Культура эллинизма

Культура эпохи эллинизма

Эпоха культуры эллинизма начинается со времени окончания походов Александра Македонского. Обычно в качестве отправной точки берётся дата смерти Александра Македонского (323 год до н. э.). Завершается же данная эпоха падением Западной Римской империи в 476 году. Говоря о культуре эллинизма, важно выделить такие условия её проистекания:

— Общая деградация античного мира, что, прежде всего, проявилось в нравственном растлении общества.

— Объединение Греции под властью Македонии.

— Походы войск Александра Македонского и, как следствие этого, тесное взаимодействие (даже частичное взаимопроникновение) западной культуры с восточной.

— Увеличение количества рабов, что приводило к развитию стремления к централизации власти и созданию единого государства, способного контролировать рабов.

— Господство веры в судьбу. Так, Цицерон говорил об этом так: «Кто не сопротивляется судьбе, того она ведёт, а кто сопротивляется, того она тащит».

Период эллинизма начинается с распада державы, созданной Александром Македонским, на несколько государств: Египет (под властью греческой династии Птолемеев), Сирийское царство (под властью Селевкидов), Парфянское царство. Стало быть, первоначально период эллинизма характеризовался политической раздробленностью, которая относительно быстро минимизировалась под давлением мощного централизованного римского государства.

Следует обратить внимание на то, что в эпоху эллинизма сложились предпосылки к принятию идеи единого Бога. Такие предпосылки достаточно заметны в учении Плотина. Учения Плотина и некоторых других мыслителей этого времени примечательны тем, что в них особенно ясно проявляются установки культуры эллинизма, а также тем, что сильно повлияли на последующую христианскую культуру. А.Ф. Лосев отмечает органичную связь учений мыслителей эллинизма с социальным устройством античного мира, его культурными стереотипами. В условиях рабовладельческой формации раб понимался как одушевлённое средство производства, зависимое от воли со стороны. Однако при широком распространении рабства такие установки могли связываться с человеком в целом, который также не мыслился сам по себе, то есть он участвовал в неком космическом процессе, подчинялся некой единой силе. Считалось, что даже боги, которые сильнее человека, подчиняются законам космоса. Следовательно, иерархичность социальной системы повлияла на представления о человеке и мироустройстве, где также выделялись силы, находящиеся друг с другом в определённой субординации. Причём человек мыслился в его органичной связи с космосом, понимался как «гражданин космоса». Его природа в общем порядке мироустройства являлась своеобразным продолжением космического действа. Здесь имеется в виду то, что тело в отношении души есть раб, так же, как душа является рабом по отношению к уму, а все они подчиняются единому космическому закону. Так, согласно учению Плотина, космос находится в постоянной смене ступеней бытия: 1) наибольшей реальностью обладает Высшая реальность; далее – 2) Дух (mind); 3) Мировая душа; 4) материя, представленная в природе человека телом.

Материя, согласно взглядам Плотина, существует в уме, поэтому есть чувственная материя и умопостигаемая. Сам ум выступает организующим началом тела. Центральное место в учении Плотина занимает душа – совокупность психических качеств. Душа – это не тело, но в теле она осуществляется, тело есть предел её существования. Для приобретения знаний об управлении материей душа должна по своей природе обращаться к Духу. Сама по себе душа чиста, невинна и божественна, поэтому не нуждается в нравственной работе. Для сохранения её качеств важно отрешение души от тела и всего чувственного. Все эти формы бытия вбирает в себя Высшая Реальность (мировая душа), которая и образует в себе Единое. Единое имеет двойственную характеристику: будучи первоосновой, имманентной всякому бытию, оно выше всякого бытия, и бытие подчинено Единому. Согласно учению Плотина, первая ступень познания осуществляется в мировой душе, объемлющей всё многообразное единство вселенной; боги же суть не что иное, как многообразные ее проявления.

Весьма точно учение Плотина характеризует В.Н. Лосский, который пишет, что, согласно этому учению, истинное развитие человека проявляется в его стремлении постичь Высшую Реальность и стать частью Единого. Выше, нежели мировая душа, в человеке, как средоточии мира, – его ум (нус ), представляемый следующей ступенью единства. Уровень нус есть также и уровень бытия, или, точнее: нус и бытие. мысль и её объект тождественны: объект существует потому, что он мыслится, мысль существует потому, что объект, в конечном счете, сводится к интеллектуальной сущности. Однако эта тождественность не абсолютна, поскольку выражается как некая обоюдность, в которой продолжает существовать сфера «другого». Следовательно, чтобы во всей полноте познать «Единое», надо подняться над уровнем нус. Когда преодолевается грань мысли и мыслимой реальности, эта последняя диада бытия и интеллекта, – вступаешь в сферу не-интеллектуального и не-бытийного (отрицание указывает здесь на плюс, на трансцендентность). Но тогда неминуемо наступает молчание: нельзя дать имя неизречённому, ибо оно ничему но противопоставляется, ничем не ограничивается.

Такие учения могли возникнуть именно в период эллинизма, когда Рим нуждался в учениях, способных обосновать его имперскую государственность, создать предпосылки для развития широкого, мультикультурного мышления граждан. Вместе с тем от самих граждан Рим требовал такого безоговорочного подчинения, на которое человек обречён судьбой по отношению к космосу. В результате в конце эпохи эллинизма человек не хотел верить в свои силы, возможности; он предпочитал находить утешение в философских учениях эпикурейцев и стоиков, которые считали, что необходимо спокойно относиться к жизненным испытаниям, так как они закономерны. То, что тревожит совесть, лучше забыть, так как от душевных мук человека в мире ничего не изменится. А.Ф. Лосев об этом пишет так: «Эпикур разрешает заниматься только одной наукой, а именно только такой, которая построила бы для нас вполне объективное, но совершенно безопасное для внутреннего покоя души бытие… Эпикурейцы нисколько не отрицали объективного бытия в своей эстетике, а, наоборот, весьма интенсивно его признавали, правда, в таком виде, чтоб оно не мешало безмолвному душевному самонаслаждению». Более того, каким бы человек ни был, он всё равно подчиняется некоему безликому космическому закону, перед которым и праведник, и грешник равны. Грех в мире эллинизма мыслился преимущественно в контексте сопротивления своей судьбе. Такие установки вели, в конечном счёте, к интеллектуальной и духовной безответственности, к санкционированию пороков, неверию в торжество добра. Последние века эпохи эллинизма ознаменовались зависимостью большей части общества от грехов, поэтому депрессии, самоубийства, убийства новорождённых или ещё не родившихся детей стали очень распространённым явлением среди эллинов. В IV-V веках наблюдалось резкое сокращение греческого населения. Разумеется, в эпоху эллинизма произошли большие достижения в области науки и естествознания, писались прекрасные поэтические произведения. Однако надо понимать, что успехи в науке часто объяснялись усилением роли рационализма, который окреп не столько в силу умственного развития общества, сколько в силу нравственного упадка; стихи, поэмы, даже самые прекрасные, пишутся не всегда от чистого сердца, а подчас от переживания личного позора, неверия в свой и общественный успех. Приходится констатировать то, что к Средним векам этнических греков почти не осталось.

1. Античная культура: Литература, театр, искусство, философия, наука. – М. Лабиринт, 2002.

2. Баумгартен Ф. Эллинская культура. – Минск, Москва: Харвест; АСТ, 2000.

3. Боннар А. Греческая цивилизация. – М. Искусство, 1992.

4. Древние цивилизации. М. Мысль, 1989.

5. Залесский Н. Н. К истории этрусской колонизации в VII–IV вв. до н. э. – Ленинград, 1965.

6. Кун Н.Е. Легенды и мифы Древней Греции. М. ЗАО «Фирма СТД», 2006.

7. Лосев А. Ф. История античной эстетики. Ранний эллинизм. Харьков: Фолио; М. АСТ, 2000.

8. Мифы народов мира. Энциклопедия. – Том 1. – М. Советская Энциклопедия. 1987.

9. Нельсон М. Греческая народная религия. – СПб: Алетейя, 1998.

10. Сыченкова Л. «Закон диапазона» для греков, или художественные открытия древней Эллады // Вопросы культурологии. – 2008. – № 7.

ВОПРОСЫ ДЛЯ ПОВТОРЕНИЯ:

1. Что такое полис?

2. Какие ценности в полисе являются наиболее существенными?

3. В чём специфика мировоззренческих установок античных греков?

4. Чем выделяется период эллинизма из античного мира?

5. Почему Греция в политическом и экономическом смысле слова была разрозненной?

6. Что могло способствовать объединению граждан греческих полисов?

7. В чём вы видите уникальность греко-македонской фаланги?

8. Почему А.Ф. Лосев считает, что римская государственность оказалась в своей основе стоической?

Тема 16: Культура Древнего Рима. Латинская античность

Вернуться в оглавление: КУЛЬТУРОЛОГИЯ

188.123.231.15 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам.

После смерти Александра Македонского его империя распалась на отдельные царства: Египет (монархия Птолемеев), Сирия (монархия Селевкидов), государства Малой Азии и Македонии. Общий смысл этих грандиозных социальных процессов состоял в объединении побережья и глубинных районов материка, а также создании единого экономического пространства для различных сложившихся культур. В основном на всех национальных территориях сохранилась местная власть при условии, что она признает свою зависимость и регулярно выплачивает дань.

Во всех завоеванных странах распространялась (и отчасти развивалась) греческая духовная культура (эллинизм), которая сама вбирала некоторые черты других национальных культур, соответствующие духу социальных изменений в Греции. В условиях непрерывных военных действий, когда жизнь целых стран находилась в зависимости от индивидуальности и таланта полководца, в массовом сознании стал преобладать субъективно-идеалистический подход в оценке общественной жизни, теперь снова идеалом служила не гражданская норма и отвлеченный собирательный образ, а конкретная выдающаяся личность. Уже в конце IV в, до н.э. афиняне обожествляли в прямом смысле своих царей-благодетелей, возводя им статуи и алтари, учреждая ежегодные празднества в их честь и т. п.

Происходит дальнейшее разделение искусства на жанры. Выделяется декоративно-парадный жанр — многофигурные пышные рельефы и композиции колоссальных масштабов (Колосс Родосский). Иногда, когда событие имело исключительное общественное значение, художественное воображение создавало шедевры экспрессивно-героического плана. Такова «Ника Самофракийская» — статуя богини-победительницы, воздвигнутая в честь разгрома флота Птолемея (30 в. до н. э.). Стройная фигура в развевающихся одеждах словно слетела с небес на нос корабля, установленного на скале высоко над морем.

В основном этот жанр развивал приемы, которые использовал Лисиип из Сикиона, последний скульптор классики и первый скульптор эллинизма (времен правления Александра Македонского). Он умел передать индивидуальное, характерное в человеке и одновременно подчеркнуть самостоятельное выразительное значение скульптурной формы. Его увлекало чередование света и тени, заложенная в скульптуре возможность изменять образ в зависимости от точки, с какой смотрит на нее зритель (Лисиппа можно считать первым импрессионистом в скульптуре).

Именно эти приемы, создающие иллюзию движения в неподвижных фигурах, блестяще реализованы в статуях Афродиты Милосской (Агесандр, III—II вв. до н. э.) и Аполлона Бельведерского (Леохар, 340 г. до н. э.). Скульптура постепенно отходит от монументализма, становится посвоему более интимной, создаются образы очаровательных пухлых младенцев, развивается мелкая пластика, появляются камеи — синтез пластики и ювелирного искусства, садово-парковая архитектура (особенно в Александрии).

Шедевром античной скульптуры является фриз храма-алтаря Зевса в Пергаме (180 г. до н. э.). Горельеф длиной в 120 м, изображающий битву богов-олимпийцев с гигантами, плотно заполнен борющимися фигурами. При этом вместо ужаса битвы фриз передает жизнеутверждающее настроение, вызывает ощущение гимна. В известном смысле он предвещает искусство барокко.

Лучшие традиции Родосской школы воплощены в скульптурной группе «Лаокоон» мастеров Агесандра, Атенодора и Полидора (около 50 г. до н. э.). Лаокоона, предупредившего троянцев о коварстве греков, и двух его сыновей душат две гигантские змеи. Страдание на лице героя, высокий трагизм всей композиции выражают безмолвный протест против несправедливости богов, фатума. Группа выполнена в повествовательной манере, из чего можно заключить о ее связи с рельефом храма. Об этом говорит и то, что группа предназначена только для фронтального обзора. Обычно при этом скульптура теряет свою объемность, становится рельефом без фона. Но авторы нейтрализовали этот недостаток уникальным способом: они создали пространственную перспективу, характерную исключительно для живописи. Если смотреть на скульптуру с довольно большого расстояния, кажется, что все фигуры находятся на разном удалении от зрителя. Выделяются три плана, и у каждой фигуры — свое пространство движения. Композиция создает ощущение глубины пространства во много метров.

Но авторы продолжили опыты с перспективой. При приближении к скульптуре перспектива пространственная исчезает, но начинает играть свою роль перспектива смысловая. Фигуры сыновей нарочито уменьшены по сравнению с центральной — Лаокооном. Достигнутый эффект усиливается еще и за счет «движения» последнего; благодаря небольшой ступеньке на постаменте он занимает большее пространство и выразительность его усиливается, а фигуры сыновей лишь-уравновешивают движения центральной фигуры. Две змеи, обвившие тела трех героев — не только персонажи сюжета, их роль в композиции велика: они превращают группу в единое целое.

Замкнутость полиса-государства в эпоху эллинизма сменилась открытостью города, принадлежащего обширной империи. Центром его становится не храм, а административные здания и торговые портики, окружавшие агору Вдоль широких, пересекающихся под прямым углом улиц стояли многоэтажные доходные дома с окнами на улицу, дома богачей с колоннадами, дома без окон с внутренним двориком. Город меньше связан старыми градостроительными традициями, он больше подчинен рельефу местности, естественные склоны стали использоваться для сооружения террас — можно говорить уже о появлении городского пейзажа.

В строительстве храмов преобладал ионический ордер, большое распространение получили круглые храмы, появились открытые алтари (как, например, Пергамский алтарь). В качестве строительных материалов широко использовался камень и сырцовый кирпич.

Наиболее крупными и технически совершенными были общественные здания и сооружения: храмы, гимнасии, булевтерии (здания городских советов), театры, стадионы, ипподромы, портовые сооружения. К последним относился Александрийский маяк — также причисленный к семи чудесам света. Маяк был сооружен в 280 г. до н.э. на острове Фарос в устье Нила и в высоту достигал предположительно 135 м. На его вершине была установлена бронзовая статуя Посейдона высотой около 7 м. Под куполом маяка горел костер, дрова для которого поднимали по винтовому пандусу на ослах. Маяк, известный нам по описанию арабов, представлял собой трехступенчатую башню. Он служил также наблюдательным пунктом, метеорологической станцией и крепостью с гарнизоном. Александрийский маяк в перестроенном виде просуществовал до XIV в. затем был разрушен.

Свидетельством технических достижений древних греков было еще одно из семи чудес света — Колосс Родосский (о котором уже говорилось выше), статуя бога Гелиоса, представлявшая собой позолоченную бронзовую на железном каркасе фигуру высотой 32 м. Колосс был сооружен в начале III в. до н.э. при входе в гавань города Родос. Всех, видевших статую, поражали не ее художественные достоинства, а инженерное мастерство его создателя — Хареса из Линдоса.

В интеллектуальной жизни империи большое значение получили греческие (классические) традиции и, главное, знание их, «ученость». Во всем эллинистическом мире получил распространение несколько искаженный греческий язык (койне). Однако в сфере духовной жизни наметилось резкое расслоение. Основная масса населения увлекалась спортивными зрелищами (удвоился амфитеатр вокруг арены — родилась форма современного стадиона); из сценических жанров особую популярность приобрела комедия ситуаций и характеров; трагедия стала тяготеть к благополучным концовкам (Медея прячет детей, Антигона скрывается и т.п.).

Элитарная культура отдавала предпочтение книжным формам, появились драмы для чтения, а не для постановки. Поскольку красноречие в условиях монархии и бюрократии утратило свое общественное значение, расцвела поэзия (но окончательно утратила связь с музыкой). Большое распространение получает несколько искусственное новаторство, но действительно развиваются лишь жанры, слабо развитые у 6 греков: эпиграмма, идиллия (пейзажная лирика), буколика (сцены из «пастушеской» жизни). Всеобщее тщательное изучение греческого языка и классических образцов культуры привело (в частности, александрийских знатоков) к созданию филологических наук.

Здесь необходимо отметить, что греческая культура в различных регионах воспринималась неоднозначно. В восточном Парфянском Царстве приятие греческой культуры было просто невозможно. Иудеи относились к ней как к культуре поработителей, восстание Маккавеев в 165-142 гг. до н. э. было направлено в первую очередь именно против греков. Римляне пришли в эллинистический мир для многих не как поработители, а как миротворцы.

Малюга Ю.Я. Культурология. М. Инфра-М,1999.

Желающие опубликовать свои работы (статьи, дипломные, рефераты) в библиотеке, присылайте их на [email protected] !

Китайский визовый центр я много слышал про китайский визовый.

Эллинистическая культура, термин, имеющий два смысловых значения: хронологическое — культура эпохи эллинизма и типологическое — культура, возникшая в результате взаимодействия греческих (эллинских) и местных элементов. Типологическое понимание приводит к расширению хронологических и географических рамок вплоть до включения в понятие «Эллинистическая культура» всей культуры античного мира от времени походов Александра Македонского (4 в. до н. э.) до падения Римской империи (5 в. н. э.). При этом не принимаются во внимание качественные изменения в идеологии и культуре, возникшие после римского завоевания и особенно в период кризиса и упадка античного рабовладельческого общества.

Эллинизм — этап в истории стран Восточного Средиземноморья со времени походов Александра Македонского (334-323 до н. э.) до завоевания этих стран Римом, завершившегося в 30 до н. э. подчинением Египта.

Термины «Эллинизм» введён в историографию в 30-х гг. 19 в. немецким историком И. Г. Дройзеном. Историки разных направлений трактуют его по-разному. Одни выдвигают на первый план взаимовлияние греческой и местных, преимущественно восточных, культур, расширяя иногда хронологические рамки этапа эллинизма до начала средневековья. Другие акцентируют внимание на взаимодействии социально-политических структур, подчёркивают ведущую роль греко-македонян, модернизируют экономические отношения. В советской историографии (С. И. Ковалев, А. Б. Ранович, К. К. Зельин и др.) эллинизм трактуется как конкретно-исторический этап в истории Восточного Средиземноморья, характеризующийся взаимодействием греческих и местных элементов в социально-экономических отношениях, политической организации и культурном развитии в конце 4-1 вв. до н. э.

Эллинизм — целая эпоха в истории древности. Она занимает три столетия — от 336г. (год воцарения Александра) до 30г. до н. э. (год завоевания Римом последнего крупного эллинского государства- Египта). Он охватывает почти весь тогдашний цивилизованный мир. Можно сказать, что история эллинизма — это всемирная история того времени. В ней зародилась идея — научные, философские, этические, религиозные течения, котoрые веками владели миром. Произошли значительные сдвиги в экономике, политических формах, в общественном сознании, в культуре.

По отдельным эллинистическим странам и по отдельным проблемам истории эллинизма написана за последние десятилетия обширные серьезные исследования, но об эллинизме в целом серьезных трудов не появилось. Исключение составляет, пожалуй, представляющая несомненный интерес книга Тарна « The Hellenistic civilization », вышедшая впервые в 1927г.

1. Общая характеристика эллинизма

Эллинизм — это широкое распространение греческой культуры, религии, философии, искусства, экономики, политики и образа жизни на Восток и тесное их взаимодействие с местным общественным укладом. В результате возникла особая синкретическая культура, в которой греки были уже не этническим, а социо-культурным явлением.

Широко распространился греческий язык — койне («общая»), созданный на основе аттического диалекта, ставший языком Нового Завета. Параллельно койне существовал другой международный, но уже восточный язык — арамейский.

В эллинистическую эпоху рождалось новое мировоззрение, получившее широкое распространение и философское оформление, — космополитизм. осознание себя «гражданином мира». Продолжалось разрушение гражданского мышления людей, но на чужбине греки даже из враждебных городов сознавали духовное единство перед лицом иной культуры; рассеянные по всей ойкумене, они ощущали свою принадлежность эллинскому миру. Упадок полисной идеологии вел к быстрому развитию индивидуализма. Переживания, чувства, мысли отдельного человека оказались в центре религии, литературы и искусства. Неустойчивость жизни, социальная нестабильность, войны, перевороты имели результатом широкое распространение фатализма, отраженного в философских и религиозных системах.Космополитизм, индивидуализм и фатализм ярко характеризовали эллинистическую эпоху в плане серьезных духовных изменений. Изучить «эллинизм» как историческую эпоху и понять его во всем его своеобразии нельзя без учета того основного факта, что «эллинизм»- этап в истории античного рабовладельческого общества. В эпоху «эллинизма» мир изменился и расширился. Греческим языком можно было пользоваться от Марселя до Индии, от Каспийского моря до порогов Нила. Национальность отступает на второй план; общий язык и общее воспитание содействуют развитию общей культуры. Литература, наука и, прежде всего, философия связаны в известной мере с более широким миром, чем Греция. Торговля стала международной. «Эллинизм» установил иные формы государства вместо восточной деспотии и эллинского полиса. Но эллинистические монархии на Востоке, Македонская коалиция, Ахейский и Этолийский союзы на Балканах не ликвидировали греческого полиса с его узкими интересами. Конечно, то не были независимые города- государства, но существование их связывало граждан со старыми учредителями полиса.

С другой стороны, и восточная деспотия не была ликвидированы. Приемники Александра продолжали действовать подобным же образом. Даже в области культуры, где «эллинизм» означает коренной переворот, дело не было доведено до конца; не были поглощены восточные культуры, не была забыта эллинская культура классического периода.

Таким образом, эллинизм можно расценивать как прогрессивный этап в истории античности, но с существенной оговоркой. В его начальный период были созданы новые формы экономической, политической и духовной жизни. Но изменения, совершившиеся во всех областях жизни в эллинистический период, были недостаточно глубоки, причины, приведшие к кризису эллинских государств не были преодолены.

Во всех областях культуры эллинизм означает поворот всемирно-исторического значения. Многое было только намечено, эллинистическая экономика не создала условий для окончательной переработки классического наследия, для создания на его основе нового цельного мировоззрения, целостности гармоничной культуры. Противоречия рабовладельческого общества после краткого периода подъема сказались очень быстро и привели к тому, что развитие шло лихорадочными темпами с кратковременными взлетами и длительными периодами упадка; в некоторых областях — философии, литературе — упадок стал хроническим. Но в целом эллиптическая культура — это новая стадия в культурной истории человечества, повлиявшая на весь дальнейший ход ее.

Сложившаяся на всей территории эллинистического мира культура не была единообразной. В каждой области она формировалась путём взаимодействия местных, наиболее устойчивых традиционных элементов культуры с культурой, принесённой завоевателями и переселенцами — греками и не греками. Формы синтеза определялись воздействием многих конкретных обстоятельств: численным соотношением различных этнических групп (местных и пришлых), уровнем их экономики и культуры, социальной организацией, политической обстановкой и т. д. Даже при сопоставлении крупных эллинистических городов, где греко-македонское население играло ведущую роль, отчётливо видны особые, характерные для каждого города черты культурной жизни; ещё яснее проступают они во внутренних областях эллинистических государств (например, в Фиваиде, Вавилонии, Фракии). И, однако, всем местным вариантам Эллинистической культуры свойственны некоторые общие черты, обусловленные, с одной стороны, сходными тенденциями социально-экономического и политического развития общества на всей территории эллинистического мира, с другой — обязательным участием в синтезе элементов греческой культуры. Образование эллинистических монархий в сочетании с полисной структурой городов способствовало возникновению новых правовых отношений, нового социально-психологического облика человека и общества, нового содержания его идеологии. Напряжённая политическая обстановка, непрерывные военные конфликты между государствами и социальные движения внутри них также наложили существенный отпечаток на Эллинистическую культуру. В Эллинистической культуре более выпукло, чем в классической греческой, выступают различия в содержании и характере культуры эллинизированных верхних слоев общества и городской и сельской бедноты, в среде которой устойчивее сохранялись местные традиции.

Эллинистическая культура не должна заслонять тех материальных основ, на которых она возникла. Напротив, именно в аспекте общественных отношений становится ясной ее сущность и ее историческая роль. Становится ясной историческая роль эллинизмa, как одного из этапов, на которых подтачивалась социально-экономическая ограниченность рабовладельческого общества, создались, хотя в недостаточной степени, предпосылки для более прогрессивного общественно- экономического подъема. Созданная на этой базе эллинистическая культура была принципиально новой, поскольку она, хотя в неполной мере, порвала рамки прежней ограниченности.

Эллинизм — это. Культура и философия эпохи эллинизма

Культура эллинизма

Время бить тревогу: 11 признаков, что ваш партнер вам изменяет Измена — это самое страшное, что может случиться в отношениях двух людей. Причем, как правило, все происходит не как в фильмах или сериалах, а гораздо.

Культура эллинизма

9 знаменитых женщин, которые влюблялись в женщин Проявление интереса не к противоположному полу не является чем-то необычным. Вы вряд ли сможете удивить или потрясти кого-то, если признаетесь в том.

Культура эллинизма

Топ-10 разорившихся звезд Оказывается, иногда даже самая громкая слава заканчивается провалом, как в случае с этими знаменитостями.

Культура эллинизма

10 самых «фотогеничных» нарядов Вы прекрасно себя чувствуете в своем любимом свободном платье или огромном вязаном свитере и наслаждаетесь жизнью. Однако все меняется, как только вы.

Культура эллинизма

Что форма носа может сказать о вашей личности? Многие эксперты считают, что, посмотрев на нос, можно многое сказать о личности человека. Поэтому при первой встрече обратите внимание на нос незнаком.

Культура эллинизма

7 частей тела, которые не следует трогать руками Думайте о своем теле, как о храме: вы можете его использовать, но есть некоторые священные места, которые нельзя трогать руками. Исследования показыва.

ГЛАВА 23Культура эпохи эллинизма

ОСОБЕННОСТИ ЭЛЛИНИСТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ

Эпоха эллинизма характеризовалась рядом совершенно новых черт. Произошло резкое расширение ареала античной цивилизации, когда на обширных территориях практически во всех сферах жизни отмечалось взаимодействие греческих и восточных элементов. Одним из основополагающих культурных явлений III—I вв. до н. э. без сомнения, следует считать эллинизацию местного населения на восточных территориях, связанную с потоком греков-переселенцев, который хлынул на завоеванные земли. Греки и уже практически не отличимые от них македоняне, естественно, занимали в эллинистических государствах наиболее высокое социальное положение. Престиж этой привилегированной прослойки населения побуждал значительную часть египетской, сирийской, малоазийской знати подражать их образу жизни, воспринимать античную систему ценностей.

Регионом наиболее интенсивной эллинизации стало Восточное Средиземноморье. На Ближнем Востоке в богатых семьях правилом хорошего тона было воспитывать детей в эллинском духе. Результаты не заставили себя долго ждать: среди эллинистических мыслителей, писателей, ученых мы встречаем немало выходцев из стран Востока (среди них наиболее известны философ Зетон, историки Манефон и Берос).

Пожалуй, исключением, единственной областью, упорно сопротивлявшейся процессам эллинизации, была Иудея. Специфические особенности культуры и мировоззрения еврейского народа обусловливали его стремление к сохранению этнической, бытовой и особенно религиозной самобытности. В частности, иудейский монотеизм, представлявший собой более высокую ступень религиозного развития по сравнению с политеистическими верованиями греков, решительно препятствовал заимствованию извне каких бы то ни было культов и теологических идей. Правда, некоторые иудейские цари II—I вв. до н. э. (Александр Яшгай, Ирод Великий) были поклонниками эллинских культурных ценностей. Они возводили в столице страны Иерусалиме монументальные здания в греческом стиле, пытались даже организовывать спортивные Игры. Но со стороны населения такие начинания никогда не встречали поддержки, а часто проведение прогреческой политики наталкивалось на упорное сопротивление.

В целом же процесс эллинизации в Восточном Средиземноморье был весьма интенсивным. В итоге весь этот регион на многие века стал ареалом греческой кулътуры и греческого языка. Именно в эпоху эллинизма в ходе унификационных процессов на основе отдельных диалектов (при наибольшей роли классического аттического) сложился единый греческий язык – койне.

Таким образом, после походов Александра Македонского в состав эллинского мира входила не только собственно Греция, как в предыдущие эпохи, но и весь обширный эллинизированный Восток.

Конечно, местная культура Ближнего Востока имела собственные традиции, причем в ряде стран (Египет, Вавилония) они были значительно более древними, чем греческие. Неизбежен был синтез греческих и восточных культурных начал. В этом процессе греки были активной стороной, чему способствовал более высокий социальный статус греко-македонских завоевателей по сравнению с положением местного населения, которое оказывалось в роли воспринимающей, пассивной стороны. Образ жизни, приемы градостроительства, «стандарты» литературы и искусства – все это на землях бывшей персидской державы выстраивалось теперь по греческим образцам. Обратное влияние– восточной культуры на греческую – в эпоху эллинизма менее заметно, хотя оно тоже было немалым. Но проявлялось оно на уровне общественного сознания и даже подсознания, в основном в сфере религии.

Важным фактором развития эллинистической культуры было изменение политической ситуации. Жизнь новой эпохи определялась не множеством враждующих полисов, а несколькими крупными державами. Эти государства различались, в сущности, лишь правящими династиями, а в цивилизационном, культурном, языковом плане представляли собой единство. Такие условия способствовали распространению элементов культуры по всему эллинистическому миру. Эпоха эллинизма отличалась большой мобильностью населения, но особенно это было характерно для «интеллигенции».

Если греческая культура прежних эпох была полисной, то в эпоху эллинизма впервые можно говорить о складывании единой мировой культуры.

В образованных слоях общества на смену полисному коллективизму окончательно пришел космополитизм – ощущение себя гражданами не «малой родины» (своего полиса), а всего мира. В тесной связи с распространением космополитизма находится рост индивидуализма. Во всех сферах культуры (религия, философия, литература, искусство) главенствует уже не коллектив граждан, а отдельный индивид, со всеми его чаяниями и эмоциями. Безусловно, и космополитизм, и индивидуализм проявились еще в IV в. до н. э. в период кризиса классического полиса. Но тогда они были характерны лишь для некоторых представителей интеллектуальной элиты, а в новых условиях стали элементами преобладающего мироощущения.

Еще одним весьма значимым фактором культурной жизни эпохи эллинизма была активная государственная поддержка культуры. Богатые монархи не жалели средств на культурные цели. Стремясь прослыть просвещенными людьми, снискать славу в греческом мире, они приглашали к своим дворам знаменитых ученых, мыслителей, поэтов, художников, ораторов и щедро финансировали их деятельность. Безусловно, это не могло не придавать эллинистической культуре в известной степени «придворный» характер. Интеллектуальная элита ориентировалась теперь на своих «благодетелей» – царей и их окружение. Культуру эпохи эллинизма характеризует ряд черт, которые показались бы неприемлемыми свободному и политически сознательному греку из полиса классической эпохи: резкое уменьшение внимания общественно-политической проблематике в литературе, искусстве и философии, порой неприкрытое подобострастие по отношению к власть имущим, «куртуазность», зачастую становившиеся самоцелью.

Карнак. Пилон Эвергета Птолемея III. Фотография

Особенно активную культурную политику проводили самые богатые из монархов эллинистического мира – египетские Птолемей. Уже основатель этой династии диадох Птолемей I открыл в начале III в. до н. э. в своей столице Александрии центр всех видов культурной деятельности, особенно литературной и научной, – Мусей (или Музей). Непосредственным инициатором создания Мусея был философ Деметрий Фалерский – бывший тиран Афин, после своего изгнания бежавший в Египет и поступивший на службу к Птолемею.

Мусей представлял собой комплекс помещений для жизни и работы ученых и писателей, которых приглашали в Александрию со всех концов греческого мира. Помимо спален, столовой, садов и галерей для отдыха и прогулок, он включал в себя также «аудитории» для чтения лекций, «лаборатории» для научных занятий, зоосад, ботанический сад, обсерваторию и, конечно же, библиотеку. Гордость Птолемеев, Александрийская библиотека была крупнейшим книгохранилищем античного мира. К концу эпохи эллинизма в ней насчитывалось около 700 тысяч папирусных свитков. Главой библиотеки назначался обычно известный ученый или писатель (в разное время эту должность занимали поэт Каллимах, географ Эратосфен и др.).

Цари Египта ревностно заботились о том, чтобы по возможности все книжные «новинки» попадали к ним в руки. Был издан указ, согласно которому с кораблей, прибывавших в александрийскую гавань, изымались все имевшиеся там книги. С них делали копии, которые и отдавали владельцам, а оригиналы оставляли в Александрийской библиотеке. Особенное пристрастие эти «монархи-библиофилы» питали к редким экземплярам. Так, один из Птолемеев взял в Афинах – якобы на время – ценнейшую, уникальную в своем роде книгу, содержавшую официально утвержденный текст лучших произведений греческих классиков: Эсхила, Софокла и Еврипида. Египетский царь возвращать книгу и не собирался, предпочтя заплатить афинским властям огромный штраф.

Когда составлением библиотеки активно занялись также цари Пергама, Птолемеи, опасаясь конкуренции, запретили экспорт папируса за пределы Египта. Чтобы преодолеть возникший кризис с писчим материалом, в Пергаме был изобретен пергамент – особым образом обработанная телячья кожа. Книги из пергамента имели уже привычную нам форму кодекса. Однако, несмотря на все старания царей Пергама, их библиотека уступала Александрийской (в ней было около 200 тысяч книг).

Создание крупных библиотек знаменовало собой еще одну новую реальность эллинистической культуры. Если культурная жизнь полисной эпохи во многом определялась устным восприятием информации, что способствовало развитию в классической Греции ораторского искусства, то теперь много информации распространяется письменным путем. Литературные произведения создаются уже не для декламации в общественном месте, не для чтения вслух, а для чтения в узком кругу или просто наедине с собой (скорее всего, именно в эпоху эллинизма впервые в истории возникла практика чтения «про себя»). Ораторы же блистали красноречием преимущественно при дворах могущественных владык. Их речи теперь характеризовали не гражданский пафос и сила убеждения, а вычурность и холодность стиля, техническое совершенство, когда форма преобладает над содержанием.

В эпоху эллинизма самые крупные греческие культурные центры находились не в Балканской Греции, а на Востоке. Это прежде всего Александрия, где процветали наука, поэзия, архитектура. В богатом Пергаме, кроме библиотеки, существовала замечательная школа скульпторов. С ней конкурировала такая же школа на Родосе ; этот остров, кроме того, стал и центром риторского образования. Впрочем, продолжали сохранять свою ведущую роль в духовной и культурной жизни греческого мира и древние Афины . в которых по-прежнему находились наиболее значительные философские школы, а на сцене театра Диониса регулярно давались театральные представления.

Пергамский алтарь. Реконструкция

Для эллинистической эпохи характерно повышение роли религии в жизни греческого общества. Но при этом основные черты верований становятся во многом иными по сравнению с религией предыдущего периода.

В новой ситуации иными стали важнейшие религиозные представления, включая саму концепцию божества. В колоссальных автократических государствах рядовой грек ощущал себя ничтожным даже перед лицом земных правителей. Что уж говорить о богах, которые казались теперь абсолютно несоизмеримыми с людьми по своему могуществу. И в то же время, как ни парадоксально, но в чем-то они стали ближе к людям: с ними можно было вступить в мистическое эмоциональное общение. В религии наблюдается меньше рационального практицизма и больше искреннего чувства.

Среди населения отмечаются настроения мистицизма, попытки обрести бога, более близкого к человеку, к отдельной личности. Распространяются разного рода мистерии, тайные культы, которые, по мнению их приверженцев, могли дать некое сокровенное знание и обеспечить благой удел после смерти. И в предшествующие эпохи мистический опыт не был совершенно чужд грекам (достаточно вспомнить элевсинские мистерии или культ Диониса), но в полисных условиях мистические течения представляли собой скорее периферийное культовое явление. Теперь же «нетрадиционные» направления в религии выходят на первый план, а в связи с этим начинается всеобщее увлечение магией, оккультизмом, пришедшей из Вавилона астрологией.

Афины. Храм Зевса Олимпийского  (VI в. до н.э. – II в. н. э.). Фотография

Претерпели серьезные изменения классические представления греков о богах. Древние культы большинства олимпийских божеств отошли на второй план, пожалуй, за исключением Зевса, который в некоторых религиозных концепциях (например, в учении философа Клеанфа) приобрел статус универсального бога-миро-правителя. Но этот «философский Зевс» представлял собой скорее абстрактное понятие, чем традиционное антропоморфное божество. Во всяком случае, можно говорить о стремлении некоторой части интеллектуальной элиты, не удовлетворенной политеистическими верованиями, к монотеизму.

Новые объекты религиозного поклонения стали искать прежде всего на завоеванном Востоке. Огромной популярностью в греческой религии эллинистического периода пользовались культы египетской богини Исиды, малоазийской Кибелы (Великой Матери), иранского бога Митры и др. Для всех этих восточных культов был характерен ярко выраженный мистический и даже экстатический характер. Появлялись и новые, «смешанные» греко-восточные боги. Важнейшим из них был Серапис, культ которого ввели в Александрии в начале IIIв. до н. э. по приказанию Птолемея! два жреца – грек Тимофей и египтянин Манефон. Серапис, почитание которого со временем распространилось по всему эллинистическому Средиземноморью, сочетал в себе черты египетского бога Осириса и греческих богов Зевса, Аида и Диониса.

В обстановке политической нестабильности и постоянных войн возникло еще одно характерное эллинистическое религиозное явление – культ слепого случая, воплощавшегося в фигуре богини Тихе (Тиха). Этот образ был совершенно чужд полисному мировоззрению греков, которые верили в закономерность бытия, в мировую гармонию и справедливость.

Результатом той же неуверенности в завтрашнем дне стало возрастание интереса к вопросам загробного бытия человека. Этот интерес был свойствен религии эллинизма в значительно большей степени, чем традиционным греческим верованиям, отличавшимся жизнелюбием, ориентировавшим человека на земную жизнь, а не на посмертное существование.

Одним из важнейших устоев эллинистической религиозной идеологии явилось утверждение возможности существования «человекобожества». Согласно этой концепции, человек (конечно, не всякий, а прежде всего могущественный и удачливый правитель) мог быть фактически приравнен к божеству и удостоен соответствующих почестей. Александр Македонский первым в греческом мире воспринял характерную для Древнего Востока, но ранее чуждую античному менталитету традицию обожествления царей. По стопам великого завоевателя пошли диадохи и их потомки (Деметрий I Полиоркет был объявлен в Афинах живым богом). Впоследствии многие эллинистические монархи (особенно часто в птолемеевском Египте, в меньшей степени – в государстве Селевкидов) провозглашались богами – одни еще при жизни, другие после смерти. К их именам добавлялись эпитеты, подобающие лишь божеству: Сотер (Спаситель), Эвергет (Благодетель), Эпифан (Явленный) или даже Тебе (Бог). В их честь учреждались культы, строились храмы, назначались жрецы.

Подобная практика свидетельствовала, что каким бы огромным ни ощущалось расстояние между людьми и богами, все же грань между ними постепенно стиралась. Появлялась категория людей, которые одновременно являлись и богами. Иными словами, возникла идея богочеловека, которая связывалась с представлением о Мессии – грядущем спасителе и освободителе. Более всего мессианизм был распространен в Палестине, где он принял наиболее яркие формы у ессеев – представителей одной из сект иудаизма. В документах ессеев, найденных археологами в пещерах близ Мертвого моря, очень образно рассказано о близком конце света и приходебожественного Мессии. Еврейское слово «Мессия» (т. е. помазанник) имело греческий эквивалент – «Христос». Таким образом, видно, что эллинистический мир стоял на пороге христианства. Сама эта религия возникла в I в. н.э. но основные предпосылки для ее появления Тихе закономерно возникли в процессе развития религиозных воззрений эпохи эллинизма.

ФИЛОСОФСКАЯ МЫСЛЬ

В эллинистическом мире наряду с традиционными религиозно-философскими течениями, унаследованными из классической Греции, наблюдается немало принципиально нового. Продолжали существовать знаменитые афинские школы – Академия Платона и Ликей Аристотеля. Но учения великих греческих философов, созданные еще в IV в. до н. э. в условиях полисного мира, в совершенно новой исторической обстановке переживали кризис. Их последователи больше не были властителями дум. Со временем «академики» (платоники) стали проповедовать вместо объективного идеализма своего учителя субъективизм и скептицизм, а перипатетики (последователи Аристотеля) углубились в частные эмпирические изыскания, пренебрегая общефилософской проблематикой.

Удержалась на прежних позициях школа киников, основанная в позднеклассическое время. Но киники с их космополитизмом и индивидуализмом с самого начала были скорее предтечами эллинистического мировоззрения, чем выразителями идей классической эпохи. К тому же кинизм всегда оставался маргинальным течением философской мысли.

В целом же интеллектуальную жизнь эллинистического мира определяло несколько новых философских школ, сформировавшихся в самом начале новой эпохи: эпикурейцы, стоики и скептики.

Афинский философ Эпикур (341—270 Зенон до н. э.), будучи последователем Демокрита, считал мир состоящим из атомов, т. е. был убежденным материалистом. Однако, в отличие от Демокрита, объяснявшего развитие Вселенной и общества только жесткой закономерностью и не оставлявшего места для свободы, Эпикур считал, что атомы в своем полете могут отклоняться в сторону от прямой линии, а это, по его мнению, обусловливало свободу воли человека. Философ-материалист Эпикур не отрицал существования богов, но рассматривал их как некие блаженные существа (кстати, тоже состоящие из атомов), живущие в своем особом мире и не вмешивающиеся в жизнь людей.

Есть в системе мироздания, созданной Эпикуром, и понятие о душе, однако и душа строится из атомов (только из особо «тонких»), а следовательно, не является бессмертной, распадаясь с кончиной человека. В центре этических взглядов эпикурейцев находилось понятие «наслаждение». Но под ним понималось не стремление к удовольствиям, а прежде всего отсутствие страданий, спокойствие души, безмятежность. Отсюда – их отказ от участия в деятельности общества, полный уход в частную жизнь. «Проживи незаметно» – таков был лозунг Эпикура.

Основателем философской школы стоицизма, возникшей в Афинах ок. 300 г. до н. э. был Зенон из Кития (336/332—264/262 до н. э.) – эллинизованный финикиец с острова Кипр. Местом, где Зенон вел занятия с учениками, была Расписная Стоя (один из портиков на афинской Агоре), от которой пошло и название школы. Стоики, как и эпикурейцы, признавали материальность мира, однако при этом считали материю мертвой субстанцией, которая одушевляется творческой силой духовного характера – мировым огнем. Этот огонь, отождествляемый с мировым разумом и фактически с верховным богом, пронизывает материю, дает ей жизнь, создает упорядоченный мир, а через какое-то долгое время уничтожает его глобальным пожаром, с тем чтобы впоследствии вновь воссоздать Вселенную в прежних формах.

По учению стоиков, ничего случайного нет и быть не может: все предопределено, все подчинено неумолимым законам судьбы. Свобода человека заключается только в том, чтобы подчиниться этим законам и следовать им. «Судьба желающего ведет, а нежелающего – тащит», – говорили стоики.

В области этики Зенон и его последователи учили свободе от страстей, невозмутимости. Однако в отличие от эпикурейцев они выступали против ухода в частную жизнь, призывали к активному выполнению каждым его общественных обязанностей, в чем, по их мнению, выражалось следование мировому закону.

Третья, менее влиятельная школа – скептическая – была основана философом Пирроном из Элиды (ок. 360 – ок. 270 до н. э.). По мнению скептиков, мир по самой своей природе непознаваем, о чем говорит уже тот факт, что все философы толкуют его по-разному. Поэтому следует отказаться от всяких положительных утверждений и жить по законам житейского здравого смысла, руководствуясь прежде всего соображениями собственной пользы.

Нетрудно заметить, что во всех эллинистических философских течениях, несмотря на их отличия друг от друга, присутствуют и общие черты. И у стоиков, и у эпикурейцев, и у скептиков высшим этическим идеалом признается не поиск блага и истины, как у Сократа, Платона и Аристотеля, а безмятежность, невозмутимость (атараксия). Для полисной эпохи с ее гражданственностью такой подход был бы невозможен. В новых условиях философы обращались не к члену общины, составляющему ее неотъемлемую часть, а к замкнутому в себе индивиду– «гражданину мира», заброшенному волей судьбы на необъятные просторы колоссальных монархий и неспособному влиять на ход общественно-политических событий.

Эпоха эллинизма стала периодом расцвета античной науки. Именно в это время наука стала отдельной сферой культуры, окончательно отделившись от философии. Ученых-энциклопедистов, подобных Аристотелю, теперь уже почти не было, но зато каждую научную дисциплину представляли имена крупных ученых. Немалую роль в развитии научных знаний сыграла всемерная поддержка науки эллинистическими правителями. В частности, Птолемеи способствовали превращению александрийского Мусея в главный научный центр цивилизованного мира того времени. В III—I вв. до н. э. большинство известных ученых либо активно работали в нем, либо получили в нем образование.

Античная наука имела ряд особенностей, отличающих ее от науки Нового времени, причем именно в эпоху эллинизма эти особенности проявились в полной мере. Так, в работе греческих ученых крайне малое место занимал эксперимент; главными методами научного исследования были наблюдение и логическое умозаключение. Представители эллинистической науки были скорее рационалистами, чем эмпириками. Еще важнее то, что во времена античности наука была почта совершенно оторвана от практики. В ней видели самоцель, не снисходящую до «низменных» практических потребностей. А потому в эллинистическом мире при очень большом прогрессе в теоретических науках весьма слабо была развита техника. С точки зрения теории античная наука была не только готова к изобретению паровой машины, но и совершила это техническое открытие. Механик Герон Александрийский (он жил на рубеже I в. до н. э. – I в. н. э.) изобрел механизм, в котором вырывавшийся из отверстия пар своей силой подталкивал и заставлял вращаться металлический шарик. Но ни к каким практическим результатам его изобретение не привело. Для ученого паровое устройство было не более чем оригинальным плодом игры ума, а те, кто наблюдал за действием механизма, видели в нем занятную игрушку. Тем не менее Герон продолжал изобретать. В его кукольном театре выступали куклы-автоматы, которые самостоятельно разыгрывали целые пьесы, т. е. действовали по заданной сложной программе. Но и это изобретение в то время никак не было использовано на практике.

Техника развивалась лишь в сферах, связанных с военным делом (осадные орудия, фортификационные сооружения) и строительством монументальных сооружений. Что же касается основных отраслей экономики, будь то сельское хозяйство или ремесло, то их техническая оснащенность из века в век оставалась примерно на одном и том же уровне.

Величайшим ученым эпохи эллинизма был математик, механик и физик Архимед из Сиракуз (ок. 287—212 до н. э.). Он получил образование в александрийском Мусее и некоторое время работал там, а затем возвратился в родной город и стал придворным ученым тирана Гиерона II. В своих многочисленных трудах Архимед развил ряд принципиальных теоретических положений (суммирование геометрической прогрессии, весьма точное вычисление числа «пи» и др.), обосновал закон рычага, открыл основной закон гидростатики (с тех пор его называют законом Архимеда). Среди античных ученых Архимед выделялся стремлением сочетать научно-теоретическую и практическую деятельность. Ему принадлежит большое количество инженерных изобретений: «архимедов винт», применявшийся для полива полей, планетарий – модель небесной сферы, позволявшая проследить движение небесных тел, мощные рычаги и др. Когда римляне осадили Сиракузы, по проектам Архимеда были сооружены многочисленные оборонительные орудия и машины, с помощью которых жителям города удавалось в течение долгого времени сдерживать натиск врагов и наносить им значительный урон. Однако, даже работая над устройствами, рассчитанными на практическое применение, ученый постоянно выступает в защиту «чистой» науки, развивающейся по собственным законам, а не под влиянием запросов жизни.

Как и ранее в греческом мире, в эпоху эллинизма приоритетной сферой математики была геометрия. В школьных учебниках изложение основных геометрических аксиом и теорем и по сей день дается в основном в той же последовательности, которую предложил ученый из Александрии Евклид (IIIв. до н.э.). Он подытожил и систематизировал достижения греческой геометрии и арифметики предшествующих веков в труде «Начала», остававшемся «последним словом» в этих дисциплинах вплоть до XVIII в.

Другой известный математик, работавший в александрийском Мусее, – Аполлоний Пергский (ок. 260—170 до н. э.) разработал наиболее полную для периода античности теорию конических сечений.

В области астрономии уже в начале эпохи эллинизма было совершено выдающееся открытие, намного опередившее свое время. Почти за две тысячи лет до Николая Коперника Аристарх Самосский (ок. 310—230 до н. э.) выдвинул гипотезу, согласно которой не Солнце и планеты вращаются вокруг Земли, как полагали раньше, а Земля и планеты вращаются вокруг Солнца. Однако Аристарх не сумел должным образом обосновать свою идею, допустил серьезные ошибки в вычислениях и тем скомпрометировал свою гелиоцентрическую теорию. Она не была воспринята наукой, по-прежнему признававшей геоцентрическую систему, основывающуюся на том, что Земля являлась центром мироздания. Отказ от признания теории Аристарха не был связан с причинами религиозного характера. Просто ученые посчитали, что эта концепция неадекватно объясняет природные явления.

Сторонником геоцентризма был и Гиштрх (ок. 180/1&0—125 до н. э.). Именно этот известный астроном составил лучший в античности каталог видимых звезд, разбив их на классы в зависимости от звездной величины (яркости). Классификация Гиппарха, несколько модифицированная, принята в астрономии и по сей день. Греческий ученый весьма точно вычислил расстояние от Земли до Луны, уточнил продолжительность солнечного года и лунного месяца.

В эпоху эллинизма бурно развивается география. После дальних походов Александра Македонского грекам стали известны многие новые земли, причем не только на Востоке, но и на Западе. Примерно в то же время путешественник Пифей (Питеас) из Масси лии (IV в. до н. э.) совершил плавание в северную часть Атлантического океана. Он обогнул Британские острова и, возможно, достиг берегов Скандинавии.

Накопление новых эмпирических данных требовало их теоретического осмысления. Этот процесс связан в первую очередь с именем великого ученого Эратосфена Киренского (ок. 276—194 до н. э.), работавшего в Александрии и в течение многих лет возглавлявшего библиотеку Мусея. Эратосфен был одним из последних античных энциклопедистов: астрономом, математиком, филологом. Но наибольший вклад он внес в развитие географии. Эратосфен первым предположил существование на Земле Мирового океана. С удивительной для того времени точностью он вычислил длину земной окружности по меридиану и нанес на карты сетку параллелей. При этом за основу была взята восточная шестидесятеричная система (окружность Земли делится на 360 градусов), сохраняющаяся и по сей день.

Уже на исходе эпохи эллинизма Страбон (64/63 до н.э. – 23/24 н. э.) составил описание всего известного тогда мира – от Британии до Индии. Хотя он был не ученым-исследователем, делавшим оригинальные открытия, а скорее популяризатором науки, тем не менее его фундаментальный труд весьма ценен.

Естествоиспытатель и философ, ученик Аристотеля, руководивший после него Ликеем, Феофраст (Теофраст, 372—287 до н. э.) стал основоположником ботаники .

В III в. до н. э. врачи Герофил (р. ок. 300 до н. э.) и Эрасистрат (ок. 300 – ок. 240 до н. э.), практиковавшие в Александрии, разработали научные основы анатомии. Прогрессу анатомических знаний во многом способствовали местные условия: вскрытие трупов в Египте не только не было запрещено, как в Греции, но, напротив, регулярно делалось при мумифицировании. В эпоху эллинизма была открыта нервная система, составлено правильное представление о системе кровообращения, установлена роль мозга в мышлении.

Из наук, которые ныне принято называть гуманитарными, в эпоху эллинизма наибольший приоритет получила филология. Ученые, работавшие в Александрийской библиотеке, составляли каталоги ее книжных богатств, исследовали и сопоставляли рукописи с целью определения наиболее аутентичных текстов древних авторов, писали комментарии к произведениям литературы. Крупными филологами были Аристофан Византийский (III в. до н. э.), Дидим (I в. до н. э.) и др.

Историческая наука в эллинистический период находилась на более низком уровне, чем в классический. Пожалуй, лишь «Всеобщая история» Полибия (ок. 200 – ок. 120 до н. э.) может быть сопоставлена по значению с трудами Геродота или Фукидида. В сочинениях остальных историков анализ событий истории либо отходил на второй план перед умозрительными рассуждениями (как у философа и историка вв. до н. э. Посидония), либо подменялся механическим компилированием (как у Диодора Сицилийского).

Подавляющее большинство крупных ученых эллинистического мира жили и работали в III в. до н. э. Это столетие было наиболее плодотворным периодом в истории эпохи эллинизма. С его завершением развитие научных знаний, хотя и не прекратилось, но его активность резко снизилась, что было обусловлено объективными причинами: ослаблением эллинистических государств в результате постоянных войн, растратой колоссальных материальных средств правителями, безмерно стремившимися к роскоши, ухудшением внешнеполитической обстановки в связи с вступлением Рима в Восточное Средиземноморье.

ГРЕЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Эллинистический мир породил огромное количество литературных произведений. Были представлены все роды и жанры. Но первое место занимала поэзия, главным центром которой была Александрия. Поэзия того времени носила элитарный характер. Она была очень утонченной и изящной, отличалась психологизмом, глубоким проникновением во внутренний мир человека, но несколько холодна, порой даже безжизненна. Ей недоставало художественной силы, присущей поэтическим творениям классической эпохи.

В александрийской поэзии царили «малые формы», основоположником которых был крупнейший лирик Каллимах (ок. 310 – ок. 240 до н. э.), возглавлявший Мусей. Считая, что время монументальных произведений, подобных полотнам Гомера или шедеврам аттической трагедии, безвозвратно прошло, он писал маленькие поэмы, элегии, гимны в честь богов. В своих стихах Каллимах стремился не столько выразить какие-либо идеи, сколько решить те или иные чисто художественные залачи.

В свою очередь, Аполлоний Родосский (III в. до н. э.) пытался возродить эпос в гомеровском духе и с этой целью написал большую поэму «Аргонавтика». В основу поэмы положен известный мифологический сюжет о походе греческих героев во главе с Ясоном на корабле «Арго» в Колхиду за золотым руном. «Аргонавтика» стала значительным событием в истории греческой литературы своего времени. Хотя, конечно, она не сравнима по художественным достоинствам с «Илиадой» или «Одиссеей»: в ней больше проявления эрудированности и технического мастерства автора, чем подлинного поэтического вдохновения.

Другой известный поэт эпохи эллинизма – Феокрйт (315—260 до н. э.) стал основателем так называемой буколической (т. е. пастушеской) лирики – жанра, ранее не свойственного греческой поэзии. В его стихотворениях в жанре идиллии описывалась мирная, безмятежная жизнь пастухов и пастушек на лоне природы. Среди жителей городов такая идеализация сельской жизни была особенно популярна.

Крупнейшим центром драмы в эпоху эллинизма оставались Афины. Однако в новых условиях ни высокая трагедия, ни злободневная, блистающая юмором и сатирой комедия в духе Аристофана уже не пользовались популярностью. Наиболее распространенным театральным жанром стала бытовая драма – так называемая новая аттическая комедия, крупнейшим представителем которой был поэт Менандр (342– 292 до н. э.). Сюжеты произведений Менандра и его последователей взяты из повседневной жизни. Главные герои пьес как бы списаны с натуры: это молодые влюбленные, скупые старики, ловкие и изворотливые рабы. В этих комедиях уже не властвует не знающий удержу, радостный и язвительный, порой грубоватый смех, как в аристофановские времена. Пьесы Менандра серьезнее, мягче, лиричнее. Больше стало уделяться внимания человеческой душе, достовернее выписываются характеры действующих лиц. Однако комедиям эллистинической эпохи недостает характерной для классической комедии художественной силы.

Маски «новой комедии»

Помимо «новых комедий», всеобщую любовь зрителей снискали пьесы в жанре мим – незамысловатые сценки из повседневной жизни, обычно юмористические. Одним из наиболее известных авторов мимов был поэт Герод (III в. до н. э.).

В самом конце эллинистической эпохи появился совершенно новый прозаический жанр – роман. Это произведение с вымышленными героями и фабулой, со сложными переплетениями сюжетных линий. (Впрочем, сам термин «роман» возник только в Средние века.) Сюжеты первых романов еще довольно безыскусны: любовь, приключения, авантюры. В них повествуется о разлученных влюбленных, попадающих в самые сложные и опасные ситуации, но в конце концов обретающих друг друга. Обычно эти произведения и озаглавлены по имени главных героев – юноши и девушки («Херей и Каллироя» Харитона, «Габроком и Антия» Ксенофонта Эфесского, «Левкиппа и Клитофонт» Ахилла Татия и т. д.). Самый знаменитый из позднеантичных романов – «Дафнис и Хлоя» Лонга.

Произведения художественной литературы эпохи эллинизма (будь то поэзия, драма или проза) являются не только шедеврами культуры, но и ценными историческими источниками. Ученые черпают в них важные сведения о специфике политического развития эллинистических государств, менталитете и повседневной жизни их жителей, социально-экономических отношениях.

Эпоха эллинизма – это время основания множества городов, в том числе и очень крупных. Соответственно по сравнению с предшествующими столетиями возрос уровень градостроительства, городской жизни. Города теперь строились по регулярному плану, с учетом последних научных достижений. Их прямые, широкие улицы застраивались величественными зданиями и колоннадами. Вот что писал о крупнейшем городе той эпохи Александрии Египетской в позднеантичное время Ахилл Татий: «Прямые ряды колонн высились на всем протяжении дороги от ворот Солнца до ворот Луны – эти божества охраняют оба входа в город. Между колоннами пролегла равнинная часть города. Множество дорог пересекало ее, и можно было совершить путешествие, не выходя за пределы города. Я прошел несколько стадиев[34] и оказался на площади, названной в честь Александра. Отсюда я увидел другие части города, и красота его разделилась. Прямо передо мной рос лес колонн, пересекаемый другим таким же лесом. Глаза разбегались, когда я пытался оглядеть все улицы… Казалось, что город больше, чем целый материк, а население многочисленнее, чем целый народ». Эллинистические столицы поражали воображение прибывавших греков, привыкших к миру небольших полисов, своими огромными размерами, благоустроенностью, роскошью.

Скопас. Битва греков с амазонками. Плита с фриза Галикарнасского мавзолея (IV в. до н. э.)

Для архитектуры эллинистического периода характерна монументалъностъ. Стремление непременно возвести нечто грандиозное доходило порой до гигантомании. Соперничая друг с другом, цари старались увековечить свои имена помпезными постройками. Именно в эпоху эллинизма сформировался перечень так называемых семи чудес света. В этот перечень вошли самые грандиозные или необычные сооружения различных времен и народов, хотя при этом далеко не всегда самые совершенные в художественном отношении. Например, афинский Парфенон в перечень «чудес» не был включен. Два из семи памятников, считавшихся «чудесами», были негреческими по происхождению: египетские пирамиды и «висячие сады» в Вавилоне. Два памятника были созданы еще в классическую эпоху: статуя Зевса работы Фидия в Олимпии и гробница правителя Карии Мавсола в Галикарнассе, так называемый Мавзолей. Остальные три памятника-чуда являлись произведениями эллинистического искусства: храм Артемиды в Эфесе (в конце IV в. до н. э. восстановлен после пожара), Колосс Родосский – гигантская 35-метровая статуя солнечного бога Гелиоса на острове Юдос (возведена скульптором Харетом в III в. до н. э.) и Александрийский маяк, построенный архитектором Состратом Книдским в 280 г. до н. э. Стоявший на островке Фарос у входа в гавань Александрии маяк стал, пожалуй, самым знаменитым архитектурным памятником эпохи эллинизма. Он представлял собой 120-метровую многоярусную башню, в куполе которой горел мощный костер. Его свет, отраженный специальными зеркалами, был виден морякам за 60 километров от берега.

Александрийский Ника Самофракийская маяк. Реконструкция вв. до н. э.)

Александрийский маяк. Реконструкция.

Ника Салюфракийская (III-II вв. до н. э.).

Главными целями, к которым стремились зодчие III—I вв. до н. э. были огромные размеры и внешняя роскошь, а не гармоническая согласованность всех элементов здания, как в предшествующие эпохи. Перестав быть соразмерной человеку, эллинистическая архитектура подавляла его.

В скульптуре художники эпохи эллинизма также отошли от традиций классики. Остались в прошлом величественная простота и безмятежность, характерные для лучших произведений ваятелей классической Греции. В новых условиях скульпторы вносили в свои творения значительно больше динамизма, старались подчеркнуть в скульптурных изображениях проявления бурных эмоций и страстей. Так, полна неудержимого движения «Ника Самофракийская» (III-II вв. до н. э.).

Агесандр, Полидор и Афинодор. Лаокоон (I в. до н.э.),

Скульптурный фриз алтаря в Пергаме (II в. до н.э.), созданный в честь побед над галлами и изображающий борьбу богов с гигантами[35]. является лучшим произведением пергамской школы скульпторов. Но в нем уже преобладает стремление к внешней эффектности, выражение динамизма и эмоциональности переходит в нагнетание «ужасов». В еще большей степени эти тенденции проявляются в скульптурной группе Агесандра, Полидора и Афинодора «Лаокоон» (I в. до н. э.).

Конечно, и в эпоху эллинизма некоторые скульпторы продолжали ориентироваться на классические образцы. Автор «Афродиты Милосской» Агесандр (II в. до н. э.) изобразил богиню как бы застывшей в величавом и гармоничном спокойствии. Но произведений такого рода было немного.

В эллинистическую эпоху наряду с шедеврами скульптуры появилось особенно много массовой продукции, дешевой и не очень высокого качества. Так, крупнейшим центром выработки небольших статуэток из терракоты (обожженной глины) был беотийский город Танагра. Многие танагрские статуэтки, не являясь произведениями высокого искусства, тем не менее весьма изящны.

Девушка, закутанная в плащ. Статуэтка из Танагры

Агесандр. Афродита Милосская (II в. до н. э.)

Культура эпохи эллинизма, бесспорно, представляла собой новый этап в истории античной культуры по сравнению с культурой эпох архаики и классики. Во всех сферах культуры появились новые (но «новый» – это вовсе не обязательно «высокий») явления, однако в то же время многие достижения предшествующих эпох оказались безвозвратно утраченными. Основные особенности культурной жизни были тесно связаны с появлением иных, неведомых полисному миру социально-политических и социально-экономических реалий. Изменились духовные интересы и запросы людей, и культура не могла не реагировать на эти изменения.

Мраморные статуи из Пантикапея (I в. до н. э.)

Во всех частях эллинистического мира – от Северного Причерноморья до Египта и от Сицилии до Бактрии – активно ведутся археологические раскопки. Открыты не только отдельные памятники и комплексы памятников, но и целые города эпохи эллинизма: Дура-Европос в Месопотамии [раскопки велись французскими и американскими учеными под руководством Ф. Кюмона (F. Cumont) и М. И. Ростовцева (М. Rostovtzeff)], Ай-Ханум на территории современного Афганистана [исследовался французскими учеными, руководитель раскопок – П. Бернар (Р. Bernard)] и др.

В мировом антиковедении эллинизм уже давно характеризуется как целостное и исторически обусловленное культурное явление, как цивилизационное единство, для которого характерен синтез греческих и восточных элементов [работы Ф. Кюмона (F. Cumont), В. Тарна (W. Tarn) и др.].

В отечественной историографии вопросы культурной и религиозной истории эпохи эллинизма рассматривались в работах И. С. Свенцицкой, М. К. Трофимовой и Т. В. Блаватской.

Литература по теме

Античный роман: Сб. статей. М. 1969.

Блаватская Т. В. Из истории греческой интеллигенции эллинистического времени. М. 1983.

Зелинский Ф. Ф. Религия эллинизма. Томск, 1996.

Кюмон Ф. Мистерии Митры. М. 2002.

Рожанский И. Д. История естествознания в эпоху эллинизма и Римской империи. М. 1988.

Свенцицкая И. С. Раннее христианство: Страницы истории. М. 1988.

Тарн В. Эллинистическая цивилизация. М. 1949.

ТрофимоваМ. К. Историко-философские вопросы гностицизма. М. 1979.

ЧистяковаН. А. Эллинистическая поэзия. Л. 1988.

Ярхо В. Н. У истоков европейской комедии. М. 1979.

Bernard Р. Ai-Khanoum on the Oxus. L. 1967.

CumontF. Fouilles de Dura-Europos. Р. 1926.

Rostovtzeff М. Dura-Europos and its Art. Oxford, 1938.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Древняя Греция за два тысячелетия прошла сложный путь. Ее история развертывалась в рамках двух различных эпох – бронзового и железного веков. И соответственно, древние греки создали две различные цивилизации. Это определило как сходство с цивилизациями Древнего Востока, так и существенные отличия от них. Общим для древневосточного и древнегреческого обществ был процесс разложения родо-племенных структур и возникновения новых типов социальных связей и новых форм организации власти. Социальная дифференциация привела к резкому противостоянию аристократии и рядовых общинников, постепенно попадавших в различные формы зависимости от знати.

Цивилизация, сложившаяся в эпоху бронзы на Крите, островах Эгейского моря и в материковой Греции, испытала огромное влияние великих цивилизаций Востока и по своей структуре и организации жизни была близка к ним. В этот период местом зарождения цивилизации становится дворец, который превращается в политический, религиозный, экономический и культурный центр. Собственно цивилизация в Эгеиде дальше дворцов и близлежащей округи и не распространялась. Древнегреческое общество, существовавшее в сложных географических условиях, имевшее неразвитую социальную структуру, пользовавшееся бронзовыми, медными и каменными орудиями труда, и не могло развиваться иначе. Близость к дворцу, правителю предопределяла социальный статус, материальное положение и представителя аристократии, и «чиновника», и подневольного работника.

Эта ограниченная дворцом цивилизация, возвышавшаяся над общинным миром, имела весьма мало возможностей для своего развития, потому что все произведенное в дворцовом хозяйстве практически полностью потреблялось дворцовой администрацией, а богатства наживались главным образом за счет военной добычи. Поэтому к концу II тысячелетия до н. э. при нарастании трудностей жизни древних греков, в частности под напором волн переселенцев, дворцовая цивилизация бронзового века была разрушена, исчезла.

Возвращенная на стадию первобытнообщинных отношений, Древняя Греция вновь начала движение вперед, но уже в условиях железного века, который открыл новые возможности и привел к формированию цивилизации совершенно иного типа. С новыми, более производительными орудиями труда древнегреческое общество, сохранившее производственный и культурный опыт прошлого, предстало более мобильным, дающим человеку все возможности для реализации его индивидуальных способностей.

В архаическую эпоху происходит формирование античной цивилизации. Общество Древней Греции проходит долгий путь развития: от крохотных, слабых первобытных сельских общин – к общине нового типа, которая в итоге становится ядром новой цивилизации. Этим феноменом стал полис – гражданская община, центром которой является город. В рамках полиса возникли уникальные, никогда ранее не существовавшие типы социума и государственности, произошел подлинный культурный переворот. Радикальные изменения во всех сферах духовной жизни, литературы, искусства, научных знаний предопределили возникновение полисной системы ценностей, которая по-новому решала вопрос взаимоотношений личности и коллектива. Античная цивилизация – это прежде всего полисная цивилизация. Но при общей полисной основе греческий мир породил множество форм развития общества (его крайними полюсами были Афины и Спарта), а также вариантов межполисных и международных отношений.

Расцвет античной цивилизации, который характеризовался гармонизацией наиболее важных форм полисной жизни, произошел в классическую эпоху, после греко-персидских войн, утвердивших древнегреческое общество лидером средиземноморского мира. Это проявилось прежде всего в становлении нового общества, в центре которого был свободный полноправный гражданин, бывший одновременно землевладельцем, носителем высшей законодательной власти и воином. Он олицетворял новую картину мира, в основе которой лежала гуманистическая система ценностей. Впервые в истории человечества в центре жизни стоял не богатый и всевластный правитель, а рядовой гражданин. Именно граждане полиса создали все то, что поставило античную Грецию эпохи классики впереди всех остальных цивилизаций Древнего мира.

Пика своего расцвета древнегреческий полис достиг в эпоху Перикла. Именно тогда граждане пользовались свободой в наибольшей мере. Это позволило им создать самую прогрессивную форму государственного устройства – демократическую республику. В ее рамках гражданин является носителем высшей власти и олицетворением государственности (в других типах государства властвует чиновничье-бюрократический аппарат).

Высокого развития достиг и город, ставший подлинным политическим, религиозным и культурным центром полиса. Его важнейшими общественными сооружениями были акрополь, площадь для народного собрания, храмы, театры. Город был и торгово-ремесленным центром, на рыночной площади которого кипела торговая жизнь. Особенностью античного города было то, что значительную часть его жителей составляли крестьяне-земледельцы. Создавалась уникальная ситуация, когда горожанин сохранял гармоничную связь с природной средой.

Наконец, в эпоху классики были созданы уникальные произведения литературы и искусства, которые стали эталоном для последующих эпох и заложили основы современной европейской культуры. Именно в древнегреческой архитектуре, театре, скульптуре воплотились идеи и ценности античной Греции. В полисной Греции возникла наука, а идеи греческих философов до сих пор привлекают внимание мыслителей и ученых.

Однако в истории нет вечных феноменов. Наступил кризис и в полисной Греции. Но это не означало гибели полиса и античной цивилизации. Это был кризис лишь классического полиса. Полис не сошел с исторической арены, а приобрел новые черты и формы существования. В эпоху эллинизма появление полисов на огромных просторах Востока привело к взаимопроникновению культур, что значительно обогатило античную цивилизацию и дало ей импульс для дальнейшего развития, которое было отмечено достижениями во всех сферах жизни. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *