Теория конфликта в социологии

СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ КОНФЛИКТА

В 60-х годах XX в. в широкую популярность приобрела со­циологическая теория конфликта, которая была выстроена в рабо­тах Л. Коузера, Р. Дарендорфа, О. Гоулднера, Г. Коллинза в проти­вовес преобладанию структурного функционализма с его акцентом на трактовку общества как управляемой системы на основе ценно­стей консенсуса и интегрированной роли общих ценностей. Одна­ко теоретические истоки этой теории коренятся в концепциях К. Маркса и Г. Зиммеля.

В отличие от марксовой концепции социальных конфликтов, которые по мере обострения достигают стадии антагонизма, приводящего к революционному разрушению капитализма, выдаю­щийся немецкий социолог Георг Зиммель полагал, что в динамике конфликтов более глубокие и острые из них постепенно уступают место менее интенсивным и острым, вследствие чего укрепляются прочность и интегративность данной системы. «Как только жизнь возвысилась над чисто животным состоянием до некоторой духов­ности, а дух, в свою очередь, поднялся до состояния культуры в ней, — подчеркивает Г. Зиммель, — обнаружился внутренний кон­фликт, нарастание и разрешение которого есть путь обновления всей культуры». Социодинамика культуры такова, что кон­фликт чаще всего не разрешается, а заменяется новым по содержа­нию и форме, который вместе с предшествующими и последующими составляет, согласно Г. Зиммелю, основную движущую пружину развития культуры, а вместе с нею и всей жизни общества.

В 60-х годах XX века целый ряд важных нововведений в социологическую теорию конфликтов внес Льюис Коузер. Он счи­тал, что конфликт представляет собой борьбу за ценности и пре­тензии на определенный статус, власть и ресурсы, борьбу, в кото­рой целями противников являются нейтрализация, нанесение ущер­ба или уничтожение соперника. Исходя из такого понимания сущности конфликта, он утверждал: «В каждом типе социальной системы существуют возможности для конфликта, поскольку отдельные индивиды и группы склонны время от времени предъявлять встречные притязания на ресурсы, количество которых ограниче­но, престижные или властные позиции».

В конфликтном функционализме Л. Коузера при многоас­пектном рассмотрении основных параметров конфликтов — остро­ты, длительности, интенсивности и др. — все-таки первенствующее значение предается выяснению их функций. Наиболее важ­ные из них таковы: 1)усиление сплоченности членов группы; 2) более четкое разграничение между враждующими груп­пами; 3) усиление интегративности социальной системы; 4) повышение степени адаптивности системы к изменяю­щимся условиям.

Л. Коузер утверждал, что конфликт способен выполнить важную интегрирующую роль в социодинамике социальной груп­пы. Он сплачивает группу, способствует установле­нию идентичности группы в границах, отличающих ее от других групп. Кроме того, конфликт сохраняет существование группы как целостности, играя при этом роль предохранительного клапана, который способствует выходу накапливающихся враждебных чувств и сдерживает дезинтеграционные процессы. Социальный конфликт играет важную роль во взаимодейст­вии различных групп. Конфликт служит для установления и сохранения идентичности и линии разграничения между группами и сообществами. Конфликт с другими группами способствует установлению и утверждению идентичности группы в границах, охраняющих от окружающего мира.

Социальный конфликт не всегда дезорганизует взаимоотношения, внутри которых он возникает, напротив, становится необходи­мым для их сохранения, поддержания и упрочнения. Признавая, что конфликты при определенных условиях способны привести к разрушению и дезинтеграции социальных систем, Л. Коузер особо выделял позитивные функции конфликта, позво­ляющие сохранять или восстанавливать интеграцию системы и ее приспособляемость к изменяющимся условиям. Приводя к нарушению интеграции составных частей социального целого и тем самым к его временной дезинтеграции, социальные конфликты долговременным действием при определенных условиях (тенденция к снижению остроты, сосредоточенность не на индивидуальных, а на общественно значимых интересах и це­лях и др.) делают социальную структуру более гибкой, что усиливает способность системы избавляться от грозящих ей в будущем нарушений равно­весия. Но, становясь вследствие возникновения и разрешения кон­фликтов более динамичной и гибкой, система обнаруживает высо­кий уровень приспособляемости к изменяющимся условиям. «Об­щество, раздираемое дюжиной противоречий, имеющих всевоз­можную направленность, находится в мень­шей опасности быть насильственно разорванным на части, чем общество, в котором возник всего один однонаправленный раскол. Новое столкновение способствует уменьшению масштаба всех других, пересекающихся с ним, конфликтов. Поэтому можно сказать, что общество скреплено своими внутренними конфликта­ми».

Такая констатация подводит Л Коузера к очень важному выводу о различении двух типов социальных систем в зависимо­сти от того, в какой степени эти системы проявляют терпимость либо, напротив, нетерпимость к конфликтам. Если социальные системы жесткого, тоталитарного типа стремятся подавить кон­фликты, то открытые, гибкие социальные системы допускают воз­можность и даже желательность множества конфликтов, которые возникают в различных сферах, по различным поводам и поэтому втягивают в свои орбиты немногочисленные враждующие группы. «В гибких социальных системах множественные конфликты пере­секаются друг с другом, предотвращая этим серьезные потрясения осевых структур. Дозволяя непосредственное и прямое выражение спорных претензий, такие социальные системы способны пере­страивать свои структуры, ликвидируя источники неудовлетво­ренности. Многочисленные конфликты, с которыми они сталки­ваются, устраняют причины группового разобщения и восстанав­ливают единство. Такие системы используют терпимость и инсти-туционализацию конфликта в качестве важного стабилизирую­щего механизма».

Важным этапом развития социологии конфликтов стала тео­рия Ральфа Дарепдорфа. Онаисходит из наличия классов в индустриальном обществе и вытекающих от­сюда отношений господства и подчинения, приводящих не только к противоположности интересов, но и к осознанию такой противоположности представителями противоположных классов. Чем глубже осознается противоположность интересов, тем более раз­личные общности людей, дифференцирующиеся на носителей гос­подства либо подчинения, из социальных квазигрупп преобразу­ются в конфликтные группы, столкновение которых и приводит к социальному конфликту.

Разработанная Дарендорфом конфликтная модель обще­ства опирается на четыре основополагающих постулата:

1. Каждое общество в каждый данный момент своего разви­тия подвержено процессам изменений-эти изменения вездесущи.

2. В каждом обществе в каждый момент времени проявля­ются несогласие и конфликт — социальный конфликт вездесущ

3. Каждый элемент в обществе способствует его дезинтегра­ции и изменениям.

4. Каждое общество опирается на принуждение, применяе­мое одними его членами в отношении к другим.

С точки зрения Р. Дарендорфа, в течение последних пятна­дцати лет в обществе стал опасно разрастаться новый тип кон­фликтов, способный расшатать и ослабить социальную систему, даже привести к ее разрушению. Речь идет о мощных потрясениях общества, «выступающих в форме неразрешимых национальных конфликтов». Еще одной особенностью современных кон­фликтов стала «индивидуализация социального конфликта в от­крытых обществах», где «индивидуальная мобильность занимает место классовой борьбы». Есть в современных обще­ствах еще одна чрезвычайно рас­пространенная «форма воплощения конфликта». Он ныне — «не линия огня в революционной войне и даже не борьба демократи­ческого класса, а аномия». В его понимании, «аномия обозначает такое положение вещей, когда нарушения общественных норм сходят преступникам с рук». Важнейшим средством преодоления такой ситуации является ус­тановление социального контракта между различными группами, который приобретает два основных вида: с одной стороны, контракт доминации (власти, господства), с другой стороны — кон­тракт ассоциации. Второй тип создает условия для гармонизации современных обществ.

Существенный вклад в разработку современной макросоциологической теории конфликта внес известный американский социолог, профессор Калифорнийского университета Рэндал Кол­линз в своих книгах «Конфликтная социология» (1975), «Теорети­ческая социология» (1988) и др. В основании выдвигаемой и от­стаиваемой им макросоциологической конфликтологической па­радигмы покоятся четыре взаимосвязанных теоретических посту­лата.

1. Центральной особенностью любой социальной системы
как организации является стратификация, представляющая собой
специфический вид и определенную степень неравенства групп и
индивидов в их доминировании друг над другом.

2. Причины происходящих в обществе процессов и измене­ний нужно искать в интересах групп и индивидов, прежде всего, для поддержания доминирующих позиций или укло­нения их от доминирования других.

3. Кто и что выигрывает в этой борьбе, зависит от контроли­руемых ресурсов, включая материальные, для осуществления принуждения и экономических расчетов, а также ресурсов для социальной организации и формирования эмоций и идей.

4. Движущая сила социального изменения — конфликт, действующий так, что дли­тельные периоды стабильного доминирования чере­дуются с интенсивными эпизодами мобилиза­ции групп, вступающих в конфликтное противоборство друг с другом.

Такой концептуальный подход, выводящий пики конфликт­ных взаимодействий на периоды мобилизации групп за передел возможностей и границ доминирования, приводит Р. Коллинза к идее совмещения конфликтной социологии с концепций организа­ции перераспределения социальной власти. Опираясь на осново­полагающий тезис Р. Дарендорфа о приоритетности расположения конфликтных взаимодействий вдоль оси власти, он дополняет ее, точнее сказать, синтезирует ее, с предложенной американским со­циологом М. Манном еще в середине 30-х годов концепцией че­тырех измерений власти: военно-геополитического, политическо­го, экономического и культурно-идеологического. Соответственно четырем типам власти Р. Коллинз анализирует через макроконфликтную призму социальных взаимодействий четыре типа орга­низаций, развертывающих специфические для них способы функ­ционирования через четыре вида сетей: военную, политическую, экономическую, идеологическую. Каждый из этих типов сетей, поскольку они организуют людей, есть форма власти.

Когда речь идет о макроконфликтной интерпретации развер­тывания геополитических сетей, то Р. Коллинз выдвигает на пе­редний план два утверждения. Первый из них провозглашает ре­шающее значение «преимущества в ресурсах: военные конфликты обычно выигрывает более крупное и богатое государство». Этот принцип куммулятивен, поскольку государства- победители по­глощают ресурсы государств, потерпевших поражение. Второй принцип — геопозиционное преимущество: государства, находя­щиеся в окружении меньшего количества врагов, в военном отно­шении превосходят государства с многочисленными врагами.

Характеризуя динамику политических сетей, Р. Коллинз об­ращает внимание на то обстоятельство, что «организации (а не ин­дивиды) суть главные действующие лица на масштабных полити­ческих аренах». Поэтому в процессе анализа этих сетей на перед­ний план выдвигается рассмотрение условий, мобилизирующих «конфликтные группы на действия». Вследствие этого «теория мобилизации ресурсов является прямым расширением теории конфликта в том, что касается интересов и ресурсов с ударением на организационных условиях, побуждающих мотивах и ценно­стях».

Анализируя развертывание конфликтов в структуре эконо­мических сетей, Р. Коллинз особенно выделяет одну из особенно­стей этого процесса, проявившуюся в последние десятилетия. «В конце XX столетия, — пишет он, — появляются рынки метафинансов как арена борьбы за управление корпоративными финансами с соответствующими способами влияния. Это укладывается в об­щую теорию конфликта относительно обеспеченного создания но­вых структур конфликта, которые строятся на предыдущих».

Теория конфликта

Теория «социального конфликта», конфликтологический подход, конфликтная традиция — все это обозначения важного направления развития социологической мысли XX в. В русле этой парадигмы появилось немало интересных концепций, ярких теоретиков и работ. Теория конфликта вышла на авансцену современного социологического знания в 60-70-х годах, вытеснив традиционно влиятельные позитивистские течения, вызвав острую полемику в социологических кругах, стимулируя постановку ряда проблем развития социологической науки. Она занимает в наши дни одно из ведущих мест среди направлений современной социологии.

По словам Дж. Александера, всю современную социологическую теорию можно грубо разделить на «Функционалистская» и «Конфликты логическую», причем не только в области общей теории, но и в специализированных сферах эмпирических исследований. По аргументами другого авторитетного теоретика Рендела Коллинза (США), в мировой социологической мысли прослеживаются три главные традиции: конфликтная (К. Маркс, М. Вебер, современные теоретики конфликта) позитивистская (Огюст Конт, Э. Дюркгейм, Т. Парсонс и другие исследователи «ритуалов общественной солидарности»), а также, несколько особняком, микроинтеракционистська традиция (что ассоциируется со взглядами Чарльза Кули, Джорджа Герберта Мида, Герберта Блумера, Гарольда Гарфинкеля и их последователей ). Однако особо подчеркивается, что современная теория конфликта возникла как результат стремлений создать «неидеологизовани версии марксизма», перенести центр тяжести в пределах последнего на положение во факторной концепции «левого веберианства».

По мнению сторонников этого направления, конфликтный подход имеет большие познавательные возможности, чем классический марксизм, в исследовании разнообразия путей и форм преобразования социальной реальности с помощью широкого спектра конфликтов, которые ей присущи.

Теория конфликта развивалась в русле той «марксистской традиции» в социологии, которая сложилась на Западе в академической науке (включая также близкие, родственные концепции «критической социологии», «социологии социологии» и вообще леворадикального критицизма в социальных науках, представленных такими именами, как Алвин Гоулднер, Норман Бирнбаум (США), Герберт Маркузе (Германия, США), Эрик Фромм, Чарлз Райт Миллс (США) и др.). Вместе с тем она все время модифицировалась под влиянием тезисов ве-беривськои многофакторности в социальном анализе, деидеологи-зации и академической аналитичности. Конфликтный подход в социологическом познании позволил осветить, понять многие актуальные проблемы общественной жизни и предложить решения их. Многочисленные исследования в области политической социологии, производственных, расовых и межнациональных отношений, социальной стратификации, форм коллективного поведения и т.п. проводимых в ракурсе конфликтного подхода, стали доказательствами его плодовитости и одновременно ограниченности других подходов, игнорировали значимость проблем власти, распределения благ и противоречивости интересов различных социальных групп и институтов.

Теория конфликта заявила о себе прежде всего как главная альтернатива позитивистском функционализма; «социологии порядка» было противопоставлено «социология конфликта», а потому провозглашено необходимость создания другой «ветви социологической теории», которая более адекватно отражала, по мнению его последователей, социальную реальность. Вместе с тем теоретики конфликта обратились ко многим проблемам социологического теоретизирования вообще, прежде всего к проблемам социального изменения, дифференциации, социальной активности, идейно-ценностных детерминант общественного развития.

Современный конфликтологический подход получил свое первоначальное теоретическое оформление в трудах американского социолога Льюиса Козера («Функции социального конфликта», 1956), немецкого — Ральфа Дарендорфа («Класс и классовый конфликт в индустриальном обществе», 1959), британского — Джона Рекса («Ключевые проблемы социологической теории «, 1&61;» Социальный конфликт «, 1981). К теоретиков этого направления, которые активно работают, можно отнести также Р. Коллинза и Юргена Хабермаса, концептуальные построения которых имеют конфликтологические корни.

При совместной предрасположенности к конфликтному ракурса рассмотрения общественных явлений каждый из них отстаивает собственную концепцию. В Л. Козера это конфликтная альтернатива функционализма в его, так сказать, пределах, «с середины» функционального анализа, с использованием идей Георга Зиммеля и Зигмунда Фрейда. В Р.Дарендорфа концептуальный подход строится на положениях теории К. Маркса и М. Вебера — с акцентом на просмотре марксовой взглядов на природу социальных конфликтов в послевоенном западном обществе. У Дж. Рекса теория конфликта представляется как тео-Ретик-методологическая основа «реального социологического анализа».

Конфликтологические теории состояли под влиянием ряда истори-ко-культурных и идеологических факторов 60-70-х годов. их теоретики группировались вокруг неприятия Функционалистская теоретико-методологических установок, критики неопозитивистских постулатов. Как справедливо отмечалось, теоретические усилия направлялись не «во имя», а «от противного», в роли которого выступал академический структурно-функциональный анализ.

Итак, теории конфликта формировались в силовом поле идеологического неприятия функционализма. их сторонники ставили под сомнение слишком оптимистичное изображение социальных отношений. Они не находили больших возможностей для реализации доминирующих в послевоенный период на Западе идей рациональности и либерализма в существующих общественных структурах. Для них были более приемлемыми мысли Ч.Р. Миллса, когда он в известной работе «Правящая элита» (1959) развенчивал консервативную атмосферу американского образа жизни.

Очевидно представляется также связь конфликтологического теоретизирования с европейской социально-философской мыслью левого толка. Все ведущие теоретики конфликтологии так или иначе были причастны к социалистическому или рабочего движения в Западной Европе. На воинственном антифункционализми сказался также фактор столкновения европейской и американской историко-культурной традиции, в частности европейской акцентованости на гражданском, политизированный характер социологии и американского подчеркивание личностного характера научных взглядов, академического отстранения социологической дисциплины.

Конфликтология не только рождалась и завоевывала себе сторонников среди социологов, но и сама питалась идеями демократии, лозунгами социального равенства, защиты угнетенных и эксплуатируемых и, в конечном итоге, идеями социального переустройства современного общества. По определению одного из основателей теории конфликта Дж. Рекса, «конфликт интересов и целей лежит в центре модели общественной системы как целого». Отсюда выводится ключевая задача социологического анализа: обоснование исходной, базовой составляющей конфликтной ситуации.

Социологи, прежде всего в США, начали широко использовать такую модель общественной системы в эмпирических специализированных исследованиях. Так, по свидетельству Дж. Александера, в течение более трех десятилетий конфликтология имела огромное влияние на прикладную социологию, «репродуцируя конфликтное видение во многих эмпирических сферах», предложив новые толкования социальных явлений учитывая их противоречивость, амбивалентность или волюнтаристски создаваемое противостояние сторон. Хотя при этом оказалась и определенная ограниченность конфликтного подхода, в частности в объяснении гражданской солидарности, «чувство общности», проблем сознания и нравственного контроля. К тому же политическая система западного общества второй половины XX в. приобрела довольно дифференцированных и плюралистических черт, открывало возможности для включения различных его групп в общие задачи социального управления, для заметной гармонизации общественных противоречий. Это также сказалось на эволюции конфликтологических концепций.

Может показаться, что в ракурсе этой точки зрения изучаются только драматические события общественной жизни — революции, войны, массовые движения и тому подобное. На самом деле такие очевидные проявления борьбы — только меньшая часть конфликтности, которой пронизана вся социальная действительность. Социальные образования характеризуются процессами доминирования и подчинения интересов различных частей системы, социальных групп и индивидов. Общество интересует конфликтологов не просто учитывая конфликтные явления, которые там наблюдаются, а тем, что происходит в нем, когда конфликнисть НЕ вырывается наружу, В плоскости этой парадигмы ставится задача осветить, каким образом определенный социальный порядок состоит из разных стремлений общественных слоев, групп и индивидов, каковы возможности реализовать свои интересы в соперничестве с другими. Согласно теории конфликта в обществе всегда идет борьба за достижение различных целей, за успех и первенство независимо от того, наблюдается открытая борьба интересов.

Термин «конфликт» в этом смысле несколько метафорический. Областью конфликтологии представляется противоречивость общественной жизни вообще, разнообразие интересов и целей общественной деятельности. Не следует толковать его буквально. Речь идет не только о теории собственно конфликтов, но и значительно шире — о теории общественной организации, модели социального поведения, групповую мотивацию, толкование имеющихся социальных структур, причины изменения их. Современная теория конфликта использовала многие положения марксизма, дополняя новые его интерпретации идеями из трудов Г. Зиммеля, М. Вебера, Роберта Михельса и В.Ф. Парето. Заметим, что в разных версиях конфликтологии осталась существенная разница в понимании природы социальных конфликтов. В частности, если К. Маркс акцентировал внимание на антагонистическом характере социальных конфликтов, их экономической почве, то Г.Зиммель отталкивался от присущих человеческим существам «инстинктов борьбы» и указывал на интегративные последствия конфликтов. М. Вебер предлагал чисто социологический подход ба-гатофакторнои теории социальной стратификации, подчеркивая роль идейно-культурных факторов.

В современной конфликтологической теории используются различные схемы причин и факторов конфликтности, при «асто рядом выделяют две ее ветви: диалектическую теорию конфликта коренится в марксовой концепциях, и конфликтный функционализм, что вдохновляется Зиммелевское идеями, с ударением соответственно на революционных или эволюционно-реформистских средствах разрешения конфликтных явлений.

Однако сформулированы исходные положения, которые являются основой конфликтного подхода, сводятся к следующим положениям:

— Во всех социальных системах можно найти неодинаковое распределение ограниченных в количестве ценных ресурсов;

— Неравенство закономерно и неизбежно порождает конфликты интересов различных частей системы;

— Такие конфликты интересов рано или поздно приведут к открытое столкновение между теми, кто владеет, и теми, кто не владеет ценными ресурсами;

— Эти конфликты будет вызывать реорганизацию социальной системы, создавая новые виды неравенства, что, в свою очередь, послужит толчком для новых конфликтов и изменений и т.

На этой основе разработаны своего рода конфликтологическую «универсальную модель» социальной структуры и социальных отношений, где власть и собственность, власть, борьба является сущностным признакам (Дж. Рекс, Р. Коллинз). Самым большим вкладом в социологическое теоретизирование нашего времени считаются: конфликтное понимание социального порядка, общественных отношений людей; конфликтное видение общественных институтов; анализ конфликтных процессов — их причин, факторов, интенсивности, длительности, наконец, социальных функций; исследования роли конфликтов в социальной динамике, общественно-историческом развитии. Отчетливо конфликтный подход оказался в таких сферах, как конфронтации классовых культур, половых и возрастных страт, борьба в производственных сферах и торговли, наконец, в межнациональной напряженности и геополи-политическом противостоянии. В конфликтологической плоскости прослеживается главная тенденция трансформации конфликтных соревнований от классовых и межнациональных противостояний (или экономико-политических) в отрасль культурных моделей жизнедеятельности, морально-ценностных предпочтений, в область «коммуникативного действия» (или в духовный мир).

Заметный след в истории социологической мысли сторонники теории конфликта оставили своей критикой недостатков позитивистской социологии, особенно концептуальных построений Т. Парсонса. Конфликтное видение социальной жизни побудило их к новым исследованиям форм социальной организации, власти, производства, бюрократии, средств массовой коммуникации, к широкому применению в социологическом анализе таких понятий, как господство, неравенство, напряжение, групповая борьба, конкуренция и тому подобное.

Преодолевая «методологический индивидуализм», присущий микро-уровневым, психологическим толкованием взаимодействий в обществе, конфликтная теория сосредоточила свое внимание преимущественно на анализе макромасштабных социальных объектов, где субъектами конфликтных отношений есть большие сообщества, общественные институты, партии, корпорации, нации, государства. Изменилась также роль сторонников этого подхода в пределах дисциплины: они уже не только главный оппонент функционализма, что до сих пор доминировал, но и равноправный партнер, составляющая «ведущего струи» социологического теоретизирования.

Конфликтологи уже не столько критики, сколько участники творческого диалога, причастные к решению актуальных проблемам социального познания. Лидеры этой влиятельной течения в современной социологической теории (Р. Коллинз, Мишель Манн и др.) Не отрицают, что в первобытных тезисов конфликтологии были добавлены новые важные аргументы, привлечено эмпирические доказательства из новых исследовательских сфер, а это способствовало обновлению конфликтной парадигмы.

Теория социального конфликта

1. Карл Маркс и Георг Зиммель: социология конфликта

2. Р. Дарендорф и Л. Козер: концептуальная основа современной парадигмы конфликта

3. Функции социальных конфликтов, их классификация

Список использованной литературы

конфликт социальный зиммель

Теорий социального конфликта множество. В настоящее время существует самостоятельная отрасль знания на стыке философии, социологии, политологии и психологии — конфликтология.

Считается, что первым ученым родоначальником теории конфликтов является К. Маркс. В сущности весь марксистский стержневой идеей имеет идею борьбы классов. Представители наиболее радикальной ветви марксизма указывали, что главным в учении Маркса является теория классовой борьбы. Это подчеркивали и его последовательные критики.

Помимо марксизма теория конфликта имеет ряд др. крупных теоретиков. Одним из самых ранних был представитель немецкой школы Зиммель. В своей работе «Социология» он сформулировал ряд выводов и ввел в науку само понятие «соц. конфликта». Еще позже Р. Дарендорф (60-е гг.) исходил из того, что суть социальных конфликтов заключается в том, что у одних групп в обществе власть, а у других ее нет, причем власть одних как раз осуществляется по отношению к другим. Далее успех Л. Козера — в попытках не противопоставить теорию конфликта структурному функционализму, а «вписать» конфликт в идеи общественного порядка.

Главной целью курсовой работы является раскрытие теории социального конфликта: Карл Маркс, Георг Зиммель, Ральфа. Дарендорф, Льюиса. Козер.

Для достижения поставленной цели необходимо решить ряд задач:

рассмотреть диалектическое учение о противоречие и конфликте Карла Маркса;

изучить конфликтный функционализм Георга Зиммеля;

исследовать диалектические теории конфликта Ральфа Дарендорфа;

выяснить конфликтный функционализм Льюиса Козера;

рассмотреть функции социальных конфликтов, их классификация.

Предметом исследования реферата являются теории социального конфликта.

Теоретической основой курсовой работы являются труды зарубежных и отечественных ученых и писателе: Гришина Н.В. Маркс К. Энгельс Ф. Тернер Дж. Смелзер Н. Буртовая Е.В. Зиммель Г. Дарендорф Р. Здравомыслов А.Г. Фролов С.С.

По своей структуре реферат состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка содержащего шестнадцать источников.

1. Карл Маркс и Георг Зиммель: социология конфликта

Наиболее сильными выразителями оппозиционной точки зрения были Карл Маркс (1818-1883) и Георг Зиммель (1858-1918), идеи которых, развитые последователями, фактически заложили основание современной конфликтологии .

Первоначальное формирование теории конфликта как определенной системы воззрений на природу общества, его устройство и развитие произошло, по общему признанию, под непосредственным влиянием работ Карла Маркса. Его основные тезисы, повлиявшие на возникновение «конфликтной» модели общества, связаны с постулированием неизбежности классовой борьбы, возникающей в обществе в силу его разделенности на враждующие классы (эксплуататоров и эксплуатируемых), а классовая борьба между ними становится главной движущей силой истории. Конфликты связаны с противоположными интересами социальных групп и берут свое начало в отношениях собственности и ее распределения. К. Маркс не считал себя «первооткрывателем» явления классовой борьбы: [2] «…Мне не принадлежит ни та заслуга, что я открыл существование классов в современном обществе, ни та, что я открыл их борьбу между собой. Буржуазные историки задолго до меня изложили историческое развитие этой борьбы классов, а буржуазные экономисты — экономическую анатомию классов» [3].

Американский социолог Дж. Тернер на основе изучения работ Маркса сформулировал следующие основные положения Марксового учения о конфликте:

1. Несмотря на то, что социальные отношения проявляют свойства систем, а они все же содержат большое количество конфликтных интересов;

2. Это обстоятельство свидетельствует о том, что социальная система систематически порождает конфликты;

3. Следовательно, конфликт является неизбежным и очень распространенным свойством социальных систем;

4. Подобные конфликты имеют тенденцию проявляться в полярной противоположности интересов;

5. Конфликты чаще всего происходят из-за недостаточности ресурсов, особенно власти;

6. Конфликт — главный источник изменений социальных систем;

7. Любой конфликт имеет антагонистический характер.

Ключевые тезисы Маркса:

1. Чем более неравномерно распределены в системе дефицитные ресурсы, тем глубже конфликт интересов между господствующими и подчиненными сегментами (социальными группами) системы.

2. Чем глубже подчиненные группы начинают осознавать свои интересы, тем вероятнее, что они будут сомневаться в законности и справедливости существующей в настоящее время формы распределения дефицитных ресурсов.

3. Чем больше подчиненные группы системы сознают свои интересы, чем больше они сомневаются в законности распределения дефицитных ресурсов, тем вероятнее, что они должны будут сообща вступить в открытый конфликт с доминирующими группами системы.

4. Чем сильнее поляризация господствующих и подчиненных, тем более насильственным будет конфликт.

5. Чем более насильственным является конфликт, тем больше структурные изменения системы и перераспределение недостающих ресурсов.

Эти ключевые тезисы Маркса в интерпретации Тернера поясняют причины и факторы конфликта, и их влияние на особенности развития конфликта .

Сам К. Маркс ограничивает новизну сделанного им ряда положений доказательств, связанных с существованием классов и их постепенным уничтожением, полнота и глубина его описания и анализа классовой борьбы обеспечили ему приоритетное место в ряду исследователей этой проблематики. Даже в 70-80-х годах К. Маркс все еще продолжал считаться не просто известным, но наиболее значительным теоретиком конфликта, а его идеи оказали и продолжают оказывать влияние на многие представления современной конфликтологии. Как указывает Н. Смелзер, «теория конфликта сформировалась главным образом на основе произведений Карла Маркса» [5]. Заслуги К. Маркса усматриваются не столько в выдвижении каких-то конкретных идей или решений проблем, но в создании «социологии классовой борьбы», в том, что его идеи «бросают прямой вызов допущениям, приписываемым функционализму, и служат интеллектуальным трамплином для конфликтной альтернативы социологического теоретизирования».

Другим классиком, имя которого в истории конфликтологии обычно соседствует с именем Маркса, является немецкий философ Г. Зиммель ,научное наследие которого оценивается столь высоко, что его иногда считают одним из основоположников современной социологии в целом.

«Одни только филистеры могут полагать, что конфликты и проблемы существуют для того, чтобы быть разрешенными. И те и другие имеют в обиходе и истории жизни еще и другие задачи, выполняемые ими независимо от своего собственного разрешения. И ни один конфликт не существовал напрасно, если время не разрешит его, а заменит его по форме и содержанию другим. Правда, все указанные нами проблематические явления слишком противоречат настоящему, чтобы оставаться неподвижными в нем, и свидетельствуют с несомненностью о нарастании более фундаментального процесса, имеющего иные цели, чем одно только вытеснение существующей формы вновь образуемой. Ибо едва ли мост между предыдущим и последующим культурных форм был столь основательно разрушен, как теперь, когда осталась одна бесформенная сама по себе жизнь, имеющая заполнить образовавшийся пробел. Столь же несомненно она имеет своей целью создание новых форм, более соответствующих силам настоящего — быть может, сознательно задерживая наступление открытой борьбы — и заменяющих лишь старую проблему новой, один конфликт другим. Так выполняется настоящее предназначение жизни, которая есть борьба в абсолютном смысле, охватывающем относительное противопоставление борьбы и мира. Абсолютный же мир, который, быть может, также возвышается над этим противоречием, остается вечной мировой тайной» [8].

Подобно Марксу, Зиммель полагал, что конфликт в обществе неизбежен, и считал одной из его основных форм конфликт между индивидом и обществом. Зиммелю приписывается и авторство самого термина «социология конфликта», и приоритет в ее основании. В отличие от Маркса Зиммель проявлял интерес к более широкому спектру конфликтных явлений, описывая конфликты и между этническими группами, и между разными поколениями людей и культурами, и между мужчинами и женщинами, и т. д. Но главное отличие социологии конфликта Зиммеля от идей Маркса — это вера в то, что конфликт может приводить к социальной интеграции и, обеспечивая выход враждебности, усиливать социальную солидарность. Конфликт, по Зиммелю, не всегда и не обязательно приводит к разрушениям; напротив, он может выполнять важнейшие функции сохранения социальных отношений и социальных систем. Зиммелем сформулирован ряд положений, связанных с функциями конфликта, касающимися участвующих в конфликте сторон, а также социального целого, в рамках которого развивается конфликт.

Несмотря на «социологическое происхождение» идей Зиммеля, конфликт понимается им не просто как столкновение интересов, но более психологизированно, как выражение некоей присущей людям и их отношениям враждебности. Влечение к враждебности Зиммель рассматривает, в свою очередь, как парную противоположность потребности в симпатии. Он говорит о «естественной враждебности между человеком и человеком», которая является «основой человеческих отношений, наряду с другой — симпатией между людьми». Зиммель приписывает инстинкту борьбы априорный характер, ссылаясь на ту легкость, с которой, по его мнению, между людьми возникает враждебность друг к другу, перерастающая в борьбу в ее самых разрушительных проявлениях. В ходе рассмотрения исторических фактов и этнографических наблюдений у Зиммеля «создается впечатление, что люди никогда не любили друг друга из-за вещей столь малых и ничтожных, как те, из-за которых один другого ненавидит». Таким образом, Зиммеля трудно было бы назвать идеалистом, оценивающим социальную жизнь, в том числе и ее конфликтные формы, в позитивных тонах.

Хотя многие ученые склонны были рассматривать конфликт как одно из центральных явлений, свойственных социальным системам, приоритет в попытках осмысления его позитивных функций в жизни общества традиционно отдается, тем не менее, Зиммелю. Считается, что идеи Зиммеля оказали огромное влияние на американскую социологию и прежде всего на работы Л. Козера.

Ключевые положения Зиммеля, касающиеся остроты конфликтов:

1. Чем больше группы вовлечены в конфликт эмоционально, тем острее конфликт.

2. Чем лучше «сгруппированы» группы, втянутые в конфликт, тем он острее.

3. Чем выше относительная сплоченность участвующих в конфликте групп, тем острее конфликт.

4. Чем крепче было раньше согласие участвующих в конфликте, тем острее конфликт.

5. Чем менее изолированы и обострены конфликтующие группы благодаря широкой социальной структуре, тем острее конфликт.

6. Чем больше конфликт становится самоцелью, тем он острее.

7. Чем больше по представлению его участников конфликт выходит за пределы индивидуальных целей и интересов, тем он острее.

Несмотря на отмеченную ведущую роль Маркса и Зиммеля в создании основ социологической конфликтологии, благодаря чему они заслуженно называются первым поколением ее классиков, их идеи и разработки не ограничены собственно явлением конфликта и скорее относятся к общему полю конфликтной проблематики. Маркс пишет о противоречиях и противостоянии частей социальной системы, о неизбежности борьбы, обреченности классового общества на противостояние, которое до поры до времени может находиться в скрытом состоянии. В таком контексте многие положения Маркса больше отвечают понятию борьбы, чем конфликта в его современном понимании. (Впрочем, и сам Маркс, признанный западной социологией выдающимся теоретиком в области конфликта, пишет именно о борьбе — классовой, экономической, политической и т. д.)

В современной теории конфликта (начиная с 60-х годов) сложи-лось два направлениям, в основе которых лежат либо положения Маркса, либо Зиммеля: 1) диалектическая теория конфликта; 2) конфликтный функционализм.

Сказанное в значительной мере относится и к идеям Зиммеля. Утверждение априорного характера борьбы сближает его позицию с идеями социал-дарвинистов, с их центральным концептом борьбы. Описания Зиммеля, опирающиеся на конкретные факты исторического, этнографического и политического характера, нередко используют понятие конфликта скорее в метафорическом смысле.

Важно, однако, отметить, что Зиммель уже вводит различение понятий борьбы и конфликта. Как утверждает Дж. Тернер на основе анализа многочисленных высказываний Зиммеля, последний рассматривает конфликт как своего рода переменную, интенсивность которой образует континуум с полюсами «конкуренция» и «борьба», причем «конкуренция связана с более упорядоченной взаимной борьбой партий, приводящей к их взаимному обособлению, а борьба обозначает более беспорядочную, непосредственную битву партий» [4]. Зиммель считает, что конфликт может менять свою остроту и в силу этого иметь разные последствия для социального целого. Благодаря новизне идей Зиммеля его работы оказались существенным шагом вперед в развитии собственно конфликтной проблематики.

2. Р. Дарендорф и Л. Козер: концептуальная основа современной парадигмы конфликта

Последователями Маркса и Зиммеля и современными «классиками» конфликтологии считаются немецкий социолог Р. Дарендорф и американский ученый Л. Козер, идеи которых стали концептуальной основой современной парадигмы конфликта.

По мнению Тернера, они продолжают развивать два основных направления, заданных «родоначальниками»: Дарендорф представляет диалектическую теорию конфликта в традиции диалектического подхода Маркса, а Козер — конфликтный функционализм.

Наиболее видным современным социологом, придерживающимся диалектической теории конфликта, является Ральф Дарендорф (1929-2009). По Дарендорфу социальный конфликт всегда был и будет присущ любому обществу в силу неизбежного различия интересов. Однако в постиндустриальном обществе, исследованием которого и занимался Дарендорф, основное противоречие социальных систем перемещается, по его мнению, из экономической плоскости, из сферы отношений собственности в область отношений господства-подчинения, и основной конфликт оказывается связан с перераспределением власти. В то же время динамика его возникновения в сущности повторяет логику рассуждений Маркса о диалектике развития конфликта: объективная противоположность интересов сторон, осознание этой противоположности, возникновение социальных организаций и т. д. Дарендорф подробно разбирает условия возникновения конфликтов, факторы, определяющие их остроту, реальные и возможные последствия и т. д.

Работы Дарендорфа по праву позволяют рассматривать его в качестве одного из современных классиков конфликтологии. В то же время, по мнению критиков, понятие «конфликт», наряду с такими основными для Дарендорфа понятиями, как «насилие», «господство и подчинение» и «диалектика», используется им риторически. Дарендорф пытается применить свои рассуждения к широкому кругу социальных конфликтов; в его текстах «конфликт между предпринимателями и профсоюзами» соседствует с конфликтом «между Востоком и Западом» [, в связи с чем он (там же) отмечает: «В этом месте должен стать полностью ясным смысл взятого за основу широкого определения конфликта. Форма столкновения, которая в обыденном языке называется «конфликтом» (впрочем, как и так называемая «классовая борьба»), оказывается здесь только одной формой более широкого феномена конфликта, а именно формой крайней или значительной насильственности (и, возможно, также интенсивности)».

Основные тезисы теории конфликта Дарендорфа.

1. Главными отличительными чертами любого общества являются господство, конфликт и подчинение.

2. Общественная структура основана на власти одних групп людей над другими, например предпринимателей над рабочими, офицеров над солдатами, преподавателей над студентами и т. д.

3. У каждой из таких групп есть общие интересы независимо оттого, осознают их входящие в такие группы или нет; интересы членов разных групп различны и противоположны. Например, может возникнуть конфликт между деловыми людьми, стремящимися к повышению своих доходов, и активистами движения в защиту окружающей среды, которые борются за очищение воздуха и воды.

4. Когда люди осознают свои общие интересы, они образуют общественный класс, который может обнаружить себя в форме профсоюзного движения, лобби политической партии и т. д.

5. Классовый конфликт обостряется, если:

а) почти вся власть сосредоточена в руках нескольких людей, а остальные почти полностью лишены ее;

б) те, кто лишен власти, не имеют возможности ее получить;

в) люди могут свободно организовывать политические группы.

Таким образом, для функционалистов общество — это устойчивое единое целое, главным элементом которого является согласие его членов в отношении общих ценностей. Сторонники теории конфликта, напротив, исходят из того, что в обществе постоянно происходят изменения и возникают конфликты, в том числе связанные и с подавлением одних членов общества другими.

Модель конфликта и модель согласия изначально были ценностно окрашены. Даже социал-дарвинисты, признававшие «естественный» характер происхождения конфликтов, расходились во мнении относительно того, являются ли конфликты «неизбежным злом» или «позитивным фактором естественного отбора» [11]. В то же время для большинства социологов перспектива устранения напряженных ситуаций из жизни общества представлялась, бесспорно, гораздо более привлекательной, а значит, и конфликты рассматривались главным образом как временное негативное явление, вызванное «неправильностями» в общественном устройстве. Усилия ученых были сосредоточены на поиске возможностей избегания конфликтов. Сами конфликты интересовали их гораздо меньше.

Льюис Козер (1913-2003) известный американский социолог, профессор социологии. Сущность концепции конфликта Л. Козера изложена в его работе «Функции социального конфликта» (1956).

Козер воспринимает общество таким образом:

1. Социальный мир можно рассматривать как систему различным образом взаимосвязанных частей.

2. В любой социальной системе различным образом взаимосвязанных частей обнаруживаются отсутствие равновесия, напряженность, конфликтные интересы.

3. Процессы, протекающие в составных частях системы и между ними, при определенных условиях содействуют сохранению, изменению, возрастанию или уменьшению интеграции и «адаптивности» системы.

4. Можно также представить себе, что многие процессы, которые, как обычно считается, разрушают систему (например, насилие, разногласия, отклонения и конфликты), при определенных условиях укрепляют основы интеграции системы, а так же ее «приспособляемость» к окружающим условиям [4].

Определение конфликта, принадлежащее Л. Козеру является одним из наиболее распространенных в западной науке: «Социальный конфликт может быть определен как борьба из-за ценностей или претензий на статус, власть или ограниченные ресурсы, в которой целями конфликтующих сторон являются не только достижение желаемого, но также и нейтрализация, нанесение ущерба или устранение соперника». Оно приложило и реально используется применительно к широкому диапазону конфликтных явлений — от межгосударственных до межличностных. В качестве существенных для дальнейшего рассмотрения моментов этого определения отметим, во-первых, сведение конфликта к одной из форм борьбы, а во-вторых, негативный характер целей, связанных с воздействием на противостоящую сторону, наиболее мягкой из которых является его нейтрализация.

Из всех «классиков» конфликтологии Козер развивает наиболее многоаспектный и всеобъемлющий взгляд на конфликты: он пишет об условиях и факторах возникновения конфликтов, их остроте, длительности и функциях. Именно последние заняли приоритетное место в теоретической системе Козера, дав основание обозначению всей его концепции как «конфликтного функционализма».

Развивая и уточняя идеи Зиммеля, Козер в немалой степени изменил взгляд науки на конфликты. По его мнению, признание конфликта в качестве неотъемлемой характеристики социальных отношений никак не противоречит задаче обеспечения стабильности и устойчивости существующей социальной системы. Интересы Козера фокусируются не столько вокруг анализа источников конфликта и его возникновения в социальных системах, сколько на его функциях. Его первая большая работа, посвященная конфликтам, так и называлась — «Функции социального конфликта» (1956). Эта книга воистину сыграла историческую роль в оформлении и судьбах конфликтологии, а развитие Козером идей Зиммеля о позитивных функциях конфликта по праву рассматривается как одно из высших достижений конфликтологии.

В предисловии к русскому изданию своей книги Л. Козер указывает, что его книга до сих пор «переиздается в том же виде, в каком была издана в 1956 году, и считается бестселлером среди книг по социологии, публикуемых в Америке», а ее совокупный тираж со времени первого издания составил 80 тысяч экземпляров [12].

Заслуги «второго поколения» классиков конфликтологии не ограничиваются развитием идей К. Маркса и Г. Зиммеля и описанием новых аспектов конфликтной феноменологии. Именно работы Р. Дарендорфа и Л. Козера создали возможность научного изучения конфликтов прежде всего за счет более строгого определения проблемных полей их исследования. Понятие конфликта начинает отделяться от понятия борьбы, приобретает более определенное содержание и более конкретное описание. Конфликт перестает быть абстрактным (как в описаниях «первого поколения») явлением, он обретает конкретную феноменологию и конкретные рамки своего существования в социальном пространстве. Идеи о позитивных функциях конфликта выступают против дискриминации явления конфликта и его однозначной трактовки как явления вредного, опасного, свидетельствующего о «патологии», «болезни» социального организма. Они подготовили почву для утверждения основных принципов современной конфликтологии — признания конфликтов в качестве закономерной и естественной характеристики социальных отношений, возможности протекания конфликтов в разнообразных, в том числе и конструктивных формах, а также утверждение принципиальной возможности управления конфликтами.

Конфликтный функционализм: позитивные функции конфликтов.

Социологическое описание позитивных функций конфликта в первую очередь ориентировано на их роль во взаимодействии социальных единиц, на их влияние на эти социальные единицы, а также на общество в целом, внутри которого взаимодействуют участники конфликта (cм. прилож 7).

По Козеру, одна из позитивных функций конфликта заключается в его способности разрядить и снять напряженность между антагонистами, накопление которой только обостряет их отношения. Кроме того, конфликт может выполнять «коммуникативно-информационную» и «связующую» функции.

Конфликт по-своему объединяет людей общностью ситуации, позволяя им больше узнать друг о друге в процессе взаимодействия.

Социально контролируемый конфликт «очищает воздух» для его участников и позволяет продолжение их отношений. Л. Козер

Некоторые потенциально позитивные функции групповых конфликтов могут быть, по мнению Козера, преимущественно связаны с тем, что конфликт приводит к установлению более четких границ между группами; формированию более четких централизованных структур, ответственных за принятие решений; укреплению внутреннего единства; усилению нормативности поведения. Конфликты могут оказывать влияние и на то социальное целое, в рамках которого развиваются: в частности, могут способствовать интеграции, позитивным изменениям и нововведениям, уменьшению враждебности и ослаблению напряжения, могут выполнять сигнальную функцию, привлекая внимание к необходимости изменений.

Самая неожиданная из возможных позитивных функций конфликта состоит в его способности сдерживать конфликт. Подчеркивая эту особенность, Козер опирается на так называемый «зиммелевский парадокс», который звучит следующим образом: «Наиболее эффективным средством предотвращения борьбы является точное знание сравнительной силы обеих сторон, которое очень часто может быть получено только в результате самого конфликта»[12]. Речь идет о том, что противостояние сторон, возникающее в результате конфликта, заставляет «противников» оценивать шансы на «победу» и соизмерять свои силы. Если прогнозируемые шансы на победу невелики, а потери могут оказаться значительными, то это состояние конфликтного противостояния может удерживать стороны от прямой борьбы и обострения ситуации, т. е. являться средством сдерживания конфликта. Примеры, наглядно иллюстрирующие «зиммелевский парадокс», часто встречаются в практике международных отношений, когда усиление противостояния, взаимная демонстрация собственной силы и решимости заставляют стороны (или одну из них) в последний момент пойти на уступки и избежать тем самым перехода конфликта в более острую форму, например вооруженного столкновения.

Правда, в своем анализе Козер постоянно оговаривается, что эти позитивные возможности реализуются только при определенных условиях, касающихся остроты конфликта, характера отношений внутри группы, жесткости социальной структуры, в которой возникает конфликт, частоты возникновения конфликтов.

К. Боулдинг приводит ряд любопытных, хотя и небесспорных рассуждений относительно возможных позитивных последствий конфликта. По его мнению, существует немало исторических свидетельств того, как основной выигрыш от конфликта оказывался связанным с реакциями на поражение. В качестве примера автор приводит ситуацию, сложившуюся во Франции, потерпевшей поражение от Германии в 1870 году, когда в течение двух поколений Париж оставался культурной столицей мира, испытывая небывалый подъем во многих областях — живописи, музыке, литературе. В противоположность тому, Германия в это же время переживает культурную стагнацию. Своего апогея германская культура достигла в период до 1870 года, будучи опять-таки более пассивным и слабым государством. Далее, культурный расцвет Вены главным образом был связан с поражением Австрии от Пруссии. В Соединенных Штатах Америки после Гражданской войны именно на юге расцветает американская литература, и т. д. Конечно, эти последствия в первую очередь зависят от характера поражения. Поражение, приводящее к деструкции общества, очевидно, не может дать никакого культурного подъема. В обществе должен быть значительный творческий потенциал, чтобы адаптироваться к поражению и выразить себя в культуре. Тем не менее, как утверждает автор, впечатляет число позитивных примеров того, что победа может быть разрушительной, а поражение плодотворным.

Возвращаясь к Козеру, можно сказать, что в целом позитивные функции конфликта могут быть сведены к стимулированию изменений, структурированию и оформлению групповых процессов и образований, разрядке напряженности, лучшему узнаванию и сближению партнеров, а также предотвращению более сильных конфликтов.

3. Функции социальных конфликтов, их классификация

Рассматривая роль конфликта как неизбежного явления в развитии общества, можно выделить одну из его функций, которая состоит в разрядке психологической напряженности в отношениях противоборствующих сторон. Существование, так сказать, выходных клапанов и отводных каналов помогает взаимной адаптации индивидов, стимулирует положительные изменения.

Другой позитивной функцией конфликта является коммуникативно-связующая. Через эту функцию участники конфликта осознают свои и противостоящие им интересы, выявляют общие проблемы, приспосабливаются друг к другу.

Еще одна позитивная функция конфликта, вытекающая из пре-дыдущих, проявляется в том, что он способен играть консолидирующую роль в обществе и даже быть движущей силой социальных Изменений. Это происходит тогда, когда в ходе разреше-ния конфликта люди по-новому воспринимают друг друга и у них появляется интерес к сотрудничеству, выявляются возможности для этого.

Но социальный конфликт может носить негативный, разрушительный характер; дестабилизировать отношения в социальных системах, разрушать социальные общности и групповое единство. Так, забастовки могут нанести серьезный урон предприятиям и обществу, ибо экономический ущерб от остановок предприятий способен стать фактором разбалансированности экономики. Национальные конфликты нарушают взаимосвязи между нациями.

В обществе происходит великое множество конфликтов. Их стараются классифицировать, например, по сферам жизни. Речь идет о конфликтах в области экономики, национальных отно-шений, в социальной сфере и т.д. Конфликты можно классифицировать также в зависимости от субъектов и зон разногласий.

Начнем с описания рационального и эмоционального типов конфликтов. Рациональные конфликты охватывают сферу разумного делового соперничества: борьба идей в науке, спор о назна-чении того или иного лица на руководящую должность, выработка стратегии управления организацией и т.д. Рациональные конфликты сравнительно легко разрешимы: необходимо только признать наличие противоречивых интересов, всесторонне обсудить ситуацию и прийти к общему решению.

Конфликт обретает эмоциональный характер. Причина конфликта может вообще забыться, а противостояние сопернику становится самоцелью. Противоположная сторона воспринимается как средоточие всех зол и бед.

Эмоциональные конфликты фактически не поддаются регулированию. Особенно опасен эмоциональный конфликт, когда в него включены большие массы людей. Ярким примером массового эмоционального конфликта является конфликт межнациональный. Такие КОНФЛИКТЫ отличаются длительностью и часто сопровождаются жестокостью.

А. Г. Здравомыслов приводит следующую типологию конфликтов:

1. Межиндивидуальные конфликты.

2. Межгрупповые конфликты, при этом в числе групп можно выделить:

группы этнонационального характера, группы, объединенные общностью положения.

3. Конфликты между ассоциациями (партиями).

4. Внутри и межинституциональные конфликты.

5. Конфликты между секторами общественного разделения труда.

6. Конфликты между государственными образованиями.

7. Конфликт между культурами или типами культур. Эта типология основана на выделении субъектов конфликта. Можно типологизировать конфликты также по «объекту» конф-ликтного взаимодействия. В таком случае можно выделить:

1. Экономические конфликты (экономические интересы).

2. Политические конфликты (власть, влияние).

3. Ценностные конфликты (убеждения, идеи).

4. Статусные конфликты (положение, должность, престиж). Конфликты могут иметь и комплексный характер, т.е. порождаться целым комплексом причин. Комплексным характером обладают, как правило, межнациональные конфликты. Столкновение между представителями разных национальностей порождаются борьбой за повышение статуса, за политическое влияние, право

В целом, классификация социальных конфликтов может быть представлена следующим образом:

* Личностный конфликт — включает конфликты, происходящие так сказать внутри личности, на уровне ее индивидуального сознания.

* Межличностный конфликт — разногласия между двумя или более людьми из одной или из нескольких групп. К ним могут подключаться отдельные личности, не образующие группы.

* Межгрупповой конфликт — это конфликт между социальными группами и общностями людей с противоположными интересами.

* Конфликт принадлежности — когда индивиды имеют как бы двойную принадлежность, например, конфликтующие образуют группу внутри какой-то большой группы или когда индивид входит одновременно в две конкурирующие группы, преследующие одну цель.

* Конфликт с внешней средой — индивиды, составляющие группу, испытывают давление извне, прежде всего со стороны адми-нистративных и экономических норм и предписаний. Они вступают в конфликт с институтами, поддерживающими эти нормы и предписания.

Типологию социального конфликта можно представить и таким образом:

* Конфронтация — пассивное противостояние групп с противоборствующими политическими, экономическими или социальными интересами. Как правило, это противостояние не принимает форму открытого столкновения, но предполагает наличие неустранимых разногласий и оказание давления.

* Соперничество — борьба за признание личных достижений и творческих способностей со стороны общества, социальной группы, социальной организации. Цель соперничества — приобрете-ние лучших позиций, признания; демонстрация превосходства путем достижения престижных целей.

* Конкуренция — особый тип конфликта, его цель — получение выгоды, прибыли либо доступа к дефицитным благам.

Кроме того, есть конфликты типа схватки, когда противников разделяют непримиримые противоречия и рассчитывать можно только на победу; дебатов, где возможны спор, маневры и обе стороны могут рассчитывать на компромисс игр, если обе стороны действуют в рамках одних и тех же правил, поэтому они никогда не завершаются и не могут завершаться разрушением всей структуры отношений. Этот вывод имеет важное значение, так как снимает ореол безысходности и обреченности вокруг каждого из конфликтов, будь то в международных отношениях или внутри общества.

Конфликт с точки зрения социологии — это прежде всего мо-дель поведения с особым распределением ролей, последова-тельностью событий, способами выражения взглядов, ценност-ных ориентации, формами отстаивания интересов, целей.

Возможны и позитивные, и негативные последствия социальных конфликтов. Основные позитивные последствия конфликта заключаются в следующем; во-первых, конфликты способствуют разрешению накопившихся в обществе противоречий и, во-вторых стимулируют процесс социальных изменений. Кроме того, конфликты дают возможность подавляемым группам занять более достойное место в обществе. Конфликты также, хоть это и кажется парадоксальным, могут способствовать сближению конфликтую-щих групп, так как конфликтное взаимодействие — это все же взаимодействие, а не полное отчуждение и изоляция групп. Кон-фликты также способствуют усилению сплоченности каждого из соперничающих лагерей и таким образом служат интеграции пусть не всего, но хотя бы части общества.

Негативные последствия конфликтов более наглядны и очевид-ны. Это напряженность в обществе, возможные разрушения и жертвы, дестабилизация общества, дезинтеграция.

В заключение необходимо отметить, что для нейтрализации отрицательных последствий конфликтов в обществе формируются специальные институты, которые регулируют конфликты и вводят их в определяемые законом рамки. Так, институт политичес-ких партий ввел в формальные, законом очерченные рамки конфликт между разными группами и слоями общества.

Главная цель в полной мере раскрыта и достигнута — теории социального конфликта: Карл Маркс, Георг Зиммель, Ральфа. Дарендорф, Льюиса. Козер.

Решены следующие задачи:

рассмотретрено диалектическое учение о противоречие и конфликте Карла Маркса;

изучен конфликтный функционализм Георга Зиммеля;

исследованы диалектические теории конфликта Ральфа Дарендорфа;

выяснен конфликтный функционализм Льюиса Козера;

рассмотрены функции социальных конфликтов, их классификация.

Считается, что первым ученым родоначальником теории конфликтов является К. Маркс. В сущности весь марксистский стержневой идеей имеет идею борьбы классов. Представители наиболее радикальной ветви марксизма указывали, что главным в учении Маркса является теория классовой борьбы. Это подчеркивали и его последовательные критики.

К. Маркс считал, что единственным двигателем общественного прогресса является борьба противоположностей, антагонизм которых заложен во всех сферах и формах общественной жизни. Борьба классов ведет к смене формаций через социальные революции. То есть соц. революция является с одной стороны высшей формой классовой борьбы, а с другой стороны — завершением данного этапа конфликта. Критика этой теории: развитие не всегда идет через революцию, результатом классовой борьбы никогда не является победа одной из борющихся сторон.

Перспектива: если конфликт — двигатель общего прогресса, то по Марксу пролетарская революция — последняя революция в истории общества, обеспечивающая ликвидацию частной собственности, соц. неравенство и эксплуатацию.

После Маркса его последователи радикалы (Ленин, Сталин, Мао Цзэдун) сформулировали теорию о нарастании борьбы по мере возрастания силы рабочего класса и его союзников.

Помимо марксизма теория конфликта имеет ряд др. крупных теоретиков. Одним из самых ранних был представитель немецкой школы Зиммель. В своей работе «Социология» он сформулировал ряд выводов и ввел в науку само понятие «соц. конфликта». Его концепция заключалась в том, что конфликты имеют всеобщий, абсолютный характер. Они обусловлены психологией человека и прежде всего конфликт корениться в двух противоположных началах, инстинктах, свойственных любому человеку — любовь и ненависть. Он считал, что это родовое начало, а конфликт — столкновение противоположностей свойственным всем формам жизни, они свойственны и обществу. В обществе постоянно действуют такие начала, как стремление или движение к ассоциации или диссоциации. Ассоциация — объединение, сплочение. Диссоциация — разъединение на личности, уровни.

Выводы: конфликт — не обязательно является разрушителем системы, при определенных условиях он скорее способствует сохранению системы через разрушение вредной стороны этой системы.

Еще позже Р. Дарендорф (60-е гг.) исходил из того, что суть социальных конфликтов заключается в том, что у одних групп в обществе власть, а у других ее нет, причем власть одних как раз осуществляется по отношению к другим. Из этой ситуации существует 2 выхода: обострение борьбы, конфликта в результате 3-х причин:

а) власть у немногих, а большинство ее лишены,

б) не существует спокойных, свободных путей перераспределения власти, в) большинство безвластное не имеет возможности свободно создавать партии, союзы, блоки, способствующие перераспределению власти; преодоление конфликта, у которого тоже свои условия и этапы.

Для преодоления конфликта люди должны осознать свои интересы, объединиться и перераспределить власть.

В настоящее время наиболее значительными представителями конфликтологии считаются американцы Л. Козер, К. Боулдинг. По Козеру, суть конфликта заключается в идеологических явлениях, отражающих чувства людей недовольных распределением власти, доходов, комфорта, недовольных своим статусом, своей ролью в обществе, и это чувство неудовлетворенности заставляет формулировать аргументы, теории, объясняющие, что мир устроен несправедливо. Козер говорил, что в закрытом обществе нормально выразить свои интересы можно только объединившись с другими недовольными и объявив войну другой части общества. Результат — жестокая война частей общества. В открытых обществах этого не случается, поскольку, интересы разные реализуются в наборе демократических социальных институтов. Козер, рассматривает «Функции социальных конфликтов»; Конфликт представляет собой борьбу за ценности и претензии на определенный статус, власть и ресурсы, борьбу, в котором целями противников является нейтрализация, нанесение ущерба или уничтожь соперника. В каждом типе социальной системы существуют возможности для конфликта, т.к. отдельные индивиды и группы склонны проявлять встречные притязания на ресурсы, кол-во которых ограничено. Функции конфликта: деструктивные и конструктивные:

а) усиление сплоченности членов группы;

б) социализация и адаптация, как индивидов, так и социальных групп;

в) получение информации об окружающей среде (сигнализирует о тех или иных проблемах или недостатках); г) стимулирование нормотворчества и социального контроля;

д) способствование созданию новых институтов. О скреплено своими внутренним конфликтам. Если социальные системы жесткого тоталитарного типа стремятся подавить конфликт, то открытые, гибкие социальные системы допускают возможность и даже желательность множества конфликтов.

Подводя итог исследования социальных конфликтов, можно утверждать, что существования общества без конфликтов невозможно. Нужно научиться управлять ими, основываясь на опыте, накопленном в весьма богатой и многообразной литературе по этой проблематике, усвоении теоретических и практических знаний, полученных в рамках данного направления социологической мысли, стремиться к тому, чтобы они приводили к наименьшим издержкам для общества и участвующих в них личностей.

Список использованной литературы

1. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона в 82 тт. и 4 доп. тт. — М. Терра, 2007 г.

2. Гришина Н. В. Психология конфликта. 2-е изд. — СПб. Питер, 2008. — 544 с: ил. — (Серия «Мастера психологии»).

3. Маркс К. Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. т. 28.

4. Тернер Дж. Структура социологической теории. — М. Прогресс. 2006

5. Смелзер Н. Социология.-М. Феникс,2007

6. Буртовая Е.В. Конфликтология. — М. ЮНИТИ, 2008. — с. 255

7. Религия и общество: Хрестоматия по социологии религии. — М.:Аспект-Пресс, 2009.

Размещено на Allbest.ru

Глава 9. Социологическая теория конфликта

В 60-х годах XX в. в широкую популярность приобрела со­циологическая теория конфликта, которая была выстроена в рабо­тах Л. Коузера, Р. Дарендорфа, О. Гоулднера, Г. Коллинза в проти­вовес преобладанию структурного функционализма с его акцентом на трактовку общества как управляемой системы на основе ценно­стей консенсуса и интегрированной роли общих ценностей. Одна­ко теоретические истоки этой теории коренятся в концепциях К. Маркса и Г. Зиммеля.

Карл Маркс считал, что в основе общественной системы на­ходятся экономические интересы и органически связанные с ними производственные отношения, составляющие базис общества. По­скольку коренные интересы у главных субъектов капиталистиче­ского общества- рабочих и капиталистов- диаметрально проти­воположны и непримиримы, постольку конфликтность данного общества, коренящаяся в его экономической основе, является не только всеобщей, но и неустранимой в рамках данного общества. На определенной ступени своего развития материальные произво­дительные силы, считал К. Маркс, приходят в противоречие, в со­стояние конфликта с существующими производственными отно­шениями, прежде всего с отношениями собственности, внутри ко­торых они до сих пор развивались. Из форм развития производи­тельных сил эти отношения превращаются в их оковы. Тогда наступает эпоха социальной революции (7; 7). Конфликт между производительными силами и производственными отношениями формирует субъект революционного ниспровержения капитализ­ма- рабочий класс, являющийся могильщиком данного строя. Размах конфликтного противостояния неуклонно расширяется, ра­бочий класс, не осознающий в начале своих коренных интересов и сущность своего угнетенного положения в капиталистическом об­ществе, постепенно, по мере участия в конфликтах, осознает свои интересы, их непримиримость интересам буржуазии и превраща­ется из «класса в себе» в «класс для себя». В конечном счете он же и совершает социальную революцию, которая представляет собой реальный шаг к гармоничному социальному развитию, создающе­му предпосылки для устранения социальных конфликтов из жизни общества.

В отличие от марксовой концепции социальных конфликтов, которые по мере обострения достигают стадии антагонизма, при-

водящего к революционному разрушению капитализма, выдаю­щийся немецкий социолог Георг Зиммель полагал, что в динамике конфликтов более глубокие и острые из них постепенно уступают место менее интенсивным и острым, вследствие чего укрепляются прочность и интегративность данной системы. «Как только жизнь возвысилась над чисто животным состоянием до некоторой духов­ности, а дух, в свою очередь, поднялся до состояния культуры в ней, — подчеркивает Г. Зиммель, — обнаружился внутренний кон­фликт, нарастание и разрешение которого есть путь обновления всей культуры» (4; 11). Социодинамика культуры такова, что кон­фликт чаще всего не разрешается, а заменяется новым по содержа­нию и форме конфликтом, который вместе с предшествующими ему и последующими конфликтами составляют, согласно Г. Зим-мелю, основную движущую пружину развития культуры, а вместе с нею и всей жизни общества.

В 60-х годах XX века целый ряд важных нововведений в со­циологическую теорию конфликтов внес Льюис Коузер. Он счи­тал, что конфликт представляет собой борьбу за ценности и пре­тензии на определенный статус, власть и ресурсы, борьбу, в кото­рой целями противников являются нейтрализация, нанесение ущер­ба или уничтожение соперника.

Исходя из такого понимания сущности конфликтного проти­воборства, он утверждал: «В каждом типе социальной системы существуют возможности для конфликта, поскольку отдельные индивиды и группы склонны время от времени предъявлять встречные притязания на ресурсы, количество которых ограниче­но, престижные или властные позиции» (6; 158).

В конфликтном функционализме Л. Коузера при многоас­пектном рассмотрении основных параметров конфликтов — остро­ты, длительности, интенсивности и др. — все-таки первенствующее значение предается выяснению их функций. Здесь дается обшир­ная кодификация функций социальных конфликтов. Наиболее важ­ные из них таковы:

1)усиление сплоченности членов группы;

более четкое разграничение между враждующими груп­ пами;

усиление интегративности социальной системы;

повышение степени адаптивности системы к изменяю­ щимся условиям.

Л. Коузер утверждал, что конфликт способен выполнить важную интегрирующую роль в социодинамике социальной груп­пы. Он, в частности, сплачивает группу, способствует установле­нию идентичности группы в границах, отличающих ее от других групп. Кроме того, конфликт сохраняет существование группы как единой целостности, играя при этом роль предохранительного клапана, который способствует выходу вовне накапливающихся враждебных чувств и тем самым сдерживает возможные дезинте-грационные процессы в этой общности. С точки зрения Л. Коу-зера, социальный конфликт играет важную роль во взаимодейст­вии различных групп. Он утверждал, что «конфликт служит для установления и сохранения идентичности и линии разграничения между группами и сообществами. Конфликт с другими группами способствует установлению и утверждению идентичности группы в границах, охраняющих от окружающего мира (6; 32).

Таким образом, социальный конфликт, с точки зрения Л. Коу-зера, не всегда дезорганизует взаимоотношения, внутри которых он возникает, напротив, конфликт зачастую становится необходи­мым для их сохранения, поддержания и упрочнения. Признавая, что конфликты при определенных условиях способны привести к разрушению и дезинтеграции социальных систем, Л. Коузер, тем не менее, особо выделял позитивные функции конфликта, позво­ляющие сохранять или восстанавливать интеграцию системы и ее приспособляемость к изменяющимся условиям. Он полагал, что, приводя к нарушению интеграции составных частей социального целого и тем самым к его временной дезинтеграции, социальные конфликты своим долговременным действием при определенных условиях (тенденция к снижению остроты, сосредоточенность не на индивидуальных, а на общественно значимых интересах и це­лях и др.) делают социальную структуру более гибкой, а это, в свою очередь, усиливает способность системы избавляться при помощи конфликтов от грозящих ей в будущем нарушений равно­весия. Но, становясь вследствие возникновения и разрешения кон­фликтов более динамичной и гибкой, система обнаруживает высо­кий уровень приспособляемости к изменяющимся условиям. «Об­щество, раздираемое дюжиной противоречий, имеющих всевоз­можную направленность, в действительности находится в мень­шей опасности быть насильственно разорванным на части, чем общество, в котором возник всего один однонаправленный раскол. Каждое новое столкновение способствует уменьшению масштаба

всех других, пересекающихся с ним, конфликтов. Поэтому можно сказать, что общество скреплено своими внутренними конфликта­ми» (6; 75).

Такая констатация подводит Л Коузера к очень важному выводу о различении двух типов социальных систем в зависимо­сти от того, в какой степени эти системы проявляют терпимость либо, напротив, нетерпимость к конфликтам. Если социальные системы жесткого, тоталитарного типа стремятся подавить кон­фликты, то открытые, гибкие социальные системы допускают воз­можность и даже желательность множества конфликтов, которые возникают в различных сферах, по различным поводам и поэтому втягивают в свои орбиты немногочисленные враждующие группы. «В гибких социальных системах множественные конфликты пере­секаются друг с другом, предотвращая этим серьезные потрясения осевых структур. Дозволяя непосредственное и прямое выражение спорных претензий, такие социальные системы способны пере­страивать свои структуры, ликвидируя источники неудовлетво­ренности. Многочисленные конфликты, с которыми они сталки­ваются, устраняют причины группового разобщения и восстанав­ливают единство. Такие системы используют терпимость и инсти-туционализацию конфликта в качестве важного стабилизирую­щего механизма» (6; 159-160).

Важным этапом развития социологии конфликтов стала тео­рия, разрабатываемая Ральфом Дарепдорфом Эта теория исходит из наличия классов в индустриальном обществе и вытекающих от­сюда отношений господства и подчинения, приводящих не только к противоположности интересов, но и к осознанию такой противо­положности представителями противоположных классов. Чем глубже осознается противоположность интересов, тем более раз­личные общности людей, дифференцирующиеся на носителей гос­подства либо подчинения, из социальных квазигрупп преобразу­ются в конфликтные группы, столкновение которых и приводит к социальному конфликту.

Разработанная Р Дарендорфом конфликтная модель обще­ства опирается на четыре основополагающих постулата:

Каждое общество в каждый данный момент своего разви­ тия подвержено процессам изменений-эти изменения вездесущи.

В каждом обществе в каждый момент времени проявля­ ются несогласие и конфликт — социальный конфликт вездесущ.

Каждый элемент в обществе способствует его дезинтегра­ ции и изменениям.

Каждое общество опирается на принуждение, применяе­ мое одними его членами в отношении к другим.

С точки зрения Р. Дарендорфа, в течение последних пятна­дцати лет в обществе стал опасно разрастаться новый тип кон­фликтов, способный расшатать и ослабить социальную систему, даже привести к ее разрушению. Речь идет о мощных потрясениях общества, «выступающих в форме неразрешимых национальных конфликтов» (3; 239). Еще одной особенностью современных кон­фликтов стала «индивидуализация социального конфликта в от­крытых обществах», где «индивидуальная мобильность занимает место классовой борьбы» (3; 240, 241). Есть в современных обще­ствах, по утверждению Р. Дарендорфа, еще одна чрезвычайно рас­пространенная «форма воплощения конфликта». Он ныне — «не линия огня в революционной войне и даже не борьба демократи­ческого класса, а аномия» (3, 241). В его понимании, «аномия обо­значает такое положение вещей, когда нарушения общественных норм сходят преступникам с рук» (3; 242). Важнейшим средством преодоления такой ситуации является, считает Р. Дарендорф, ус­тановление социального контракта между различными группами, который приобретает два основных вида: с одной стороны, кон­тракт доминации (власти, господства), с другой стороны — кон­тракт ассоциации. Второй тип, полагает он, создает условия для гармонизации современных обществ.

Существенный вклад в разработку современной макросо-циологической теории конфликта внес известный американский социолог, профессор Калифорнийского университета Рэндал Кол­линз в своих книгах «Конфликтная социология» (1975), «Теорети­ческая социология» (1988) и др. В основании выдвигаемой и от­стаиваемой им макросоциологической конфликтологической па­радигмы покоятся четыре взаимосвязанных теоретических посту­лата.

Центральной особенностью любой социальной системы как организации является стратификация, представляющая собой специфический вид и определенную степень неравенства групп и индивидов в их доминировании друг над другом.

Причины происходящих в обществе процессов и измене­ ний нужно искать в интересах групп и индивидов, прежде всего, в

интересах поддержания своих доминирующих позиции или укло­нения их от доминирования других.

Кто и что выигрывает в этой борьбе, зависит от контроли­ руемых разными кликами ресурсов, включая материальные, для осуществления принуждения и экономических расчетов, а также ресурсов для социальной организации и формирования эмоций и идей.

Движущая сила социального изменения — это, главным образом, конфликт, действующий преимущественно так, что дли­ тельные периоды относительно стабильного доминирования чере­ дуются с интенсивными и драматическими эпизодами мобилиза­ ции групп, вступающих в конфликтное противоборство друг с другом.

Такой концептуальный подход, выводящий пики конфликт­ных взаимодействий на периоды мобилизации групп за передел возможностей и границ доминирования, приводит Р. Коллинза к идее совмещения конфликтной социологии с концепций организа­ции перераспределения социальной власти. Опираясь на осново­полагающий тезис Р. Дарендорфа о приоритетности расположения конфликтных взаимодействий вдоль оси власти, он дополняет ее, точнее сказать, синтезирует ее, с предложенной американским со­циологом М. Манном еще в середине 30-х годов концепцией че­тырех измерений власти: военно-геополитического, политическо­го, экономического и культурно-идеологического. Соответственно четырем типам власти Р. Коллинз анализирует через макрокон-фликтную призму социальных взаимодействий четыре типа орга­низаций, развертывающих специфические для них способы функ­ционирования через четыре вида сетей: военную, политическую, экономическую, идеологическую. Каждый из этих типов сетей, поскольку они организуют людей, есть форма власти.

Когда речь идет о макроконфликтной интерпретации развер­тывания геополитических сетей, то Р. Коллинз выдвигает на пе­редний план два утверждения. Первый из них провозглашает ре­шающее значение «преимущества в ресурсах: военные конфликты обычно выигрывает более крупное и богатое государство». Этот принцип куммулятивен, поскольку государства- победители по­глощают ресурсы государств, потерпевших поражение. Второй принцип — геопозиционное преимущество: государства, находя­щиеся в окружении меньшего количества врагов, в военном отно­шении превосходят государства с многочисленными врагами.

Характеризуя динамику политических сетей, Р. Коллинз об­ращает внимание на то обстоятельство, что «организации (а не ин­дивиды) суть главные действующие лица на масштабных полити­ческих аренах». Поэтому в процессе анализа этих сетей на перед­ний план выдвигается рассмотрение условий, мобилизирующих «конфликтные группы на действия». Вследствие этого «теория мобилизации ресурсов является прямым расширением теории конфликта в том, что касается интересов и ресурсов с ударением на организационных условиях, побуждающих мотивах и ценно­стях» (5; 92-93).

Анализируя развертывание конфликтов в структуре эконо­мических сетей, Р. Коллинз особенно выделяет одну из особенно­стей этого процесса, проявившуюся в последние десятилетия. «В конце XX столетия, — пишет он, — появляются рынки метафинан-сов как арена борьбы за управление корпоративными финансами с соответствующими способами влияния. Это укладывается в об­щую теорию конфликта относительно обеспеченного создания но­вых структур конфликта, которые строятся на предыдущих» (5; 95).

В конце 80-х годов XX столетия резко обострились социаль­ные конфликты в Советском Союзе. Особенно острый и крупно­масштабный характер приняли они в процессе развала СССР и по­сле него. Отчетливо проявились ранее загонявшиеся коммунисти­ческой системой власти вглубь общественного организма межна­циональные, политические, социокультурные конфликты, которые в ряде бывших советских республик приобрели характер кровавых столкновений (Азербайджан, Армения, Грузия, Узбекистан, Мол­дова и др ). Все это побудило многих социологов на огромном постсоветском пространстве заняться углубленным изучением сущ­ности, особенностей, типов социальных конфликтов, путей и спо­собов их разрешения.

В последние годы здесь появилось немало книг, специально посвященных рассматриваемой проблематике. Среди них следует упомянуть следующие работы: Ф.М. Бородкин и Н.М. Коряк «Внимание, конфликт» (Новосибирск, 1&89); Е.М. Бабосов «Со­циология конфликта» (Минск, 1&91); «Конфликтология» (Минск, 1&97); Н.Ф. Вишнякова «Конфликт — это творчество? Тренинговый практикум по конфликтологии» (Мн. 1&96); Ю.Г. Запрудный «Со­циальный конфликт» (Ростов, 1&92); Г.С. Котаджян «Грани согла­сия — конфликта» (М. 1&92); А.Г. Здравомыслов «Социология кон­фликта» (М. 1&94); В.И.Андреев «Конфликтология: искусство

спора, ведения переговоров, разрешения конфликтов» (Казань, 1&92); Белый А.С, Жаворонков В.Д. Зимина И.С. «Конфликтоло­гия: наука о гармонии (Екатеринбург, 1&95); Громова О.Н. «Кон­фликтология» (М. 1&93); Кандыбов В.И. Басков В.П. «Введение в конфликтология» (Ярославль, 1&93); П. Ковачик, Н. Малиева «Пре­дупреждение и разрешение конфликтов» (М. 1&94); «Юридиче­ская конфликтология» (под ред. В.Н. Кудрявцева, М. 1&95); «Ос­новы конфликтологии» (под ред. В.Н. Кудрявцева, М. 1&97); В.П. Шейнов «Конфликты в нашей жизни и их разрешение» (Мн. 1&96); А.В. Глухова «Типология конфликтов» (Воронеж, 1&97); А.С. Кармин «Основы конфликтологии» (СПб. 1&98); «Россия: политические противоборства и поиск согласия» (под ред. Е.И. Сте­панова, М. 1&98); «Конфликты в современной России. Проблемы анализа и урегулирования» (под ред. Е.И.Степанова, М, 1&99); «Социальные конфликты: экспертиза, прогнозирование, техноло­гии разрешения» (под ред. Е.И.Степанова, М. 1&99); «Конфлик­тология» (под ред. А.С. Кармина, СПб. 1999), «Конфликтология» (Е.М. Бабосов, Мн. 2000).

Вопросы для самоконтроля и повторения

В чем сущность конфликтологической концепции К. Маркса?

Каковы особенности истолкования социальных конфликтов Г. Зим- мелем?

3 В чем состоят характерные черты конфликтного функционализма Л. Коузера?

В чем заключено своеобразие разработанной Р. Дарендорформ все­ объемлющей теории конфликта?

Как интерпретирует сущность социального конфликта Р. Коллинз?

Чем вызвано возрастающее внимание социологов стран СНГ к про­ блематике социальных конфликтов?

Арон Р. Этапы развития социологической мысли. М, 1993.

Бабосов Е.М. Конфликтология. Гл. 1, 2. Мн. 2000.

Дарендорф Р. Современный социальный конфликт //Иностранная ли­ тература. 1993. № 4.

Зиммель Г. Конфликт современной культуры. СПб. 1923.

Коллинз Р. Теория конфликта в современной макроисторической со­ циологии //Философская и социологическая мысль. 1993, № 6.

Коузер Л. Основы конфликтологии. СПб. 1999.

Маркс К. К критике политической экономии. Предисловие //Маркс К. Энгельс Ф. Соч. Т. 13.

2 Теория конфликта

конфликтологической подход в социологии — важное направление развития социологии XX в Проблемы социальных конфликтов относятся и анализируются практически всеми крупными социологами различных направлений социологи огичнои мнения Поэтому в русле этой парадигмы появилось немало ярких теоретиков интересных концепций и трудов Теория конфликта появилась в современном социологическом знании в 60-70-х годах, оттеснив трад ицийно влиятельные позитивистские течения, и занимает в наши дни одно из ведущих мест среди направлений современной социологиигії.

В прошлом большой вклад в научную разработку этой проблематики сделало много классиков, в частности К Маркс, М Вебер, Т Зиммель, В Парето Большинство исследователей склоняются к утверждению, что теория конфликт ту заявила о себе прежде всего как главная альтернатива позитивистской позитивизма своеобразной»социологии порядка»была противопоставлена. \»социология конфликта\», а поэтому и возникла необходимость развивать»альтернативную»ветвь социологической теории — для более адекватного отражения социальной реальностиьності.

В отличие от функционализма, конфликтологической подход сосредоточивает внимание не на механизмах самосохранения социальной системы, а на факторах трансформации, качественного преобразования ее история человечества свидетельствует свидетельствует, что социальные образования отмечаются не только стабильностью, уравновешенностью, согласованностью, взаимодействием своих частей, но и кризисами, конфликтами, другими разрушительными процессами, которые приводят время от ч асу к существенным изменениям в самих основах общественной жизни людий.

Современная теория социального конфликта чеканилась в трудах американского социолога JI Козеpa (функции социального конфликта), немецкого — Р Дарендорфа (класс и классовые конфликты в индустриальном общест сообществе), британского Дж Рекса (социальный конфликт), Р Милла и др. Основатели конфликтологической направления в центр аналитической внимания поставили конфликты — самый распространенный вид Однако они не отвергали и противоположную сторону данного процесса — интеграционный и кооперационный, последствия в их функционировании Теория конфликта исходит из того, что независимо от того, имеет ли место открытая борьба интересов или нет в обществе она всегда присутствуетрисутня.

Итак, конфликтологической видение социального мира восходит теоретизирования К Маркса Исходя из гегелевского толкования противоречия как источника развития в сфере Духа, Маркс предложил мат териалистичну версию диалектики истории Согласно ней общественный прогресс осуществляется благодаря возникновению и решению противоречий в области материальных, прежде всего экономических отношений, которые являются определи реальными в жизни общества Отношения собственности обусловили положение человека в экономической системе, приводили к возникновению враждующих классов, противостояние борьбы, в свою очередь дестаби лизувало и видоизменяло общество Поляризация капиталистического общества (концентрация капитала на одном полюсе общества и пролетаризация и обнищание подавляющего большинства населения — на иного м) становится источником постоянного классового противостояния классовой борьбы К Маркс рассматривал как главную движущую силу развития, а революции — как локомотивы истории Ослабление институционального регулирования повед инки вызывает развитие феномена, который получил название»аномия»(пренебрежение нормами) девиантного поведения Р Мертон рассматривал как симптом несогласованности между предписанным культурой устремлениями и социокуль ьтурнимы средствами их реализацииреалізації.

Исходными постулатами конфликтного подхода является стройный логическую цепь утверждений, что любое общество или сообщество характеризуется той или иной неравномерностью распределения ограниченных по количеству эти инних ресурсов, неравный доступ к которым порождает конфликты интересов Это, в свою очередь, порождает антагонизм — открытое столкновение, борьбу конфликтующих сторон Сама система конфликтных ситуаций, действий сп ричиняе реорганизации социальной системы, предпосылки для новых конфликтов Таким образом, конфликт как явление, присущее природе человеческого общества, — в центре анализа социальных процессов Конфликт, по Дарендорфом, — это не просто реальность, а норма развития социальной системы По его мнению, для реального мира необходимо переплетение разных взглядов, конфликтов и изменений Конфликт является органичным элементом м структуры общества Это, по сути, конфликт социальных ролей, позиций и поэтому речь идет не только о теории собственно конфликтов, а значительно шире — о теории общественной организации, модели социальной повед инки, групповую мотивацию, объяснения причин изменения социальных структурахструктур.

конфликтологической концепция Дарендорфа исходит из того, что социальные взаимоотношения людей противоречивы, конфликтными По своей природе функционирования любого социального образования (группы, органе изации, сообщества и т.д.) требует согласованности, скоординированности, а это в свою очередь, требует определенного подчинение и принуждения Взаимодействуя с другими, люди находятся на определенных социальных позициях и вы кону соответствующие социальные роли Последние же обязывают индивида к вполне определенного поведения, следовательно, имеют принудительный характер.

Общество не может избавиться конфликтных ситуаций, но оно имеет возможность делать их регулируемыми, предоставить им форм, совместимых с социальной структурой, непрерывно изменяется В таком своем положительном в варианте социальный конфликт является подлинной движущей силой обновления общественной жизни, модернизации, развития его форм Именно поэтому»рациональное обуздание»социального конфликта должно стать, по выражению м Дарендорфа, одной из главных задач политикки.

Дарендорф, называя собственную общесоциологический концепцию»теорией конфликта\», противопоставляет ее»марксистской теории классов»Социальный конфликт он считает результатом сопротивления существующим в любом обще спильства отношений господства и подчинения Продолжительность его ведет к обострению, а»рациональная регуляция»его — к контролируемым последствий Хотя причины социальных конфликтов не усувани, открытое»либ еральне»общество может налаживать их на уровне конкуренции между индивидами, группами и классамами.

Другой основатель современной теории конфликта американский социолог Л Козер также раскрывает многочисленные причины социальных конфликтов Главное для него было раскрыть механизмы формирования и развития конфликт тов, характер взаимосвязи внутригрупповых и межгрупповых конфликтов, и, наконец, роль социальной структуры, которая и определяет степень функциональности конфликта Козер исследовал»взаимообусловленность»конфликтов на всех уровнях: межнациональных, межгрупповых, внутригрупповых, с целью их регулирования и контроля социальных смимін.

Ученый определяет социальный конфликт как идеологическое явление, отражающее стремление и чувства социальных групп или людей в борьбе за объективные цели: власть, изменение статуса, перераспределение доходов, переоци инка ценностей Он считает, что каждое общество содержит напряженность и»конфликтную потенциальность\», и рассматривает конфликт как важнейший элемент социального взаимодействия, который способствует разрушению или укрепит енню социальных связей Если в»закрытых»обществах социальные конфликты разграничивают общество на две враждующие группы, два враждующих класса, угрожая разрушением общественных связей, то у»от крытых», демократических обществах они имеют конструктивный характер Ценность конфликтов состоит в том, что они предотвращают»окостенению»социальной системы, стимулируют ее развитие, открывают дор ОГУ инновацияіям.

По К Боулдином, М Крозье (американские социологи) конфликты заключаются в противодействии групп, имеющих несовместимые цели Д Белл (американский социолог) считает, что наиболее острая форма конфликта — классовая бор борьбой, — ведется через перераспределение доходов Несмотря на то, что конфликт признается одним из главных двигателей социального прогресса, согласно теории конфликта, в паре с ним выступают и»согласованность ь»,»стабильность»,»порядок»,»покойокій».

Существует несколько подходов к исследованию конфликтов:

— социально-психологический, который отличает разного рода напряженности индивидов, при которых конфликтные действия приобретают форму ссоры, агрессивности, поиска врага и т др.);

— семантический (вербальные или концептуальные недоразумения между участниками и как следствие — нарушение коммуникативности);

— социологический (несовместимость между целями, намерениями, ценностями конфликтующих сторон, в результате чего возникают реформаторские движения, революции, расколы участников на враждебные лагеря)

целом же для сторонников теории социального конфликта характерно рассмотрение их (конфликтов) как неантагонистических противоречий, уверенность в возможности их регуляции Главное, по мнению социологов, не допу уститы расширение социальных конфликтов, перерастания их в состояние повышенной социальной напряженности Это задачи должны решать не только правительственные круги, социальные институты, но и социологи, изучаю во межгрупповые отношения и общественные процессси.

1 Определение и место конфликта в современных западных концепциях

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *