотворений Блока состоит из трех томов, что проясняет название, данное собранию самим автором, — «трилогия вочеловечения». Блок говорил, что процесс творчества ведет к рождению художника, «мужественно глядящего в лицо миру». Таким художником был, конечно, он сам.

Первый том — преддверие будущего творческого пути. В нем собраны стихи совсем еще юного поэта. Его восприятие жизни двояко. С одной стороны, мотивы разочарованности: «я стар душой», с другой — тяга к жизни: «я стремлюсь к роскошной воле». Но уже в самых первых стихах Блок говорит о высоком назначении поэта, о его провидении «нового света».

Центральное место в первом томе отводится «прекрасной даме». образ которой неизменно ассоциируется с именем Блока. В этот период женщина для поэта — воплощение Вечной Жены, Вечной Женственности, Святой, Ясной.

Он несколько мистически воспринимает любовь. Отсюда и рождаются такие строки:

Вхожу я в темные храмы,
Совершаю бедный обряд.
Там жду я Прекрасной Дамы
В мерцаньи красных лампад.

Блок творил в тот период под влиянием двух обстоятельств: любви к Л. Д. Менделеевой и увлечения идеями философа Соловьева. Образ Вечной Жены как раз перенят от Соловьева, которому принадлежит мысль о том, что любовь к миру открыта через любовь к женщине. Так вполне земное чувство к обычной женщине переросло у Блока в мистически-философский миф.

Но не только любовные переживания нашли отражение в первом томе. Блок затрагивал и совершенно иного плана вопросы. Например, социальные и политические. Характерным примером является стихотворение «Фабрика9quot;: Я слышу все с моей вершины: Он медным голосом зовет Согнуть измученные спины Внизу собравшийся народ.

Даже в этом раннем стихотворении слышится предчувствие больших перемен в жизни страны. У юного Блока уже появляются размышления о народной судьбе, которые позже привели к созданию поэмы «Двенадцать9quot;. Хотя, по большому счету, он еще замкнут на мистицизме, но цикл «Распутья9quot;, завершающий первый том, намечает перелом в творчестве Блока.

Во втором томе поэт в значительной мере отходит от мистицизма, от идеала мировой гармонии. Это не значит, что он разочаровался в идеях Соловьева. Но вокруг кипела жизнь, настолько полная событиями, что уже невозможно было не участвовать в ней. Период, когда создавался второй том, совпал с революционными событиями. Однако Блок еще не ощущает себя сопричастным революции, он как бы стоит в стороне, наблюдая и оценивая. Размышления, на которые наводят Блока происходящие события, вызывают к жизни тему «народ и интеллигенция».

Немаловажен во втором томе и созданный блоком образ Родины. Русь всегда была для поэта разноликой. Часто для поэта Родина приобретала об­раз женщины. Иногда — представала таинственной, сказочной страной: «и в тай не ты почиешь, Русь». Несмотря на неоднозначное восприятие поэтом своей страны, Родина для него не есть нечто раздробленное. Неодинаковость образа Родины в разных стихотворениях — особенность восприятия; на самом деле Русь для поэта — одно гармоничное целое.

Для Блока был нелегок период, когда создавался второй том. Но в любом случае это было его существенное достижение, большой шаг вперед. Сам поэт утверждал, что все, что он оставляет за спиной — «равно великое».

Третий томвершина «трилогии вочеловечения». Не всегда поэт шел к ней по восходящей. Иногда он отклонялся с пути, делал ошибки, но все же, пусть медленно, двигался к вершине.

Третий том открывается циклом «Страшный мир». Надо сказать, что эта тема присутствовала и в первом, и во втором томе. С одной стороны, «страшный мир» для поэта — это обличение буржуазного существования, с другой — окружающая действительность, которая терзает блоковского лирического героя своей дисгармонией. Душа героя греховна, пуста, лишена веры. Часто он раздваивается сам в себе. Это еще одна тема третьего тома — тема двойника.

«Страшный мир» замкнут, из него нет выхода. Он пугает своей цикличностью. Вспомним знаменитое «Ночь, улица, фонарь, аптека. «. Это стихотворение совершенно неожиданно заканчивается теми же словами, но в другом порядке, — «аптека, улица, фонарь. » Замкнутость времени и пространства пугают Блока. И все же он верит в победу света, жизни:

О, я хочу безумно жить:
Все сущее — увековечить,
Безличное — вочеловечить,
Несбывшееся — воплотить!

В этом стихотворении наконец прозвучало давно ожидаемое слово «вочеловечить9quot;. Это мысль, к которой поэт шел долгие годы. Может быть, в том, чтобы вочеловечить безличное, и заключается высокая миссия поэта. Все три тома трилогии — это история души художника. В третьем томе — апогей его духовного развития, выраженный всего несколькими строками стихотворения «О, я хочу безумно жить. «

Надо заметить, что третий том посвящен в немалой степени и так называемой «чистой поэзии», то есть поэзии музыки, природы, красоты. Неизменной остается тема Родины.

Путь и автора, и его лирического героя к «вочеловечению9quot; — это путь, полный ошибок, противоречий, сомнений. Но Блок преодолевает этот путь: от юношеского, не совсем еще осознанного мистицизма он переходит к серьезным размышлениям о реальной жизни, о России. Мы видим, как поэт растет, развивается и, наконец, становится тем классиком, которого мы знаем, как Александра Блока.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *