Криминалистическая версия это

Криминалистическая версия: понятие, структура, классификация. Виды криминалистических версий

ПОНЯТИЕ И ВИДЫ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИХ ВЕРСИЙ

Криминалистическая версия – обоснованное предположение относительно отдельного факта или группы фактов, имеющих или могущих иметь значение для установления истины по делу, указывающее на наличие и объясняющее происхождение этих фактов, их связь между собой.

Версии содействуют всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств дела, они являются организующим началом планирования расследования дела и отдельных следственных действий, определяют направление деятельности следователя по приобретению и приращению сначала вероятных знаний, а потом – достоверных знаний.

Стадии развития версии:

2) анализ (разработка) выдвинутого предположения и определение ряда следствий, логично вытекающих из этого предположения;

3) практическая проверка предполагаемых следствий и сопоставление их с тем, что в результате проверки установлено в реальной действительности. Если это сопоставление покажет, что следствия, логически выведенные путем анализа содержания версии, в действительности не существуют, значит, выдвинутая версия не соответствует объективной истине и должна быть отвергнута. Если же предполагаемые следствия соответствуют установленным фактам действительности, то это будет доказывать, что выдвинутая версия состоятельна (вероятна).

Различают следующие виды версий: 1)по субъекту выдвижения: а)следственные – возникают в процессе дознания и следствия;

б) оперативно-разыскные – возникают в процессе оперативно-разыскных мероприятий;

в) судебные – возникают в процессе судебного разбирательства;

г) экспертные – возникают в ходе экспертного исследования;

а) общие – предположения, охватывающие устанавливаемый объект в целом;

б) частные – объясняют его отдельные элементы, обстоятельства;

3) по степени определенности:

а) типовые – наиболее характерны для данной ситуации с точки зрения соответствующей отрасли научного знания или обобщенной практики судебного исследования (оперативно-разыскной, следственной, судебной, экспертной), предположительное объяснение отдельных фактов или события в целом, результат научного обобщения судебной, следственной, экспертной, судеб-но-разыскной практики, типичные версии описываются в соответствующих сборниках, учебных пособиях и т. п.;

б) конкретные – выдвигаются при расследовании конкретного дела исходя из конкретных обстоятельств;

4) по степени вероятности:

а) маловероятные – имеют небольшую вероятность достоверности;

б) наиболее вероятные – имеют высокую вероятность достоверности;

5) по времени построения:

а) первоначальные – возникают на первоначальном этапе расследования до начала деятельности следователя по их проверке, часто возникают уже при осмотре места происшествия;

б) последующие – возникают на последующих этапах расследования;

6) по отношению к предмету доказывания:

а) обвинительные – подтверждают виновность подозреваемого (обвиняемого);

б) оправдательные – опровергают виновность подозреваемого (обвиняемого).

Эвристическая (поисковая) природа, структура и этапы построения криминалистической версии

Раскрытие и расследование преступлений, судеб­ное рассмотрение уголовных дел с позиции гносеологии предстают как познавательные процессы, структурными элементами которых яв­ляются комплексы логических (достоверных), эвристических (поиско­вых) и интуитивных операций. В этом перечне эвристические приемы занимают центральное место, поскольку позволяют получать наиболее оптимальные результаты в проблемных ситуациях. Основным эвристи­ческим методом творческой деятельности является гипотеза, а в рас­следовании и судебном рассмотрении уголовных дел ее разновидность — криминалистическая версия.

Отличительные черты криминалистической версии в основном сводятся к следующим:

1) криминалистические версии выдвигаются в сфере практической, а не научной деятельности;

2) субъектами выдвижения криминалистических версий являются оперативный работник, следователь, прокурор, судья (состав суда), эксперт;

3) сравнительно небольшой по объему исходный информационный материал (фактическая база);

4) выведение версий как из достоверно установленных фактов, так и из вероятной информации, в том числе и из слухов, анонимных со­общений и т.п.;

5) выдвижение всех фактически возможных предположений;

6) построение версий происходит одновременно или почти одно­временно, что не исключает в дальнейшем выдвижение новых версий.

Версии выдвигаются в ситуациях информационной неопределенно­сти, когда отсутствуют достаточные данные для достоверных выводов. Версионный метод в качестве своего важнейшего этапа предусматри­вает логическое исследование и упорядочение всей исходной инфор­мации. В результате из общего информационного массива формирует­ся взаимосвязанный и внутренне непротиворечивый информационный комплекс, который можно рассматривать как фактическую базу вер­сии. Она формируется из сведений, полученных в результате проведе­ния оперативно-розыскных, следственных, экспертных, судебных дей­ствий и иных мероприятий. Эта информация имеет непосредственное отношение к конкретному уголовному делу и находится как бы «внут­ри» его процессуальных и объемно-логических рамок.

По уголовному делу из общего информационного массива может быть сформировано несколько комплексов данных, каждый из кото­рых в силу своего различного содержания становится фактической ба­зой для одной из версий. В то же время одна и та же фактическая база из-за различий в ее возможном объяснении нередко становится осно­вой для построения нескольких версий.

Но для построения перспективных версий одной лишь фактической базы явно. недостаточно. Очевидно, что логико-информационное «раз­вертывание» исходных данных, т.е. чисто индуктивный путь, в про­блемных ситуациях неприемлем. Поэтому необходимо обратиться к дополнительному источнику информации, которым и является теоре­тическая база версии — упорядоченная совокупность данных, имею­щих отношение к еще не известному обстоятельству и выделенных из общего запаса сведений, содержащихся в памяти субъекта деятельно­сти и взаимодействующих с ним лиц, специальной литературе, инфор­мационно-поисковых и иных учетах. Ценнейшими источниками обоб­щенной информации являются также групповые криминалистические характеристики преступлений. Фактическая и теоретическая базы вер­сий составляют два структурных компонента версий, благодаря твор­ческому взаимодействию которых возникает третий компонент — ве­роятный вывод, итог сложного информационно-поискового процесса. Трехэлементный состав версии отражает ее статическую (итоговую) структуру.

Динамическая структура состоит из шести основных этапов, отра­жающих механизм процесса построения версий.

Первый этап — исследование с помощью анализа, синтеза, обоб­щения, абстрагирования, аналогии, моделирования и других методов всего информационного массива, уже собранного по уголовному делу В результате происходит упорядочение сосредоточенных в массиве сведений по их относимости к делу, исключение очевидно недостовер­ной информации и определение ценности сведений. «Фильтры» отно симости, достоверности и ценности информации на этом этапе недо­статочно эффективны, и хотя их работа носит предварительный ха рактер, удается определить установленные, известные обстоятельства по делу.

Второй этап — определение искомого, еще неизвестного (не установленного) обстоятельства (обстоятельств).

Третий этап — выявление проблемной ситуации. Содержани< этапа заключается в определении проблемы и ситуации, а затем в ю объединении в проблемную ситуацию, тем самым происходит своеоб разная интеграция результатов предшествующих этапов.

Четвертый этап — формирование фактической базы версии, ко­торая создается из информации, группирующейся вокруг неустанов­ленных обстоятельств дела.

Пятый этап — наиболее сложный, состоит в формировании тео­ретической базы версии за счет следующих основных источников до­полнительной информации:

а) теоретические, практические, профессиональные и общежитей­ские знания, аккумулированные в памяти следователя;

б) обобщенные и необобщенные сведения, содержащиеся в специ­альной и иной литературе;

в) единичная информация, содержащаяся в других уголовных де­лах, «отказных» материалах, оперативных данных в отношении иных фактов и событий;

г) документация военкоматов, медицинских учреждений и прочих ведомств;

д) личный и коллективный опыт руководителей и сотрудников;

е) данные групповых криминалистических характеристик преступ­лений;

ж) данные, сосредоточенные в информационно-поисковых, иных системах и учетах информационных центров МВД всех уровней. Сле­дует подчеркнуть, что некоторые привлеченные из внешних источни­ков сведения, особенно необобщенные, после проверки версий не только переходят в материалы уголовного дела, но и становятся доказа­тельствами (данные дактилоскопических учетов, видео- и фототек т.п.).

Шестой этап — формирование версионного умозаключения с помощью фактической и теоретической баз (логических посылок). Вы­вод версионного предположения принимает форму нетрадиционного модуса условно-категорического силлогизма:

Если А, то В (теоретическая база) Установлено В (фактическая база) Вероятно А (предположительный вывод)

Логическая природа версионного умозаключения не является де­дуктивной, поскольку вывод осуществляется не от истинности основа­ния к истинности следствия (как в традиционном силлогизме), а от следствия к основанию, что «запрещено» правилами дедукции. Тем не менее вероятностный характер версионного вывода имеет огромное эвристическое значение, заменяя бесплодные и случайные блуждания эффективным информационным и доказательственным поиском. Но логическая природа версии не является и «чисто индуктивной», по­скольку устанавливается не общее положение по единичным призна­кам, доказательствам и следам, а познание такого же единичного, хотя и более цельного объекта по его отдельным признакам. Своеобразная криминалистическая индукция позволяет совершить переход от след­ствия к причине, от части к целому, от отдельных признаков, характе­ризующих подозреваемого, к полному и конкретному представлению о преступнике. При построении версий большую роль играет метод ана­логии, позволяющий выдвигать предположения, но преимущественно не в отношении неизвестных признаков сравниваемых объектов (как это обычно происходит в традиционной логике), а в основном для ус­тановления искомого объекта по сходству сравниваемых групп признаков.

Таким образом, сложный логический механизм построения версии представляет собой комплекс частично преобразованных методов мо­делирования, дедукции, индукции и аналогии.

Проведенное исследование позволяет сформулировать следующее определение. Криминалистическая версия — это обоснованное пред­положение субъектов познавательной деятельности (следователь, прокурор, оперативный работник, судья, эксперт), дающее одно из возможных и допустимых объяснений уже выявленных исходных дан­ных (фактическая база), позволяющее на их основе во взаимодействии с теоретической базой вероятностно (неоднозначно) установить еще не известные обстоятельства, имеющие значение для дела. При этом под обстоятельствами понимаются как элементы предмета доказыва-ния, так и промежуточные (вспомогательные) факты. В определении отмечаются три основные функции: предположительное объяснение исходных данных, вероятностное установление неизвестных обстоя­тельств и обязательная проверка выводов.

2. Классификация криминалистических версий .;

Классификация версий имеет большое научное и прикладное значение, поскольку помогает лучше понять функции их отдельных разновидностей, способствует упорядочению процесса рас­следования. В связи со сложной внутренней структурой криминали­стические версии необходимо классифицировать по различным осно­ваниям.

1. По субъекту выдвижения криминалистические версии делятся на следственные, прокурорские, оперативно-розыскные, экс­пертные и судебные. Различные предположения могут высказы­ваться подозреваемыми, ‘обвиняемыми, подсудимыми, защитниками, потерпевшими, гражданскими истцами и ответчиками, их представите­лями. Однако эти предположения приобретают значение версий лишь тогда, когда принимаются в таком качестве названными субъектами. Несмотря на единство логической природы и основных функций, вы­деленные пять разновидностей версий имеют определенную специфи-

ку. Это прежде всего различие по содержанию фактических баз. Кроме общей информации, в эти базы входят и несовпадающие данные, по­лученные в процессе специфической деятельности перечисленных вы­ше субъектов. Оперативно-розыскные версии в основном проверяются непроцессуальным способом, и поэтому их вероятностные знания не трансформируются в достоверные. Экспертные версии, выдвигаемые для разрешения неюридических вопросов, несмотря на их исключи­тельную важность для дела, играют в основном промежуточную (вспо­могательную) роль в ходе процессуального установления элементов предмета доказывания. Что касается судебных версий, то в большинст­ве случаев их функции носят проверочный по отношению к результа­там предварительного следствия характер. Лишь в случаях опроверже­ния или’ сомнительности выводов обвинительного заключения на пер­вый план выходит информационно-поисковая (установительная) функ­ция. Все основные функции версий (объяснительная, установительная, проверочная) наиболее полно присущи следственным версиям.

2. В зависимости от конкретности выдвигаемых предположений криминалистические версии можно дифференцировать на типовые (типичные) испецифические. Типовые версии выдвигаются в усло­виях существенного недостатка исходных данных, чаще всего на пер­вых этапах процесса раскрытия преступлений и дают самое общее, наиболее характерное и приблизительное объяснение имеющихся дан­ных и соответственно также вероятностное установление неизвестного искомого. В последующем в ходе проверки отбрасываются ошибочные варианты, и подтверждающаяся типовая версия детализируется и конк­ретизируется, а на ее базе строятся специфические версии. Разумеется, специфические версии в случаях достаточности исходных данных мо­гут быть выдвинуты и непосредственно, минуя стадию их конкретиза­ции из типовых версий. Зона эвристического действия специфических версий значительно уже типовых, однако их более содержательная фактическая база увеличивает целеустремленность и избирательность поиска. Ведущую роль в построении типовых версий играет теорети­ческая, а не фактическая база, тогда как в процессе выдвижения спе­цифических версий фактическая база, сформированная из соответству­ющих данных, приобретает большее значение. Содержание теоретиче­ской базы типовых версий составляют обобщенные положения, факти­ческие презумпции, научные выводы, статистические результаты, стандартные схемы и стереотипы мышления, в то время как в теорети­ческую базу специфических версий кроме обобщенных данных входит и единичная, конкретная информация, источники которой находятся за процессуальными рамками расследуемого дела. Но в случаях, если конкретная информация процессуально подтверждается, то она вклю­чается в систему доказательств по уголовному делу

В последние годы типовые версии, основанные на обобщениях уго­ловных дел и статистическом анализе результатов, стали стабильно ис­пользоваться в следственной практике для раскрытия наиболее слож­ных преступлений. Типовые версии весьма часто выдвигаются на ос­нове групповых криминалистических характеристик, которые и состав­ляют наиболее значительное и перспективное содержание их теорети­ческой базы. Высокая вероятность типовых версий, выдвигаемых, как правило, в наиболее острых проблемных ситуациях, в условиях суще­ственного недостатка конкретной информации позволяет оптимизиро­вать процесс раскрытия преступлений. Так, при расследовании уголов­ного дела, возбужденного по факту безвестного отсутствия человека, весьма перспективными и обоснованными предположениями в отно­шении виновных лиц являются типовые версии о совершении преступ­ления родственниками и близкими потерпевшего. Чем более репрезен­тативны групповые криминалистические характеристики, тем более надежны и перспективны основанные на них типовые версии, выдви­гаемые по конкретным уголовным делам. В связи с этим перед кри­миналистикой стоит важная задача интенсификации научных исследо­ваний по обобщению и анализу массивов уголовных дел различных видов и разновидностей, математической обработке полученных, ре­зультатов и созданию оптимальных групповых криминалистических характеристик преступлений.

3. По содержанию и эвристической направленности, т.е. по харак­теру устанавливаемых обстоятельств, версии делятся на общие и ча-стные. Общие версии выдвигаются для установления обстоятельств, подлежащих обязательному доказыванию по делу (время, место, спо­соб совершения преступления, личность преступника, другие элементы предмета доказывания). Эти обстоятельства имеют универсальное, об­щее значение для любого уголовного дела, а поэтому и версии, по­строенные для их установления, называются общими.

Частные версии выдвигаются для установления вспомогательных промежуточных обстоятельств (доказательственных фактов), перечень которых непостоянен, изменяется в зависимости от категории преступ­ления и конкретной ситуации расследования или рассмотрения дела. Именно поэтому они и называются частными версиями.

Представляется, что распространенное в криминалистике деление версий по признаку их логического объема на общие, охватывающие все или большинство элементов предмета доказывания, и частные, вы­двигаемые лишь в отношении одного обстоятельства, не может быть признано удовлетворительным. Во-первых, трудно представить реаль­ную ситуацию, когда общая версия охватывала бы все элементы пред­мета доказывания. Во-вторых, критикуемая позиция полностью стирает грань между общими и типовыми версиями, поскольку большой ло­гический объем понятия с неизбежностью обедняет его информацион­ное содержание, придает ему абстрактный характер, присущий лишь типовым версиям, в то время как общие версии отличаются конкрет­ной направленностью, так как без этого нельзя установить ни один из элементов предмета доказывания, не разрешить ни одной проблемной ситуации. В-третьих, неправильная трактовка дифференциации версий по объемно-логическому критерию приводит к постоянной путанице между частными версиями и логическими следствиями, между типо­выми и общими версиями.

4. По степени сложности внутренней структуры версии можно раз­делить на комплексные, выдвигаемые в отношении нескольких об­стоятельств, и одноэлементные, выдвигаемые только по одному обстоятельству. При этом безразлично, в отношении основных или вспомогательных обстоятельств построены версии. Дифференциация версий по рассматриваемому основанию имеет большое практическое значение для оптимального определения порядка проверки версий, четкого представления о направлениях поисковой деятельности, раци­ональной организации работы по делу и правильному распределению времени, сил и средств.

5. Существенное значение имеет деление версий на ретросказа-тельные и предсказательные. Большинство версий относится к первой группе, поскольку их эвристическая направленность имеет ре­троспективный характер, а основная функция заключается в установ­лении обстоятельств прошлого. Опровержение или подтверждение этих версий осуществляется опосредованным путем с помощью выве­дения логических следствий и их последующего сопоставления с фак­тическими данными, устанавливаемыми по уголовному делу.

Но существуют и предсказательные версии, эвристические функ­ции которых направлены на установление фактов, существующих в настоящем или ожидаемых в будущем. В отличие от ретросказатель-ных основной метод проверки предсказательных версий носит непос­редственный, а не опосредованный характер и основан на прямом ус­тановлении предполагаемого искомого. Опосредованный метод приме­няется далеко не всегда и играет вспомогательную роль. К предсказа-тельным относятся розыскные версии, выдвигаемые о возможном мес­тонахождении скрывающегося преступника или вероятных путях его будущего передвижения, о тайниках похищенного имущества, для об­наружения безвестно отсутствующих лиц и трупов потерпевших, а также поисковые версии, направленные на выявление доказательств и источников информации.

6. Большое теоретическое и практическое значение имеет деление версий на основные и контрверсии. Роль последних особенно велика в процессе судебного рассмотрения дел, но и при расследова­нии преступлений, и в экспертной деятельности они выполняют важ­ную функцию предупреждения односторонности и необъективности, ориентируя на расширение круга фактически возможных версий. Контрверсии выдвигаются не путем многоэтапного версионного про­цесса, а более простым способом, с помощью логической операции от­рицания. Например, если основная версия: «Вероятно, что убийство совершено К.», то контрверсия будет иметь следующий вид: «Убийст­во совершил не К. а кто-то другой». Чаще всего поисковое значение контрверсий в силу их абстрактности невелико, однако без их выдви­жения обойтись невозможно, поскольку они оптимизируют версион-ный процесс, являясь своеобразным и важным гарантом, существенно уменьшающим число возможных ошибок.

7. Определенное значение имеет дифференциация криминалистиче­ских версий на поисковые и исследовательские. Различие меж­ду ними состоит в том, что главной целью первой подгруппы является поиск источников (носителей) информации, а^ель второй заключается в исследовании уже выявленной информации. Данная классификация версий непосредственно связана с реальным существованием поиско­вых и исследовательских трудностей, возникающих в процессе разре­шения проблемных ситуаций.

Криминалистические версии и планирование расследования

Под версией в криминалистике понимается основанное на фактах предположение (объяснение) сущности события или отдельных обстоятельств его совершения, причинной связи между фактами, подлежащими установлению по уголовному делу.

Версия — это разновидность гипотезы, представляющей собой форму мышления, с помощью которой осуществляется переход от вероятного знания к достоверному.

В основе версионного мышления как метода практического уровня лежат такие логические приемы, как анализ, синтез, суждение по аналогии, индуктивное и дедуктивное умозаключение. При этом часто версия объединяет различные умозаключения, взаимно дополняющие друг друга [48].

Практическое значение криминалистических версий состоит в возможности планирования расследования, а проверка версий обеспечивает полноту и всесторонность расследования.

Различают следующие классификации криминалистических версий:

1) по субъекту выдвижения:

— следственные — версии разрабатываются и проверяются следователем в целях установления события и всех обстоятельств, образующих состав преступления;

— прокурорские — версии выдвигаются и формулируются прокурором как лицом, осуществляющим прокурорский надзор за органами и лицами, производящими предварительное расследование преступлений, так и лицом, формулирующим государственное обвинение и представляющим его в судебных инстанциях (в первой, кассационной, надзорной);

— защитные — версии выдвигаются и формулируются защитой от обвинения по уголовному делу;

— судебные — версии формулируются и исследуются судом. Суд лишь в редких случаях сам формулирует версии относительно фактов и обстоятельств, входящих в предмет его исследования. Как правило, он принимает для проверки версии, выдвинутые и сформулированные следователем и защитой в процессе и по результатам предварительного расследования преступления, прокурором при возбуждении им государственного обвинения, их модификации в ходе судебного разбирательства и направляет на разработку сторонами;

— оперативно-розыскные — версии в основном проверяются непроцессуальным путем, и поэтому полученная с их помощью информация далеко не всегда трансформируется в доказательственную (непроцессуальная форма использования);

2) по объему, т. е. кругу объясняемых фактов и обстоятельств (в зависимости от содержания предположения в расследовании):

— общие версии строятся для объяснения в целом события (например: убийство, самоубийство, несчастный случай), связи между объективно существовавшими фактами и собранными по делу доказательствами;

— частные версии касаются только отдельных его элементов (субъект преступления, способ совершения преступления, мотив, место и время его совершения и т. п.), так называемые промежуточные факты.

3) по степени определенности:

— конкретные — версии основаны на информации, содержащейся к моменту их выдвижения в материалах конкретного уголовного дела или относящихся к расследуемому преступлению сведениях оперативно -розыскного характера;

— типичные — версии выдвигаются в условиях недостатка исходных данных на первых этапах расследования.

Как правило, в начальный период расследования ввиду неполноты данных о событии необходимо строить одновременно несколько версий, по-разному объясняющих происхождение фактов. На этом основывается правило, согласно которому необходимо выдвигать столько версий, сколько может быть дано удовлетворяющих задаче раскрытия преступления объяснений имеющимся обстоятельствам. Это обеспечивает наиболее полное, всестороннее и объективное их изучение, гарантию от предвзятости и ошибок. Несоблюдение этого условия, увлечение одной версией, хотя бы и правдоподобной, на практике приводит к тому, что преступление останется нераскрытым.

Факт смерти человека можно объяснить с позиции логики и криминалистики несколькими причинами: убийством, самоубийством, несчастным случаем, ненасильственной смертью — иное исключено. Это действительно исчерпывающее положительное знание по данному вопросу (конечно же, под углом криминалистики). Но именно эти возможные предположения лежат в основе осмотра места обнаружения трупа, назначения судебно-медицинской его экспертизы. Они формулируются следователем в качестве версий для производства данных следственных действий.

Так, при осмотре места происшествия следователь в первую очередь пытается ответить на вопрос, имело ли место убийство, самоубийство, несчастный случай или ненасильственная смерть. С целью получения ответа на этот вопрос, исследуя все, что свидетельствует в пользу той или иной из перечисленных версий, он и производит осмотр места происшествия. Предположив в результате исследования этой версии с той или иной долей вероятности, что в данном случае имеет место убийство, следователь формулирует для себя такие же типичные версии относительно мотивов его совершения: убит из корыстных мотивов, хулиганских, сексуальных, на почве личных неприязненных отношений и т. п. Весь дальнейший осмотр места происшествия следователь проводит в разрезе обнаружения фактов, свидетельствующих в пользу того или иного типичного мотива, по которым, как показывает практика, совершаются убийства.

Проверка только одной версии и игнорирование других версий могут повлечь также необоснованное привлечение к уголовной ответственности лиц, не виновных в совершении преступления. Ошибки подобного рода случаются, когда следователь не учитывает версии, выдвигаемые другими участниками процесса, в частности обвиняемым или потерпевшим. Версия обвиняемого — это тоже одно из объяснений расследуемого преступления, но с его позиции.

Именно на основе типичных версий криминалисты создают системы типовых версий по расследованию преступлений отдельных видов — умышленных неочевидных убийств, убийств, совершаемых по сексуальным мотивам, и др.

Однако в следственно-поисковой деятельности в условиях малоинформативной исходящей ситуации ориентации на поведенческие особенности розыска преступника имеют решающее значение.

Известно, что только 5 % неочевидных преступлений раскрывается по материальным следам, а основная масса этих преступлений раскрывается по поведенческим проявлениям.

Версия проверяется следующим образом. Из нее выводятся все следствия, т. е. сопоставление и всесторонний анализ, устранение возможных противоречий между ними. Отсутствие какого-либо факта требует логического объяснения, и если это объяснение будет противоречить проверяемой версии, то ее следует признать неверной и выдвинуть иную.

Вывод о правильности ведения расследования признается достоверным, если оценка всех установленных по делу фактических данных убеждает в его несомненности и истинности. Версия перестает быть предположением и становиться достоверным знанием, если: 1) все возможные предположения были выдвинуты и никакой другой версии не возникло; 2) все выдвинутые версии о данном обстоятельстве были проверены и все, за исключением одной, нашедшей объективное подтверждение, были опровергнуты или отпали; 3) все обстоятельства, логически выведенные из подтвердившейся версии, были всесторонне исследованы и нашли подтверждение; 4) подтвердившаяся версия находится в полном соответствии со всеми другими обстоятельствами дела.

Каждая версия должна быть проверена. Поэтому, чтобы обеспечить целенаправленную проверку всех версий и при этом обеспечить быстрое и качественное расследование, необходимо прибегнуть к планированию.

Планирование расследования — мыслительная деятельность, направленная на определение возникающих в ходе следствия задач и отыскание конкретных путей их разрешения, результаты которых, как правило, отражаются в письменных планах расследования.

Планирование — это организация расследования, постановка задач, выдвижение версий, определенных путей и способов ее решения, последовательность требуемых действий, расстановка имеющихся сил и средств, соблюдение процессуальных норм и сроков.

Выделение целей планирования заключается в определении пути и содержания, деятельности следователя.

Цели планирования подчинены принципам предварительного расследования.

Принципы планирования — это те исходные положения, на которых базируется процесс расследования.

Различают следующие принципы планирования:

— динамичность — деятельность осуществляется постоянно, на протяжении всего процесса расследования;

— индивидуальность — учет особенностей расследования конкретного преступления, недопустимость шаблона;

— конкретность — отсутствие в разработанных планах общих формулировок. Программа, содержащаяся в них, призвана четко определять цель планируемых действий, кто, в какие сроки, где и когда будет осуществлять эти действия, и другие основные вопросы;

— реальность — все намеченные планом задачи должны быть реальны, в пределах круга обстоятельств, подлежащих доказыванию.

Особенности планирования на различных этапах расследования:

1. Планирование на первоначальном этапе расследования связано с изучением первичной информации, имеет главной целью упорядочить проведение неотложных следственных действий и оперативно -розыскных мероприятий, поиск доказательств и источников, установление и розыск преступников, выявление и изучение источников доказательств.

2. Планирование на последующем этапе обусловлено общей задачей — процессом развернутого доказывания. На данном этапе кроме сбора доказательств необходимо провести их оценку и систематизацию. Оценить выдвинутые версии, заменить их на новые, внести в них коррективы. Кроме того, планируется производство экспертиз, допросов, осмотров, обысков. На весь процесс планирования этого этапа расследования существенное влияние оказывают позиция, занятая обвиняемым (признает вину или отрицает), розыск скрывшегося подозреваемого или обвиняемого (вынесение соответствующих постановлений, объявление в розыск и т. п.).

3. Планирование на заключительном этапе расследования. Переход к этому этапу означает, что цели расследования достигнуты, истина по делу установлена, виновность или невиновность субъекта выяснена полностью, либо дело подлежит прекращению (производство по делу приостановлено). Подводится итоговая оценка собранных доказательств для составления обвинительного заключения, учитываются время для ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела, возможность заявления различного рода ходатайств со стороны указанных лиц, а также выделяется время для составления обвинительного заключения.

План расследования может быть составлен по следующей форме:

Криминалистические версии

Важнейшей характеристикой предварительного расследования преступлений является его поисково-познавательная природа.

Преступление как событие, лежащее в прошлом, может быть раскрыто и расследовано лишь при познании истинной картины этого деяния и доказывании всех фактов и обстоятельств, имеющих значение для разрешения дела.

С точки зрения существо процессы познания и доказывания едины, хотя одни и те же мыслительные формы их суждений, предмет и объем исследования не во всем одинаковы.

В процессе познания суждения выполняют эвристическую роль, а в доказывании демонстрационную функцию. В свою очередь предмет познания шире предмета доказывония, ибо включает в себя не только установление доказательственных фактов, но и другой информации, имеющей криминалистическое значение и позволяющей успешно решать задачи раскрытия преступлений.

При раскрытии и расследовании преступлений и судебном следствии происходит постепенное собирание доказательственной и иной информации, начиная от вероятностных предположений и заканчивая достоверными знаниями о расследуемом преступлении. То же происходит при любом исследовании. Для того чтобы быстрее осуществить переход от вероятностных к достоверным знаниям, при уголовно-процессуальном, как и любом исследовании, используется гипотетическое мышление субъекта познания. Основной формой такого познания является гипотеза как умозаключение с вытекающими из него предположениями. В криминалистическом и уголовно-процессуальном познании события преступления, основным его инструментом соответственно является криминалистическая версия как разновидность частной гипотезы, т.е. гипотезы, примененной к нескольким фактам или отдельному социальному явлению, имевшему место в прошлом. Соответственно в уголовно-процессуальной и криминалистической деятельности построение версий и их проверка превращаются в один из собственно криминалистических методов познания события преступления.

В основе версионного мышления как метода практического уровня лежат такие логические приемы, как анализ, синтез, суждение по аналогии, индуктивное и дедуктивное умозаключение. При этом часто версия объединяет различные умозаключения, взаимно дополняющие друг друга. Результаты анализа и синтеза имеющейся информации создают первоначальную основу для версионного мышления, в котором достаточно широко используются суждения по аналогии (на основе сопоставления однотипных фактов по нескольким явлениям), индуктивные умозаключения, обеспечивающие возможность перехода от представления об единичных фактах к общим суждениям (от частного к общему), и дедуктивные выводы, позволяющие из представления о сложившейся версии, построенного индуктивным путем, выделить частные следствия, требующие проверки. Например, выявленная и изученная первичная информация по факту пожара в магазине указывает на наличие остатков горючих веществ в месте очага пожара; отсутствие частей товаров, якобы имевшихся в магазине до пожара, которые с учетом сложившейся обстановки полностью сгореть не могли, плохое состояние электропроводки и наличие обгоревших электропроводов, возникновение пожара за день до проведения ревизии в магазине и т.д. Сравнение этих сведений как посылки с обобщенными данными следственной практики и криминалистики применительно к такого рода ситуациям с применением индуктивных суждений позволяет выдвинуть две версии. Одна о том, что в данном случае пожар мог возникнуть по причине нарушения правил противопожарной безопасности. Другая – здесь имеет место поджог, совершенный материально ответственным лицом, совершившим до этого хищение материальных ценностей в магазине, в целях сокрытия хищения. Дедуктивным путем определяется, какие обстоятельства, связанные с плохим состоянием электропроводки, наличием присвоения имущества и другие, следует проверить в ходе исследования обеих версий.

Для того чтобы выдвинуть криминалистическую версию (версии), следователь и другие субъекты криминалистической деятельности должны иметь определенные фактические основания. Последние могут выступать в виде собранных доказательств: как сведения, полученные непроцессуальным, например, оперативно-розыскным, путем и в виде информации из случайных источников. На основе этих данных в версии должно содержаться не только стремление объяснить имеющиеся сведения, но и выявить их взаимосвязи и взаимозависимости. Конечно, содержание версии всегда шире содержания информации, положенной в ее основу, ибо включает суждения и о фактах еще не установленных.

В результате криминалистическую версию можно определить следующим образом – это логически построенное и основанное на фактических данных обоснованное предположительное умозаключение следователя (других субъектов познавательной деятельности по уголовному делу) о сути исследуемого деяния, отдельных его обстоятельствах и деталях и их связи между собой, требующее соответствующей проверки и направленное на выяснение истины по делу.

Версия как методический инструмент познания в криминалистической деятельности по своей сущности многоаспектна. С точки зрения логики версия – разновидность частной гипотезы, предположительного умозаключения о непосредственно не наблюдаемых явлениях и их связи между собой. С позиции психологии – версия является продуктом творческого воображения, которому не свойственны беспочвенные домыслы, оторванные от собранных данных и возникшей следственной ситуации и уводящие расследование от истины. В процессе этого воображения сложившиеся представления об обстоятельствах события преступления развиваются, превращаются в новые образы указанных обстоятельств. С точки зрения теории моделирования криминалистическую версию можно условно представить как идеальную информационно-логическую (вероятностную) модель сути расследуемого события и его отдельных обстоятельств. Исходя из этого становится очевидным, что версия отражает действительность не зеркально, а с той или иной степенью приближения к этому.

По уголовному делу, как правило, выдвигается несколько версий. Если есть основания только для одного вывода о сути преступления (во многих случаях расследования очевидных преступлений), необходимость разработки общих версий практически отпадает. Однако поскольку в таких случаях не всегда все обстоятельства преступления достаточно очевидны (например, не ясны мотивы преступления. лица, его совершившие, и др.), обычно возникает необходимость выдвижения иных, более частных версий.

Классификация версий

Классификацияверсий. Криминалистические версии классифицируются по разным основаниям. По объему (кругу объясняемых обстоятельств) чаще всего они делятся на общие и частные. При этом первые выдвигаются в отношении события преступления как главного факта, его сущности и отдельных обстоятельств, характеризующих основные элементы предмета доказывания. Вторые связаны с предположениями относительно других доказательственных фактов менее существенного характера и криминалистически значимых фактов, а также и более частных обстоятельств преступления, подтверждающих или опровергающих общую версию.

Не менее распространено и трехчленное деление версий на общие, по отдельным сторонам преступления и частные*. В этом случае под общей версией понимается предположение о сущности события преступления в целом (убийство. несчастный случай, естественная смерть от случайного стечения обстоятельств, самоубийство и т.д.). Под второй группой версий – версии по обстоятельствам, характеризующим объект, субъект, объективную и субъективную стороны преступления. Версии же в отношении более мелких вспомогательных (по сравнению с предыдущими) обстоятельств, имеющих главным образом криминалистическое, не уголовно-правовое и процессуальное значение, но могущих играть определенную, а иногда и ключевую роль в раскрытии преступления и доказывании того или иного обстоятельства, называются частными. К ним относятся, например, версии о таких обстоятельствах, как о системе оружия. примененного преступником, месте и расстоянии, с которых произведен выстрел, времени пребывания свидетеля в определенном месте, о возможном месте пребывания скрывшегося преступника и др.

*См. Васильев А.Н. Следственная тактика. М. 1976. С. 55.

В процессе расследования и судебного следствия криминалистические версии могут выдвигаться следователем, работниками оперативно-розыскных органов, экспертом, судьей. В связи с этим по субъектам выдвижения различаются следственные, оперативно-розыскные, экспертные и судебные версии. Оперативно-розыскные версии выдвигаются в процессе осуществления оперативно-розыскных мер, экспертные – в ходе конкретных экспертных исследований, проводимых экспертом при производстве экспертизы. В конечном счете эти версии носят промежуточный характер и служат проверке следственных версий, а экспертные также способствуют проверке судебных версий. Версия может быть выдвинута и прокурором, осуществляющим надзор за соблюдением законов при производстве расследования, но если следователь ее принимает к проверке, она становится следственной версией.

В свою очередь по степени определенности выделяются типовые и конкретные версии. Типовые версии – версии самой высокой степени научного обобщения, строящиеся на основе и с учетом типовых следственных ситуаций и представляющие собой некие абстракции. Типовые версии обычно имеют ориентирующее значение и базируются на незначительном объеме информации. Например, факт внезапного безмотивного исчезновения человека и безрезультатность его розыска чаще всего дают основание для выдвижения типовой версии о его убийстве. Конкретные версии выдвигаются в связи с расследованием определенного преступления и опираются на близкую типовую версию. При этом конкретные версии могут быть типичными и атипичными. В типичных версиях преобладают признаки какой-то типовой версии, а в атипичных, наоборот, преобладают индивидуальные и не характерные для соответствующей типовой версии признаки.

По степени сложности внутренней структуры версии делятся на сложные (относящиеся к группе фактов, которые требуется объяснить, например, версия об инсценировке) и простые. направленные на выяснение единственного факта (обычно частные версии). По времени построения – на первоначальные и последующие.

При выдвижении версий о виновности кого-либо в совершенном деянии часто различают основные и противостоящие (или контрверсии). Так, версия о виновности привлеченного к ответственности лица может противостоять версии о его невиновности. Контрверсия в данном случае служит стимулом объективности и полноты расследования. Контрверсия проверяется на равных основаниях с основной версией.

Процесс построения версий. Началом процесса

Процесс построения версий.Началом процесса построения версий обычно является анализ и синтез имеющихся в распоряжении следователя данных по делу, в результате которых происходит определенное упорядочение имеющейся информации о сложившейся следственной ситуации. Анализ и синтез действия дополняются выявлением логических связей и отношений между известными обстоятельствами. Одновременно на этом этапе выясняется, что из имеющихся данных очевидно, что предположительно, неизвестно, неясно, мешает началу или продолжению расследования.

Второй этап включает в себя обращение следователя к имеющимся у него знаниям, к следственному и жизненному опыту в широком смысле слова, необходимым для объяснения отдельных вопросов в связи с построением версий. При этом используются сведения не только из личного, но и обобщенного опыта расследования сходных уголовных дел, собственная интуиция, данные из имеющихся литературных источников, справочников и информационных фондов, которые могут оказать помощь следователю в деятельности по выдвижению версий.

Реализация своих знаний (уголовно-правовой и криминалистической характеристики того вида преступления, с которым он столкнулся в данном конкретном случае, т.е. знания, которые в совокупности с вышеизложенными составляют профессиональный и информационный багаж следователя) и опыта, обобщенных, справочных и иных сведений при анализе имеющихся фактических данных составляет третий этап построения следственных версий. Это одна из важных стадий анализируемого процесса. Чем продуманнее следователь использует указанные выше знания и опыт при анализе фактических данных, тем точнее он оценит сложившуюся следственную ситуацию и правильнее определит круг версий, подлежащих проверке.

Сама же формулировка следственных версий как результат указанного выше мыслительного процесса является четвертым этапом их построения.

Заключает процесс построения версий

Заключает процесс построения версий их конкретизация (служащая целям наилучшей проверки версий) путем выведения из них выводов-следствий. Эта мысленная операция осуществляется с помощью дедукции и аналогии. Версия в данном случае рассматривается как общее положение, из которого дедуцируются выводы в виде умозаключения типа « если верна версия а, то кроме уже известных фактов «а», «б», «в», положенных в ее основу, должны существовать еще не установленные пока, но предполагаемые факты «г», «д», «е». Указанные выводы следствия могут быть частными и относительно общими. Так, следствия, выводимые из типовых версий, носят более общий характер и часто опираются на опытные положения.

Значимость для расследования такой конкретизации версий во многом зависит от соблюдения ряда требований для выводных следствий, заключающихся в следующем: а) следствия должны быть необходимыми, реальными и максимально всесторонне отражать сущность каждой версии; б) между следствиями одной версии должна быть определенная логическая связь. Вместе с тем необходимо прослеживать вероятность других выводов возможного нетипичного хода преступного события. Например, выдвигая следствия из версии о причастности конкретного лица к расследуемому преступлению на основе имеющихся вещественных доказательств, указывающих на это лицо (следы пальцев рук, вещи. документы и др.), следователь может предположить о возможной фальсификации обнаруженных доказательств каким-либо другим причастным к преступлению лицом.

Приведенная выше схема процесса построения версий в определенной степени условна, ибо четкие границы между выделенными этапами во времени и последовательности мыслительного процесса не всегда можно определить вследствие их фактического переплетения.

Проверка версий в отличие от процесса их построения является практической деятельностью лиц, выдвинувших версии. Ее цель – подтвердить или опровергнуть содержащиеся в версиях предположения и выведенные из них выводы-следствия о каких-либо событиях или фактах и обеспечить установление истины по делу. В связи с этим проверка версий состоит в целенаправленном собирании доказательств и иной криминалистически значимой, информации в предусмотренном законом процессуальном порядке (путем следственных действий и применения криминалистических средств и методов их реализации). Осуществляться эта проверка должна в сроки, отведенные на расследование. Возникшие при этом оперативно-розыскные версии должны быть проверены оперативно-розыскными средствами. Подтвердившиеся версии могут стать следственными и проверяться вышеуказанным путем. Особенностью деятельности по проверке версий является то, что нередко она осуществляется в условиях активного противодействия со стороны лиц, заинтересованных в сокрытии истины.

В целях избежания отрицательных для расследования последствий процесс проверки версий должен отвечать ряду принципиальных требований. Во-первых, все выдвинутые версии должны быть проверены до конца. Не соответствующей выясняемому обстоятельству может быть признана версия только в случае неподтверждения выведенных из нее следствий. Это достигается путем тщательной проверки всех следствий. Все возникающие при этом логические несоответствия и противоречия должны быть или устранены, или достоверно объяснены. Если остается хотя бы одно необъясненное противоречие или логическое несоответствие между выявленными фактами, явлениями, версия не может считаться проверенной до конца.

Во-вторых, все версии должны проверяться одновременно или параллельно. Это важно потому, что откладывание проверки каких-либо версий из-за необходимости сосредоточения усилий на проверке наиболее вероятной (по мнению следователя) версии может привести к утрате доказательств, уничтожению или сокрытию следов преступления, а заподозренный может скрыться или, что еще хуже, совершить новое преступление. Необходимость соблюдения этого правила объясняется и тем, что подтверждение какой-либо одной версии означает опровержение других версий, выдвинутых относительно одного и того же факта. Указанное обязывает при проверке иметь в виду одновременно все версии и оценивать добытые доказательства с учетом всех версий.

Вместе с тем данное правило не следует применять формально без учета сложившихся следственных ситуаций. В ряде случаев с целью быстрого решения основных вопросов расследования можно сочетать энергичные усилия поиска по линии наиболее вероятной версии с принятием мер, обеспечивающих возможность быстрого и своевременного переключения на проверку остальных версий. Безотлагательной проверки требуют и версии, связанные с пресечением преступной деятельности.

В то же время следственные действия при проверке версий могут проводиться в той или иной последовательности. Так, во всех случаях при проверке версий ранее других нужно проводить неотложные и следственные действия, результаты которых имеют значение для всех или большинства выдвинутых версий (следственный осмотр, судебная экспертиза, иногда следственнный эксперимент, обыск, допрос свидетелей). Не должно быть задержки с действиями, направленными на розыск, изобличение и изоляцию преступника, если его пребывание на свободе представляет опасность для общества. Не следует откладывать действия, связанные с назначением экспертиз и иных проверок и мероприятий, требующих для своего осуществления длительного времени, и др. Соответственно в определенной последовательности может осуществляться выяснение отдельных вопросов, отдавая предпочтение первоочередному уяснению тех из них, которые имеют важное значение для наиболее вероятной или большинства версий.

В ходе проверки одна из версий, построенных относительно одного и того же факта, должна найти полное подтверждение, а остальные отпасть. При этом версия может считаться проверенной и подтвержденной только в том случае, если для такого вывода имеется совокупность доказательств, т.е. фактических данных, полученных с помощью процессуальных средств из процессуальных источников, и если другие версии по этим же вопросам при проверке не подтвердились. Отпадение других версий – неотъемлемая часть единого процесса доказывания, обязывающего следователя не жалеть усилий на установление всех предусмотренных законом обстоятельств, позволяющих сформулировать однозначный вывод относительно расследуемого события.

Яблоков Н.П. Криминалистика. 2009

Криминалистические версии

Методом организации расследования выступает планирование действий следователя, а логической основой планирования служат следственные версии – одна из разновидностей криминалистической версии.

Криминалистическая версия – это обоснованное предположение о факте, явлении или группе фактов, явлений, имеющих или могущих иметь значение для дела; версия указывает на наличие и объясняет происхождение этих фактов, явлений, их содержание и связь между собой и служит целям установления истины по делу.

По своей логической природе криминалистическая версия представляет разновидность гипотезы. Различают научную, частную и рабочую (временную) гипотезы.

Научная гипотеза – это предположение о закономерностях развития природы, общества или мышления, т. е. о явлениях, носящих общий характер и служащих предметом научного исследования. В отличие от научной частная гипотеза относится к какому-либо одному или нескольким фактам, явлениям, объясняет только их; рабочая или временная гипотеза, касаясь, как и частная, одного или группы фактов, служит, в отличие от частной гипотезы, их условным объяснениям, носящим временный характер и предназначенным для дальнейшего исследования.

Криминалистическая версия – разновидность частной гипотезы. Объясняя сущность, происхождение и связи отдельных фактов, она имеет значение только для данного случая. Но (в отличие от рабочей гипотезы) версия не носит временного характера. Будучи выдвинутой, она претендует на истинность, т. е. постоянство объяснения. Версии заменяются другими не в силу своей временности, а потому, что они опровергнуты как ложные.

Но, признавая криминалистическую версию частной гипотезой, следует иметь в виду, что она представляет собой специфическую разновидность такой гипотезы. Ее отличия от иных частных гипотез заключаются в том, что она:

а) конструируется и используется в специфической сфере обще
ственной практики – уголовном судопроизводстве;

б) выдвигается и проверяется лицами, специально уполномоченны
ми на то законом;

в) объясняет факты и обстоятельства, значимые для установления
истины по делу;

г) должна быть проверена в ограниченный законом срок;

д) проверяется специфическими методами, обусловленными законом;

§ 1. Криминалистические версии

е) проверяется в условиях, когда возможно активное противодействие со стороны заинтересованных в сокрытии истины лиц.

Эти отличия версии от других частных гипотез отражают отличия судебного исследования от научного.

Версия – это обоснованное предположение о факте, явлении. В процессе доказывания могут возникать различные предположения, суждения, догадки относительно исследуемых фактов. Но эти предположения только тогда могут стать версией, когда они основаны на известных ‘фактических данных, базируются и объясняют всю соответствующую совокупность таких данных. В этом находит свое выражение такой признак криминалистической версии, как ее реальность в данных обстоятельствах места и времени.

Специального рассмотрения требует вопрос об основаниях выдвижения версий. Долгое время существовало мнение, что исходными данными для построения версий могут служить только доказательства. Впоследствии от этого мнения отказались, справедливо рассудив, что, поскольку версия – предположение, которое подлежит проверке независимо от своего основания, нецелесообразно искусственно сужать базу ее исходных данных.

Фактические данные, служащие базой для выдвижения версии, могут быть почерпнуты как из процессуальных (доказательства), так и из непроцессуальных (ориентирующая информация) источников. К числу последних может быть отнесен любой источник, лишь бы содержащаяся в нем информация была правдоподобной.

Опираясь на исходные данные, версия должна не просто объяснить их, но и раскрыть все виды связей между ними. Содержание версии всегда шире содержания исходных данных, так как включает и предположения о фактах, еще не установленных. Однако при этом содержание исходных данных должно полностью укладываться в содержание версии. Если версия не может объяснить все известные в момент ее выдвижения фактические данные, это означает, что:

а) факт, выходящий за пределы содержания версии, не имеет от
ношения к данному событию, не связан с ним;

б) версия в целом нереальна, не отражает объективно существую
щей между фактами связи и не может определять направленность рас
следования. Версия подлежит замене;

в) версия нуждается в известной корректировке, уточнении, допол
нении, но не требует замены.

Версия – это предположение о факте, явлении, относящемся к делу. Не могут считаться версиями предположительные объяснения фактов, не связанных с предметом доказывания. В этом – другой признак криминалистической версии – ее относшиостъ.

Наконец, еще одним признаком криминалистической версии служит специфика субъекта ее выдвижения и проверки: следователь, прокурор, сотрудник органа дознания, эксперт, суд. Именно поэтому выражения типа «версия свидетеля», «версия потерпевшего» и т. п. иногда употребляемые в обиходе и даже в литературе, в сущности означают не версии в точном смысле этого слова, а предположения, объяснения этих лиц, которые могут стать основой для версий, а могут и не стать.

Глава 27. Криминалистические версии и планирование расследования

Наряду с конкретными фактическими данными основанием версии могут стать аналогия, интуиция, справочные сведения обобщенного характера, в том числе положения науки и практики, среди которых важное место занимают криминалистические -характеристики преступлений. Предположения наиболее общего характера именуются типичными версиями (Р. С. Белкин, 1966).

Типичная версия – наиболее характерное для данной ситуации с точки зрения соответствующей отрасли научного знания или обобщенной практики судебного исследования (оперативно-розыскной, следственной, судебной, экспертной) предположительное объяснение отдельных фактов или события в целом.

Смысл таких (например, следственных) версий заключается в объяснении события при минимальных исходных данных, что необходимо для определения направленности расследования при дефиците информации. Однако типичные версии должны быть неизбежно конкретизированы уже на начальном этапе расследования.

Практическое значение типичных версий бЬтло подтверждено последними успешными разработками на их основе типовых программ действий оперативной группы, получившей сообщение о происшествии. Такие типовые программы нередко находятся на вооружении дежурных частей органов внутренних дел. Они базируются на минимальной исходной информации, обобщенной типичной версией, и содержат:

указания на состав оперативной группы;

перечень средств, составляющих оснащение группы;

обязанности каждого участника группы;

указания на субъекта и цели связи оперативной группы с органом внутренних дел.

Многочисленные классификации криминалистических версий можно свести к следующим основным видам:

по субъекту выдвижения – следственные (разновидность – розыскные), оперативно-розыскные, судебные, экспертные;

по объему (кругу объясняемых фактов) – общие и частные;

по степени определенности – типичные и конкретные;

по отношению к предмету доказывания – обвинительные и оправ-д^тельные.

Проверяется версия следующим образом. Из нее выводятся все следствия, т. е. определяется, какие факты должны быть или каких фактов не должно быть, если версия истинна. Проверка версии и заключается в установлении наличия или отсутствия этих фактов. Так, если при обнаружении трупа в петле выдвигается версия о самоубийстве путем повешения, то следствиями из этой версии будут: прижизненный характер странгуляционной борозды на теле трупа; наличие условий для укрепления петли, наложения ее на шею и последующих действий (наличие крюка, прочно укрепленного в стене или потолке, подставки для самоубийцы и т. п.); наличие мотивов для самоубийства и др. Отсутствие любого из этих фактов потребует логичного объяснения, и если это объяснение будет противоречить проверяемой версии, то ее следует признать неверной и выдвинуть иную.

§ 2. Планирование расследования

Применительно к следственной версии можно утверждать, что она является организующим началом расследования и «ядром9quot; планирования действий следователя.

Планирование – это сложный мыслительный процесс, суть которого заключается в определении направленности и задач расследования, способов и средств их решения в рамках закона. Оно’ не является методом расследования, как иногда полагают, поскольку само по себе не служит средством установления истины. Планирование еще не означает осуществления этой деятельности, это лишь предпосылка, условие – иногда необходимое – достижения поставленной цели. И в то же время планирование – метод, но не расследования, а организации расследования. И в этом смысле следует говорить о нем как об организованной основе расследования.

Организующая функция планирования заключается именно в постановке задачи, определении путей и способов ее решения, последовательности требуемых действий, расстановке имеющихся сил и средств и т. п. А это все* – элементы организации расследования. Умственная деятельность следователя направлена на построение мысленной модели всего акта расследования, материальным выражением которой служит его письменный план.

Как уже отмечалось, логической основой такого планирования является следственная версия. Но из этого не следует, что версия – единственная основа планирования.

Естественно, что планирование следственных действий, необходимых для проверки версии, составляет центральную часть плана. Но, кроме этого, план расследования включает и другие процессуальные действия: предъявление обвинения, меры по обеспечению возмещения причиненного преступлением ущерба, признание потерпевшим и др. а также организационно-технические мероприятия.

Помимо логической, существуют процессуальные и тактические основы планирования расследования. Процессуальные основы – это нормы закона о проведении обязательных процессуальных действий в определенный срок, тактические основы – это тот замысел, которым руководствуется следователь, определяя время и порядок своих действий, очередность проверки версий, формы взаимоотношений с оперативным сотрудником, сведущими лицами и др.

Различают цели, принципы, условия, содержание (элементы), этапы и формы планирования расследования.

Цели планирования заключаются в определении пути и содержания деятельности следователя на всех ее стадиях, обеспечении ее целеустремленности, полноты, объективности, всесторонности и быстроты, экономии времени, сил и средств, эффективного применения средств и приемов работы с доказательством. Разумеется, весь процесс планирования проникнут идеей строжайшего соблюдения законности. Нетрудно

Глава 27. Криминалистические версии и планирование расследования

заметить, что цели планирования подчинены требованиям принципов предварительного расследования.

Принципы планирования – это те исходные положения, на которых базируется этот процесс. Такими принципами служат индивидуальность, динамичность и реальность планирования.

Индивидуальность планирования означает учет особенностей расследования конкретного преступления, недопустимость шаблона. Использование криминалистических методик любой степени общности предполагает их адаптацию, приспособление к конкретному случаю, которая и должна быть выражена в индивидуальности планирования данного расследования.

Динамичность планирования – это его подвижность, гибкость, необходимая в интересах следствия корректировка на протяжении всего процесса расследования. План не может быть застывшей схемой, раз и навсегда составляемой в начале расследования.

Реальность планирования – одно из необходимых, сущностных качеств этого процесса. Она выражается в действительной возможности не только выполнить запланированное, но и выполнить в намечаемые сроки и предусмотренными средствами. Реальность планирования означает в то же время и его’обоснованность, которая представляется условием реальности.

Условия планирования – это совокупность определенных обстоятельств, факторов, знаний и умений, делающая планирование возможным. Такими условиями являются:

1) наличие исходной, хотя бы минимальной, информации;

2) оценка сложившейся в момент планирования следственной ситу
ации и прогноз ее будущих изменений в результате реализации плани
руемых действий. Такая оценка включает и определение степени такти
ческого риска (неизбежного или допускаемого);

3) учет реальных возможностей, средств и методов достижения пла
нируемой цели. Если следователь преувеличивает возможности этих сил
и средств, то план может оказаться невыполнимым, если возможности
недооцениваются, то в плане окажутся излишние действия, предус
мотренные с целью компенсации, дополнения сужение понимаемых воз
можностей этих сил и средств, что влечет неоправданную затяжку рас
следования, ненужное расходование сил и средств.

Содержание (элементы) планирования составляют:

анализ исходной информации;

выдвижение; версий и определение задач расследования;

определение путей и способов решения поставленных задач;

составление письменного плана и иной документации по планированию расследования;

контроль исполнения и корректировка плана расследования.

Совокупность этих элементов составляет содержание этапа планирования. Каждый последующий этап представляет собой детализацию элементов предшествующего уровня. Поскольку планирование по времени охватывает весь процесс доказывания, эти элементы могут повторяться: выдвигаются новые версии, возникает необходимость в производстве иных следственных действий, поступает новая информация,

§ 2. Планирование расследования

требующая анализа, и т. п. Этапы планирования характеризуются не какой-то одной операцией, а направленностью всех действий. Под этим углом зрения этапы планирования соответствуют этапам самого расследования, существование которых в свою очередь обусловлено различием задач, решаемых следователем на каждом из этих этапов.

Как известно, процесс расследования подразделяется обычно на три этапа: первоначальный, последующий и заключительный. Они различаются по кругу решаемых задач, формам организации их решения, которые обусловливают количественный и качественный состав привлекаемых для решения сил и средств. Эти различия диктуют и специфичность планирования каждого этапа как организующего начала в деятельности следователя. Именно поэтому целесообразно и в планировании различать те же этапы, что и в самом расследовании: два или три – в зависимости от того, как понимается содержание каждого этапа (первоначальный, последующий или первоначальный, последующий и заключительный этапы).

Планирование на начальном этапе расследования характеризуется обычно информационной неопределенностью. Скудость исходных данных зачастую заставляет следователя довольствоваться в начале этого этапа лишь типичными версиями. Здесь характерно определение круга таких следственных действий, неотложных по своему существу, которые способны расширить доказательственную базу для перехода к следующему этапу планирования и расследования. Это осмотры мест происшествий, допросы очевидцев и иных свидетелей, обыски у подозреваемых лиц и др. На первый план выступает определение задач этих следственных действий, очередности их проведения, состава участников и самой организации их производства.

Определение задач первоначальных следственных действий предполагает уяснение тех вопросов, которые будут ими решены, тех доказательств, которые могут быть получены с их помощью. Кроме этого, необходимо предусмотреть, когда и в каком месте следует проводить планируемое действие, каков должен быть круг его участников, какие технические средства (в том числе средства фиксации) понадобятся.

Ограниченность исходных данных побуждает следователя опирать-. ся при планировании преимущественно на личный опыт и данные криминалистической методики. Известную помощь могут оказать разработанные алгоритмы действий следователя на первоначальном этапе, однако нужно помнить, что и рекомендации частной криминалистической методики расследования соответствующего вида преступлений, и алго-, ритмы (программы) действий требуют адаптации к условиям и обстоятельствам конкретного случая, что в свою очередь может быть затруднено в связи с дефицитом исходной информации.

Исходя из общих задач первоначального этапа расследования 1. можно определить примерную очередность следственных действий, отражаемую в плане:

1. Действия, обеспечивающие собирание максимума доказательств, в особенности вещественных, подверженных как изменениям в силу воз-

1 См. гл. «Об общих положениях криминалистической методики».

Глава 27. Криминалистические версии и планирование расследования

действия природных факторов или неосторожного с ними обращения посторонних лиц, так и возможному их уничтожению заинтересованными субъектами. Это в первую очередь осмотр места происшествия.

К числу неотложных действий, преследующих аналогичные цели, но уже в отношении вербальной информации, относятся допросы потерпевших и свидетелей, которых по разным причинам допросить позже не представится возможным (допрос умирающего, лиц, следующих в другую местность по неотложным делам, и др.).

2. Действия, производство которых требует длительного времени и
задержка с которыми может затянуть сроки расследования. Таковы, на
пример, некоторые виды судебных экспертиз (судебно-экономические,
судебно-строительные и др.). Решение об их проведении должно быть
принято безотлагательно, как только будут обеспечены условия их про
изводства.

3. Действия, сроки проведения которых регламентированы процес
суальным законодательством, или те, которые обеспечивают нормаль
ный ход расследования (избрание мер пресечения, наложение ареста
на имущество, изъятие (выемка) документов и др.).

4. Действия, с помощью которых проверяются несколько версий.

Планируя действия первоначального этапа расследования, необходимо учитывать их координацию с оперативно-розыскными мероприятиями, также осуществляемыми на этом этапе. В плане расследования они могут фигурировать в виде заданий органам дознания: на розыск людей, вещей и документов, орудий преступления и т. п. Следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия должны быть согласованы по времени и целям.

Известные особенности имеет планирование первоначального этапа расследования, когда уголовное дело возбуждается по оперативным данным органа дознания. В этом случае план первоначальных следственных действий фактически реализует план оперативной информации. Помимо решения обычных для этого этапа задач, он должен предусматривать и решение задачи неразглашения источника оперативной информации, что достигается применением соответствующих тактических при-, емов при проведении (в особенности) таких следственных действий, как допрос и обыск.

В современных условиях может потребоваться решение еще одной важной задачи начального этапа: обеспечение безопасности потерпевших от преступления и свидетелей. Эта задача носит организационный характер и специально должна фигурировать в плане расследования.

Планирование на последующем этапе расследования также обусловлено общей задачей этого этапа – процессом развернутого доказывания. На данном этапе действия следователя направлены не только на собирание доказательств, но и на тщательную их оценку и систематизацию. Получаемая информация позволяет оценить выдвинутые версии, заменить их новыми или внести в них необходимые коррективы. Планируется производство всех необходимых экспертиз, дополнительных допросов, осмотров, иногда повторных обысков.

На планирование этого этапа существенно влияет позиция подозреваемого и обвиняемого, их защитников. При отрицании вины и даче

§ 2. Планирование расследования

ложных показаний в плане расследования предусматриваются действия по проверке заявленного алиби, проведение очных ставок, повторных детальных допросов, действия, направленные на удовлетворение заслуживающих, по мнению следователя, ходатайств указанных лиц.

План этого этапа предусматривает и действия следователя по розыску скрывшегося подозреваемого или обвиняемого (вынесение соответствующих постановлений, объявление в розыск и др.).

Такой принцип планирования, как динамичность, особенно наглядно проявляется именно на этом этапе. Обычным является постоянная корректировка плана, связанная с поступлением новой информации, выдвижением новых или изменением прежних версий, различными непредвиденными обстоятельствами (невозможность по тем или иным причинам проведения запланированных действий, некачественное производство экспертизы и др.).

Планирование на заключительном этапе расследования. Переход к этому этапу означает достижение цели расследования: истина по делу установлена, виновность или невиновность субъекта выяснена полностью, либо дело подлежит прекращению (производство по делу приостанавливается).

На этом этапе планируются:

действия по ознакомлению обвиняемого и его защитника с материалами законченного следственного производства;

действия, связанные с удовлетворением заявленных обвиняемым и его защитником ходатайств;

действия, предписанные надзирающим прокурором или руководителем следственного подразделения;

дополнительные действия, проведенные по инициативе самого следователя в результате оценки собранных доказательств перед составлением обвинительного заключения.

Планируется и работа по составлению обвинительного заключения, подготовке всех приложений к нему, приведению материалов дела в надлежащий вид перед направлением его в суд.

В случае возвращения дела из суда для дополнительного расследования в план этого этапа включаются предписанные судом действия, а также те, производство которых сочтет необходимым следователь.

Особенности планирования при бригадном методе расследования. Здесь на первый план выступает задача организации работы бригады (следственно-оперативной группы). Составляются два вида планов: общий – работы всей бригады в целом и индивидуальные планы участников бригады (группы).

В общем плане, составляемом руководителем бригады (группы), чаще коллективно, указываются задачи отдельных исполнителей – по версиям, или эпизодам события, или по проходящим по делу лицам. В индивидуальных планах в соответствии с распределением работы по делу содержатся конкретные планируемые действия, направленные на решение поставленной перед исполнителем задачи.

При работе по делу (групповому, многоэпизодному) больших следственно-оперативных групп для координации действий членов группы,

Глава 27. Криминалистические версии и планирование расследования

организации оперативного обмена получаемыми данными может создаваться своеобразный штаб группы, работа которого планируется по отдельному плану, согласованному с общим.

Формы планирования расследования – это то внешнее выражение, которое получает мысленная деятельность следователя по планированию. Обычно говорят о мысленном и словесном (графическом) планах расследования.

Разумеется, с известной натяжкой можно признать, что существует мысленная форма: на практике при расследовании самых простых дел иногда обходятся без письменного плана, если понимать под ним составление формализованного документа. Однако всегда необходимы какие-либо письменные заметки программного характера, пусть произвольные по форме, и лишь в ограниченной степени, но выполняющие функции письменного плана. Это может быть перечень намеченных следственных действий, список возможных свидетелей, подлежащих допросу, перечень объектов, подлежащих осмотру, и т. п. Все эти документы в свернутой форме выражают программу действий следователя и поэтому выполняют функции письменного плана. В тех же случаях, когда раскрытие преступления требует взаимодействия следователя с оперативными и иными службами органов внутренних дел, со специалистами, средствами массовой информации и др. без письменного плана расследования (в какой бы он форме ни составлялся) обойтись практически невозможно.

Письменный план составляется в произвольной форме.

В практике распространена следующая, достаточно простая форма письменного плана:

Обстоятельства, подлежащие установлению и доказыванию

Следственные действия и иные мероприятия

Отметка о выполнении

Если по делу работает несколько следователей, добавляется графа «Исполнитель9quot;; если возникает необходимость предусмотреть тактические приемы проведения следственного действия или тактической комбинации, предусматривается графа «Заметки о тактике проведения».

В дополнение к плану расследования (общему и индивидуальным) может составляться вспомогательная документация, цель которой – облегчить прослеживание каких-либо процессов или систематизацию собираемых доказательств. Это схемы товаро- и документооборота предприятия, организации, схемы связей проходящих по делу лиц и т. п. Составляются и так называемые «схемы-шахматки9quot;, в которых систематизируются доказательства вины определенных лиц по преступным эпизодам. В таких схемах по вертикали указываются эпизоды преступной деятельности, а по горизонтали – их участники; в месте пересечения этих граф обозначается участие или неучастие в эпизоде данного

§ 2. Планирование расследования

лица. Доказательства вины могут систематизироваться на отдельных для каждого обвиняемого карточках или иным способом.

При наличии в производстве нескольких уголовных дел рекомендуется составлять календарный план работы по этим делам, целесообразнее еженедельный. При этом лучше оставлять незаполненными один-два дня в неделю в расчете на необходимость проведения не предусмотренных следственных действий или действий по вновь поступившим в производство уголовным делам.

5.189.137.82 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам.

41. Понятие и виды криминалистических версий

Криминалистическая версия — обоснованное предположение относительно отдельного факта или группы фактов, имеющих или могущих иметь значение для установления истины по делу, указывающее на наличие и объясняющее происхождение этих фактов, их связь между собой.

Версии содействуют всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств дела, они являются организующим началом планирования расследования дела и отдельных следственных действий, определяют направление деятельности следователя по приобретению и приращению сначала вероятных знаний, а потом — достоверных знаний.

Стадии развития версии:

2) анализ (разработка) выдвинутого предположения и определение ряда следствий, логично вытекающих из этого предположения;

3) практическая проверка предполагаемых следствий и сопоставление их с тем, что в результате проверки установлено в реальной действительности. Если это сопоставление покажет, что следствия, логически выведенные путем анализа содержания версии, в действительности не существуют, значит, выдвинутая версия не соответствует объективной истине и должна быть отвергнута. Если же предполагаемые следствия соответствуют установленным фактам действительности, то это будет доказывать, что выдвинутая версия состоятельна (вероятна).

Различают следующие виды версий: 1)по субъекту выдвижения: а) следственные — возникают в процессе дознания и следствия;

б) оперативно-розыскные — возникают в процессе оперативно-розыскных мероприятий;

в) судебные — возникают в процессе судебного разбирательства;

г) экспертные — возникают в ходе экспертного исследования;

а) общие — предположения, охватывающие устанавливаемый объект в целом;

б) частные — объясняют его отдельные элементы, обстоятельства;

3) по степени определенности:

а) типовые — наиболее характерны для данной ситуации с точки зрения соответствующей отрасли научного знания или обобщенной практики судебного исследования (оперативно-разыскной, следственной, судебной, экспертной), предположительное объяснение отдельных фактов или события в целом, результат научного обобщения судебной, следственной, экспертной, судеб-но-разыскной практики, типичные версии описываются в соответствующих сборниках, учебных пособиях и т. п.;

б) конкретные — выдвигаются при расследовании конкретного дела исходя из конкретных обстоятельств;

4) по степени вероятности:

а) маловероятные — имеют небольшую вероятность достоверности;

б) наиболее вероятные — имеют высокую вероятность достоверности;

5) по времени построения:

а) первоначальные — возникают на первоначальном этапе расследования до начала деятельности следователя по их проверке, часто возникают уже при осмотре места происшествия;

б) последующие — возникают на последующих этапах расследования;

6) по отношению к предмету доказывания:

а) обвинительные — подтверждают виновность подозреваемого (обвиняемого);

б) оправдательные — опровергают виновность подозреваемого (обвиняемого).

42. Построение и проверка версий. Выведение следствий из версий

В основе версий должны лежать определенные фактические данные, которые можно подразделить на две группы:

1) полученные из различных источников данные, относящиеся к расследуемому преступлению. Они могут содержаться в судебных доказательствах, материалах оперативно-розыскной деятельности, служебных проверок, заявлениях граждан, сообщениях печати и других источниках. При построении версий на основе данных этой группы используются в основном такие логические приемы и формы мышления, как анализ и синтез, непосредственные и опосредствованные умозаключения;

2) сведения, являющиеся результатом научных обобщений, непосредственно не относящиеся к конкретному уголовному делу. Это данные естественных, технических и других наук и сведения, почерпнутые из жизненного и профессионального опыта следователя, обобщений следственной, судебной и экспертной практики.

Требования, предъявляемые к версии:

1) реальная возможность, принципиальная проверяемость;

2) обоснованность установленными фактами;

3) относительная простота, имеющая четкую, однозначную формулу;

4) приложимость к более широкому кругу явлений, устанавливаемых в ходе расследования. Проверка криминалистических версий — деятельность, направленная на установление фактических обстоятельств, подтверждающих или опровергающих предположение, составляющее содержание версии. Проверка основана на логическом анализе и оценке имеющейся информации, она осуществляется путем производства следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. Проверка версии включает:

1) выведение из версии всех возможных следствий, т. е. формирование суждений об обстоятельствах, еще не установленных, но возможных;

2) определение методов, средств и способов установления вытекающих из принятой версии предполагаемых следствий (определение элементов, составляющих содержание плана расследования по делу), принятие тактических решений;

3) практическую реализацию плана расследования путем производства следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий для получения данных, подтверждающих или опровергающих версию;

4) оценку всех собранных доказательств, обосновывающих вывод об истинности одной из проверяемых версий и ложности остальных.

Версия проверяется с позиции соответствия ее реальной действительности до тех пор, пока она не получила полного подтверждения, либо не была опровергнута и не отпала. Она признается достоверной, если: 1)всевозможные предположения относительно проверяемого обстоятельства преступления были выдвинуты и никакой другой версии, касающейся того же обстоятельства, в процессе всего расследования на основе новых, дополнительных данных не возникло;

2) все выдвинутые версии о данном обстоятельстве были проверены, и все, за исключением одной, нашедшей объективное подтверждение, были опровергнуты и отпали;

3) все следствия, логически выводимые из подтвердившейся версии, были всесторонне исследованы и нашли подтверждение, т. е. обнаружены в реальной действительности;

4) подтвердившаяся версия находится в полном соответствии со всеми другими обстоятельствами дела.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *