Коррупционная преступность

ТЕМА 25: КОРРУПЦИОННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ

Коррупция — социальное явление, характеризующееся подкупом должностного лица и корыстным использованием официальных служебных полномочий, а также связанных с ними авторитета, возможностей, связей.

Законодательное определение коррупции и коррупционных преступлений в настоящее время отсутствует. Неоднократно ставился вопрос о принятии специального закона «О борьбе с коррупцией», в котором были бы предусмотрены основные понятия, направления и способы антикоррупционной деятельности. Однако до настоящего времени такой правовой акт отсутствует.

В уголовно-правовом смысле под этим видом преступности понимают, как правило, так называемые должностные преступления, ответственность за которые предусмотрена в главе 30 УК «Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления», а также в главе 23 УК «Преступления против службы в коммерческих и иных организациях».

Способы совершения коррупционных преступлений:

«коррупционная сделка» — лицо, находящееся на государственной (муниципальной) или коммерческой службе незаконно, вопреки интересам службы, или без служебной необходимости использует свои служебные полномочия в интересах определенного гражданина или указанных им других лиц, за материальное или нематериальное вознаграждение;

«коррупционное вымогательство» — должностное лицо вымогает дополнительное вознаграждение за выполняемые им служебные обязанности;

«коррупционный подкуп» — гражданин призывает должностное лицо принять определенное вознаграждение за реализацию им официальных полномочий или иных возможностей в интересах гражданина или третьих лиц.

В дальнейшем в связи с полученным незаконным вознаграждением служащий выполняет указанные взяткодателем действия. При этом взятка, во-первых, берется либо до, либо после совершения необходимых деяний, а во-вторых, совершаемые должностным лицом деяния либо предписаны ему по должности, либо выходят за рамки его должностных полномочий.

Коррупция не сводится лишь к получению денежных средств. Личная выгода может быть получена в форме оказываемых услуг, приобретения определенного статуса, политического влияния или престижа.

Объем коррупционных преступлений не совпадает с должностными преступлениями (например, он не предусматривает такой вид преступности, как халатность), а также не в полной мере соотносится с преступностью по службе.

Коррупционная преступность включает в себя разные уголовно-правовые виды деяний. К основным из них можно отнести следующие преступления против государственной власти, государственной и иной службы:

— злоупотребление должностными полномочиями;

— превышение должностных полномочий;

— преступления против службы в коммерческих организациях;

— незаконное участие в предпринимательской деятельности;

— привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности;

— незаконное освобождение от уголовной ответственности и др.

Коррупционная преступность имеет ряд криминологических особенностей. В первую очередь это вид преступности отличается достаточно высоким общественным положением субъектов коррупции. Так, статистические данные свидетельствуют, что среди привлеченных к ответственности коррумпированных должностных лиц 41,1% были сотрудники министерств, комитетов и их структурных подразделений, 26,5% — сотрудники правоохранительных органов, 11,7% — работники кредитно-финансовой системы, 8,9% — работники контролирующих органов, 3,2% — работники таможенной службы, 0,8% — депутаты, 7,8% — прочие.

Характерной чертой коррупционной преступности является ее высокая латентность. Согласно экспертным оценкам количество выявленных случаев взяточничества составляет от 0,1 до 2% от реального числа таких преступлений. 96% опрошенных прямо или косвенно сталкивались с вымогательством со стороны должностных лиц.

Высочайшая степень латентности может быть объяснена объективными и субъективными причинами.

К объективным причинам относится тот факт, что в большинстве случаев коррупционных преступлений практически невозможно выявить отрицательные последствия противоправных деяний. Как правило, все участники получают выгоду и не заинтересованы в сообщении об этом преступлении и его раскрытии, поскольку подлежат уголовной ответственности. Кроме того, в большинстве случаев отсутствуют видимые признаки преступления, поскольку за взятку совершаются правомерные действия.

Субъективными факторами латентности коррупционных преступлений являются отсутствие строго направленной (адресной) государственной политики в противодействии и борьбе с этим социальным явлением, а также недостаточно высокий профессиональный уровень сотрудников, привлекаемых к этой деятельности. Также одной из причин возникновения коррупции является несоответствие этических норм, установленных в обществе, с принципами отдельных должностных лиц. Поэтому определенную значимость представляют вопросы, касающиеся ценностных ориентиров лиц, поступающих на службу, и влияние этих ориентиров в процессе их переоценки в служебной деятельности.

Кроме того, отсутствие служебного роста и низкая зарплата у государственных служащих способствуют возникновению коррупции, поскольку стремления каждого направлены на создание материально обеспеченных условий жизни для себя и своих близких. Стимул успешного продвижения по службе, повышение уровня оплаты труда, моральный комфорт укрепляют желание этих лиц действовать в соответствии с нормами профессиональной этики.

Основные направления профилактики коррупции:

— признание существования коррупции и разработка мер по ее искоренению В борьбе с коррупцией наиболее серьезным препятствием является нежелание признавать ее существование. Это связано с объективными трудностями в раскрытии коррупционных преступлений;

— оценка эффективности стратегии и методики по искоренению коррупции. Эффективным средством предупреждения коррупции является система предварительного анализа и прогнозирования таких правонарушений. Она позволяет выявить имеющиеся проблемы при осуществлении должностных полномочий, недостатки служащих, предпосылки злоупотреблений служебным положением;

— этическая подготовка. Наиболее важным компонентом концепции, направленной на создание, развитие и внедрение этических стандартов, является изменение нравственных ориентиров служащих. На их моральный облик большое влияние оказывает положительный климат в коллективе;

— набор на службу и отбор квалифицированных кадров. Осуществление этической подготовки должно сочетаться с тщательным отбором кадров для государственной службы. Прежде всего необходимо определить квалификацию и личностные характеристики потенциальных сотрудников;

— обеспечение дисциплинарного порядка. Правила и порядок влияют на подверженность служащего воздействию факторов коррупции. Нечеткая и несовершенная организация работы может открыть путь к участию в преступной деятельности. Напротив, контроль, подотчетность и должная дисциплина повышают защищенность от коррупции и предотвращают случаи злоупотребления служебным положением. Также проведение жесткой дисциплинарной политики необходимо для увеличения шансов обнаружения и задержания коррумпированных сотрудников;

— активная реализация уголовно-правовых мер борьбы с коррупцией.

Коррупционная преступность и ее признаки

Преступность определяется как совокупность всех преступлений, совершаемых в данном регионе в данный период.

Коррупционная преступность — это совокупность коррупционных преступлений, совершенных в данном регионе в данное время. Однако в литературе встречаются и иные определения. В частности, по мнению Б.В. Волженкина, коррупционная преступность — это преступления лиц, официально привлеченных к управлению (государственные и муниципальные служащие и иные лица, уполномоченные на выполнение государственных функций), использующих различным образом имеющиеся у них по статусу возможности для незаконного извлечения личной выгоды.

Между тем до настоящего времени в Российской Федерации нет действующего законодательного акта, в котором бы прямо говорилось о том, какие именно преступления следует относить к числу коррупционных.

Анализ источников показывает, что круг коррупционных преступлений различными авторами определяется произвольно.

Например, Б.В. Волженкин к числу коррупционных преступлений относит: мошенничество, присвоение и растрату, совершаемые с использованием служебного положения, злоупотребление должностными полномочиями, незаконное участие в предпринимательской деятельности, получение взятки, служебный подлог, воспрепятствование законной предпринимательской деятельности, ограничение конкуренции и ряд других преступлений, совершаемых государственными служащими или служащими органов местного самоуправления с использованием своего служебного положения (в широком смысле этого слова) в корыстных, иных личных или групповых целях.

А.И. Долгова не приводит полного перечня коррупционных преступлений. Однако, по ее мнению, к их числу следует относить, помимо вышеуказанных преступлений, еще и дачу взятки (291 УК РФ), незаконное получение или разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну (183 УК РФ), подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний либо к неправильному переводу (ст. 309 УК РФ), коммерческий подкуп (ст. 204 УК РФ), воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий (ст. 141 УК РФ).

Но это только точки зрения отдельных авторов, которые не могут полностью преодолеть существующую на данный момент неопределенность в отношении вопроса о том, какие составы преступлений относить к коррупционным.

Таким образом, несмотря на то, что о проблеме коррупции много написано и сказано, предмет обсуждения не определен. Отсутствие легального определения коррупционного преступления и его видов не позволяют на правовой основе определить реальные показатели коррупционной преступности в нашем государстве.

Можно выделить следующие признаки коррупционного преступления.

Это деяние, которое:

— предусмотрено уголовным законом;

— выражается в незаконном использовании публичного статуса, сопряженным с получением выгоды, либо незаконном предоставлении выгоды лицу, обладающему публичным статусом, или его близким в предусмотренных законом случаях, влекущим определенные последствия.

— совершается с прямым умыслом;

— имеет цель — получение выгоды.

Таким образом, коррупционное преступление — это предусмотренное уголовным законом общественно опасное незаконное использование лицом своего публичного статуса или незаконное предоставление выгоды лицу, обладающему публичным статусом, совершаемое с прямым умыслом и целью получения выгоды для себя или своих близких.

К преступлениям коррупционного характера относятся в первую очередь предусмотренные уголовным законодательством деяния, непосредственно связанные с подкупом коррупционеров:

-воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий, соединенное с подкупом;

-незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, совершенное путем подкупа;

-подкуп участников или организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов;

-провокация взятки либо коммерческого подкупа;

-подкуп свидетеля, потерпевшего в целях дачи ими ложных показаний либо эксперта в целях дачи им ложного заключения или ложных показаний, а равно переводчика с целью осуществления им неправильного перевода.

Кроме того, к этим преступлениям относятся и иные предусмотренные уголовным законодательством следующие деяния коррупционного характера: невыплата заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат; регистрация незаконных сделок с землей; контрабанда, совершенная должностным лицом с использованием своего служебного положения; злоупотребление должностными полномочиями; злоупотребление полномочиями частными нотариусом и аудитором, совершенное в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц; превышение должностных полномочий при наличии у виновного корыстной или иной личной заинтересованности; незаконное участие в предпринимательской деятельности; служебный подлог.

Особенностями коррупционной преступности являются:

-непосредственное причинение ущерба авторитету государственной службы, службы в органах местного самоуправления, службы в коммерческих и иных организациях;

-специфичность субъектов совершения преступлений. Коррупционные преступления совершают не только должностные лица, но и иные государственные, муниципальные служащие, служащие коммерческих или иных негосударственных структур. В качестве же подкупающих выступают любые физические и юридические лица;

-использование виновным своего служебного положения вопреки интересам службы;

-наличие у него корыстной или иной личной заинтересованности и умысла на совершение противоправного деяния;

-относительная стабильность регистрируемых преступлений при их высокой латентности, достигающей &0%;

-несводимость коррупционной преступности к совокупности лишь должностных преступлений;

-тесная связь с организованной преступностью, представители которой выделяют на подкуп чиновников от 30 до 50% преступно нажитых средств;

-повышенная общественная опасность.

В научной среде существуют разногласия по поводу признаков коррупции.

В частности, С.В. Максимов выделяет следующие признаки коррупционного преступления:

— непосредственное нанесение ущерба авторитету публичной службы (государственной службы или службы в органах местного самоуправления);

— незаконный (противоправный) характер получаемых государственным (муниципальным) служащим преимуществ (имущества, услуг или льгот);

— использование виновным своего служебного положения вопреки интересам государственной службы или службы в органах местного самоуправления;

— наличие у субъекта, совершившего коррупционное преступление, признаков лица, принадлежащего к одной из категорий, указанных в примечаниях к ст.285 УК РФ, за исключением дачи взятки должностному лицу (ст.291 УК РФ), которая наказывается вне зависимости от того, является виновный государственным (муниципальным) служащим или нет;

— наличие у виновного умысла на причинение ущерба законной деятельности государственного или муниципального аппарата, авторитету государственной или муниципальной службы;

— наличие у виновного корыстной или иной личной заинтересованности.

На основании данных признаков названный автор предлагает следующее определение коррупционного преступления.

Под коррупционным преступлением можно понимать предусмотренные Уголовным кодексом Российской Федерации общественно опасные деяния, непосредственно посягающие на авторитет публичной службы, выражающиеся в незаконном получении государственными или муниципальными служащими каких-либо преимуществ (имущества, прав на него, услуг или льгот) либо в предоставлении последним таких преимуществ.

Исходя из данного определения коррупции к субъектам коррупционных преступлений следует относить тех лиц, которые наделены статусом, позволяющим им влиять на правовое положение граждан:

— государственных служащих (в том числе и должностные лица);

— служащих органов местного самоуправления;

— лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях;

— частных нотариусов и аудиторов;

— сотрудников частных охранных и детективных служб;

— лиц, подстрекающих вышеперечисленных лиц путем подкупа к нарушению своих обязанностей, возложенных по статусу.

Еще одним различием в трактовке понятия коррупционного преступления является толкование его объективной стороны.

По мнению С.В. Максимова, коррупционное преступление — это незаконное получение преимуществ государственным или муниципальным служащим либо предоставление последним таких преимуществ.

С учетом данного описания с объективной стороны коррупционное преступление — это деяние в форме:

— незаконного использования публичного статуса, сопряженное с получением выгоды;

— незаконного предоставления выгоды лицу, обладающему публичным статусом или его близким.

Вышеуказанные признаки являются обязательными для всех коррупционных преступлений. Однако с учетом отечественного законодательства следует выделить и факультативные признаки. В качестве таковых выступают:

— предусмотренное законом общественно опасное последствие;

— причинная связь между деянием и последствием;

-иные предусмотренные диспозицией соответствующей уголовно-правовой нормы объективные признаки.

Таким образом, коррупционная преступность — это целостная, относительно массовая совокупность преступлений (и лиц, их совершивших), посягающих на авторитет государственной службы или службы в органах местного самоуправления, службы в коммерческих и иных негосударственных организациях, выражающихся в незаконном получении (и предоставлении) материальных или иных благ и преимуществ лицами, уполномоченными на выполнение государственных, муниципальных функций или служебных функций в коммерческих и иных негосударственных структурах.

Понятие и криминологическая характеристика коррупции и коррупционной преступности

1. Понятие и криминологическая характеристика коррупции и коррупционной преступности 4

2. Основные криминогенные факторы, обусловливающие должностную и коррупционную преступность, и ее предупреждение 15

Библиографический список 23

Общественная опасностькоррупционных преступлений состоит в том, что в результате их совершения серьезно нарушается нормальная, регламентированная соответствующими правовыми актами деятельность государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, Вооруженных Сил Российской федерации, других войск и воинских формирований страны, ущемляются права и законные интересы граждан или организаций, а в целом интересы общества и государства.

Отличительная черта данных преступлений состоит в том, что, посягая на нормальное функционирование указанных органов и учреждений, они не только снижают их авторитет в обществе, но и подрывают у граждан уверенность в защищенности своих прав и законных интересов.

В результате совершения коррупционных преступлений наносится и значительный материальный ущерб физическим и юридическим лицам, нарушается нормальная деятельность органов государственной и муниципальной власти, происходит дискредитация власти в целом.

Понятие и криминологическая характеристика коррупции и коррупционной преступности

Коррупционная преступность представляет собой совокупность преступлений (и лиц их совершивших) с признаками коррупции.

Коррупция – социальное явление, характеризующееся подкупом – продажностью государственных и иных служащих, принятием ими материальных и нематериальных благ и преимуществ за деяния, которые могут быть выполнены с использованием официального статуса данных субъектов, связанных с этим статусом авторитета, возможностей, связей.

Одним из основных признаков коррупции как противоправного деяния служит наличие ее своеобразного механизма. складывающегося из осуществления одного из следующих разнообразных действий:

– двухсторонней сделки, в ходе которой одна сторона – лицо, находящееся на государственной или иной службе (коррупционер), нелегально «продает» свои служебные полномочия или услуги, основанные на авторитете должности и связанных с ней возможностях и связях, физическим или юридическим лицам, а другая сторона (корруптер), выступая «покупателем», получает возможность использовать государственную или иную структуру власти в своих целях (для обогащения, получения и нормативно-правового закрепления каких-либо привилегий, ухода от социального контроля, от предусмотренной законом ответственности и т.п.);

– вымогательства служащим от физических или юридических лиц взятки, дополнительного вознаграждения за выполнение (или невыполнение), правомерных или неправомерных действий;

– инициативного, активного подкупа физическими или юридическими лицами служащих, нередко осуществляемого с сильным психологическим воздействием на них, шантажом и последующей своеобразной «посадкой на взятку».

Криминологической особенностью коррупционных преступлений является их совершение лишь должностными лицами. наделенными властными, организационно-распорядительными, административно-хозяйственными функциями. К ним относятся, во-первых, представители власти, во-вторых – лица, выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах и других войсках и воинских формированиях страны.

Представители власти – это должностные лица правоохранительных или контролирующих органов, а также иные должностные лица, наделенные в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости. Иначе говоря, представителями власти являются лица, наделенные властными полномочиями в отношении неопределенного круга физических и юридических лиц, в том числе судьи, прокуроры, следователи, дознаватели.

Лицами, выполняющими организационно-распорядительные функции, являются лица, осуществляющие полномочия по руководству аппаратом государственного органа, либо органа местного самоуправления, трудовыми коллективами государственных и муниципальных учреждений, а также отдельными работниками этих органов и учреждений. В круг этих полномочий входят подбор и расстановка кадров, организация труда подчиненных, поддержание трудовой дисциплины, принятие мер поощрения и наложения дисциплинарных взысканий и т.п.

Лицами, выполняющими административно-хозяйственные функции, являются лица, правомочные совершать действия по управлению или распоряжению государственным либо муниципальным имуществом путем установления порядка его хранения, реализации и т.п. в том числе начальники хозяйственных и финансовых отделов и служб.

Коррупционная преступность охватывает лишь те должностные преступления, совершение которых обусловливается подкупом должностных лиц. В то же время коррупционная преступность включает разнообразные противоправные деяния и не должностных лиц, осуществляемые как в сфере государственной, так и коммерческой деятельности.

Специфичным для данного вида преступности является относительная стабильность и небольшое количество регистрируемых преступлений при высоком уровне их латентности .

Однако сложность обнаружения фактов совершения коррупционных преступлений, само служебное положение должностных лиц, их совершающих, создают значительные трудности правоохранительным органам в борьбе с должностной преступностью. Не случайно, по мнению экспертов, латентность должностных преступлений превышает 90%.

С высокой латентностью должностной преступности связана и весьма продолжительная преступная деятельность многих должностных лиц. Так, отдельные из них безнаказанно получают взятки в течение нескольких лет. Около двух третей фактов преступной халатности продолжалось более шести месяцев, а 20% этих преступлений – свыше года.

Особенностями обладает и личность коррупционера. Для нее характерны более высокий удельный вес лиц, достигших 30-40 лет, а также преобладание представителей низшего и среднего звена иерархии должностных лиц. Трудовая деятельность должностных преступников связана с различными отраслями народного хозяйства и управления, с работой в контролирующих и правоохранительных органах, с руководством предприятиями, учреждениями, организациями. При этом совершению этих преступлений зачастую способствует отсутствие у многих должностных лиц необходимого опыта работы, недостатки специальной управленческой и юридической подготовки, а также низкий уровень правосознания и нравственности.

Преступления должностными лицами совершаются умышленно, в большинстве случаев из корыстных побуждений (67%), иной личной заинтересованности (защита ведомственных, местнических интересов).

Важная специфическая особенность коррупции – своеобразие субъектов коррупционных деяний. которыми являются, с одной стороны, должностные лица и иные государственные и негосударственные служащие, а с другой – любые физические и юридические лица.

Указанные субъекты в своей совокупности образуют своеобразную коррупционную сеть. включающую, по мнению экспертов, три составляющие:

– коммерческие, финансовые структуры, их представители, реализующие полученные в результате коррупционных деяний выгоды и льготы и превращающие их в дополнительный доход;

– группу государственных и негосударственных чиновников, предоставляющих за плату указанные выгоды и льготы и обеспечивающие прикрытие корруптеров при принятии различных решений;

– группу защиты коррупции, включающую должностных лиц правоохранительных и контрольных органов.

При этом необходимо иметь в виду, что коррупция преимущественно развивается на основе существующих государственных и муниципальных структур. Анализ распределения коррупционных потоков по разным уровням власти свидетельствует о лидерстве в этом отношении муниципального уровня, держащего три четверти рынка коррупционных услуг. 20% этого рынка приходится на региональный и 5% – на федеральный уровни власти.

О большой пораженности коррупцией российского чиновничества говорит и структура привлекаемых к ответственности коррумпированных лиц: 40% – государственные чиновники разного уровня; около 25% – сотрудники правоохранительных органов; 12% – работники кредитно-финансовой системы; 9% – служащие контрольных органов; 3-4% – сотрудники таможенной службы; 0,8% – депутаты; 7-8% – прочие лица.

Результаты опроса граждан показали, что корруптерами становятся около 38% частных лиц, решающих свои бытовые проблемы, и 82% – бизнесменов. Только 13% бизнесменов имеют активную антикоррупционную установку.

Постоянный рост в стране численности госаппарата неизбежно приводит к увеличению количества фактов проявления коррупции. Не случайно абсолютное большинство опрошенных руководителей коммерческих структур (98%) сталкивались с вымогательством чиновников, а 96% были вынуждены идти на дачу взяток.

Своеобразной чертой коррупции является разнообразие предметов купли-продажи в коррупционных деяниях и их различие для коррупционера и корруптера при их общей корыстной мотивации либо иной личной заинтересованности.

Около 70% принимаемого коррумпированными служащими вознаграждения составляют деньги; 22% – иные материальные блага (подарки, ценные бумаги, оплата развлечений, отдыха, лечения, транспортных расходов, зарубежных туристических поездок, выплата гонораров, издание художественного произведения от имени коррупционера и т.п.); около 8% – нематериальные блага (различного рода льготы и услуги, связанные, например, с поступлением членов семьи в вузы, их лечением, предоставлением высокооплачиваемой работы в коммерческих структурах, а также преимуществ в получении кредита, ссуд, в приобретении ценных бумаг, недвижимого и иного имущества и т.п.).

В свою очередь, корруптеры в результате обоюдной сделки также получают возможность приобретать материальные и нематериальные блага. Таким путем, в частности, они выводят физических и юридических лиц, действующих в нарушении установленных правил, совершающих правонарушения, из-под социального контроля; приобретают возможность поддержки и активного лоббирования подкупленным лицом своих интересов; получают необходимую информацию; устраняют препятствия в своей, зачастую противоправной деятельности и т.п. Нередки случаи предоставления коррупционерами и таких услуг, как облегчение лицензирования, регистрации предприятий; непринятие мер по фактам совершения преступлений, смягчение наказания; создание возможности для неуплаты налогов, таможенных сборов и других платежей государству.

В качестве нематериальных благ корруптеры нередко обеспечивают и свою правомерную деятельность, защиту охраняемых законом жизни, здоровья, чести, доброго имени, деловой репутации, неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайны, права свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, права на имя, право авторства и т.п.

Особенностью современной коррупции являются ее широкое распространение в стране, значительные масштабы, особая общественная опасность.

По вполне обоснованному мнению социологов, исследовавших современную коррупцию в России, главная закономерность экономической жизни страны, которую великий историк Н.М. Карамзин еще полтораста лет назад обозначил одним словом «воруют», такова: на взятки в России ежегодно тратится 37 млрд. долларов, т.е. сумма, примерно равная доходной части годового бюджета страны.

При этом основная сумма ежегодно выплачиваемых коррупционерам средств приходится на структуры российского бизнеса (33,8 млрд. долларов). На многослойную бытовую коррупцию приходится 2,8 млрд. долларов, в том числе: на поступление в вузы – 449 млн. долларов; на «бесплатное» медицинское обслуживание – почти 600 млн. долларов; на подкуп сотрудников автоинспекции – 368 млн. долларов; на подкуп судей – 274 млн. долларов.

Коррупционной сетью охвачены такие важные сферы жизни, как экономика и политика. Особенно широко пронизаны коррупцией приватизация государственной собственности, финансирование, кредитование, банковские операции, лицензирование и квотирование, внешнеэкономическая деятельность, распределение фондов, осуществление земельной реформы и т.п. Одновременно коррупционная деятельность проникает и в такие политические процессы, как выборы в органы законодательной власти, деятельность этих органов, осуществление кадровых перестановок в органах государственной и муниципальной власти, принятие и реализация государственных решений. Такое широкое распространение в стране коррупции явилось даже основанием для отнесения России экспертами международного валютного фонда и Всемирного банка к числу государств с самым высоким в мире «индексом коррупции».

В массовом сознании коррупция, к сожалению, получает все большее оправдание и даже одобрение, как путь, позволяющий эффективно решать возникающие у населения проблемы. Согласно проведенному исследованию лишь 5% опрошенных граждан отметили, что отношение чиновника к взяткодателю после получения мзды не улучшилось. Только 2,2% участников опроса взятка не помогла разрешить их проблемы. Таким образом, на уровне бытовой коррупции взятка выступает почти стопроцентной гарантией успеха, а сама коррупция все больше становится органической, естественной частью жизни общества. Поэтому самым опасным последствием распространения коррупции стало не только разложение государственного аппарата, дискредитация власти, противоправное нарушение защищаемых законом интересов государства, отдельных граждан, но и развращение населения, общества в целом, которое фактически сдалось перед данным социально-политическим феноменом и не в состоянии ему противостоять.

При анализе коррупции следует иметь в виду, что она не является лишь уголовно-правовым явлением. В зависимости от степени общественной опасности деяний коррупционного характера возникает как дисциплинарная, гражданско-правовая, административно-правовая, так и уголовная ответственность виновных.

Дисциплинарные коррупционные проступки обычно проявляются в таком использовании служащим своего статуса для получения преимуществ, за совершение которого предусмотрено дисциплинарное взыскание.

К гражданско-правовым коррупционным деяниям относятся:

– принятие в дар работниками государственных и муниципальных учреждений, учреждений социальной защиты и иных подобных учреждений подарков (имущества или имущественных прав) от граждан, находящихся в них на лечении, содержании или воспитании, от супругов и родственников этих граждан; а также дарение таким работникам подарков в связи с указанными обстоятельствами;

– принятие в дар (и дарение) подарков государственным служащим и служащим органов муниципальных образований в связи с их должностным положением или с использованием ими служебных обязанностей при условии, что стоимость любого подарка во всех случаях не превышает пяти минимальных размеров оплаты труда.

К административным коррупционным проступкам, ответственность за совершение которых предусмотрена соответствующим законодательством, могут быть отнесены такие деяния должностных лиц, государственных и муниципальных служащих и иных лиц, как подкуп избирателей, участников референдума; использование незаконной материальной поддержки кандидатом, зарегистрированным кандидатом, избирательным объединением, избирательным блоком, инициативной группой по проведению референдума; многие административные правонарушения в области охраны собственности, финансов, налогов и сборов, рынка ценных бумаг, окружающей природной среды и природопользования, предпринимательской деятельности и т.п.

Преступлениями коррупционного характера являются предусмотренные уголовным законодательством общественно опасные деяния, которые непосредственно посягают на авторитет и законные интересы службы и выражаются в противоправном получении государственным, муниципальным служащим, либо служащим коммерческой или иной организации каких-либо преимуществ (денег, имущества, прав на него, услуг или льгот) либо в предоставлении им таких преимуществ.

К преступлениям коррупционного характера относятся, в первую очередь, предусмотренные уголовным законодательством деяния, непосредственно связанные с подкупом коррупционеров:

– воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий, соединенное с подкупом;

– незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, совершенное путем подкупа;

– подкуп участников или организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов;

– провокация взятки либо коммерческого подкупа;

– подкуп свидетеля, потерпевшего в целях дачи ими ложных показаний либо эксперта в целях дачи им ложного заключения или ложных показаний, а равно переводчика с целью осуществления им неправильного перевода.

Кроме того, к этим преступлениям относятся и иные предусмотренные уголовным законодательством следующие деяния коррупционного характера:

– невыплата заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат;

– регистрация незаконных сделок с землей;

– контрабанда, совершенная должностным лицом с использованием своего служебного положения;

– злоупотребление должностными полномочиями;

– злоупотребление полномочиями частными нотариусом и аудитором, совершенное в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц;

– превышение должностных полномочий при наличии у виновного корыстной или иной личной заинтересованности;

– незаконное участие в предпринимательской деятельности;

Особенностями коррупционной преступности являются :

– непосредственное причинение ущерба авторитету государственной службы, службы в органах местного самоуправления, службы в коммерческих и иных организациях;

– специфичность субъектов совершения преступлений. Коррупционные преступления совершают не только должностные лица, но и иные государственные, муниципальные служащие, служащие коммерческих или иных негосударственных структур. В качестве же подкупающих выступают любые физические и юридические лица;

– использование виновным своего служебного положения вопреки интересам службы;

– наличие у него корыстной или иной личной заинтересованности и умысла на совершение противоправного деяния;

– относительная стабильность регистрируемых преступлений при их высокой латентности, достигающей &0%;

– несводимость коррупционной преступности к совокупности лишь должностных преступлений;

– тесная связь с организованной преступностью, представители которых выделяют на подкуп чиновников от 30 до 50% преступно нажитых средств;

– повышенная общественная опасность.

Таким образом, коррупционная преступность – это целостная, относительно массовая совокупность преступлений (и лиц, их совершивших), посягающих на авторитет государственной службы или службы в органах местного самоуправления, выражающихся в незаконном получении (и предоставлении) материальных или иных благ и преимуществ лицами, уполномоченными на выполнение государственных, муниципальных функций или служебных функций в коммерческих и иных негосударственных структурах.

Коррупционная преступность

Понятие и криминологическая характеристика

Под коррупционной преступностью понимается совокупность преступлений коррупционного характера.

Коррупция – социальное явление, характеризующееся подкупом – продажностью государственных и иных служащих и на этой основе корыстным использованием ими в личных либо узкогрупповых, корпоративных интересах официальных служебных полномочий, связанных с ними авторитета и возможностей.

Она определяется иногда как «социальное явление, заключающееся в корыстном использовании должностным лицом органов государственной власти и управления своего служебного положения для личного обогащения». Но в таком случае к коррупции можно было бы отнести хищение. совершаемое путем злоупотребления служебным положением, присвоения или растраты вверенного по службе имущества. Однако не надо смешивать вора и взяточника. Кроме того, при коррупции используется не только непосредственно служебное положение, но и основанные на нем авторитет, возможности, связи.

Механизм коррупции – это:

а) двусторонняя сделка. при которой лицо, находящееся на государственной или иной службе, нелегально «продает» свои служебные полномочия или услуги. основанные на авторитете должности и связанных с ним возможностях, физическим и юридическим лицам. группам (в том числе организованным преступным формированиям), а «покупатель» получает возможность использовать государственную либо иную структуру в своих целях: для обогащения, законодательного оформления привилегий, ухода от предусмотренной законом ответственности, социального контроля и т. п.;

б) вымогательство служащим взятки. дополнительного вознаграждения;

в) инициативный, активный подкуп служащих, нередко с одновременным сильным психическим воздействием на них. Последнее характерно для организованной преступности.

В США в каждом организованном преступном формировании фиксировалась как минимум одна должность корруптера. Корруптеры и подкупают, и запугивают чиновников.

В России из числа выявленных организованных формирований имели коррупционные связи в 1991 году 65 организованных формирований, в 1992 – 635, в 1993 – 801, в 1994 – 1037, в 1995 – 857.

В связи с получением не основанного на законе вознаграждения служащий выполняет угодные взяткодателю деяния. При этом он принимает взятку либо за действия, которые он должен был совершить по службе, либо за незаконные действия.

Правонарушения. связанные с коррупцией, включают:

а) коррупционные правонарушения, совершаемые в виде предоставления, принятия материальных, иных благ и преимуществ; б) правонарушения, создающие условия для коррупции и обеспечивающие ее (использование служебных полномочий вопреки интересам службы, превышение власти и т. п.). Эти правонарушения многообразны, носят уголовно-правовой, административный, гражданско-правовой и дисциплинарный характер.

Вот почему иногда употребляется выражение «борьба с коррупцией и преступностью». Оно отражает то, что не вся коррупция преступна и уголовно наказуема, хотя это и не вполне корректно. Точнее было бы представить соотношение этих явлений в виде частично накладывающихся друг на друга кругов.

Круг коррупционных преступлений не совпадает с должностной преступностью, ибо, например, он не включает халатность. Не вполне совпадает он и с преступностью по службе.

Коррупционная преступность поэтому включает разные уголовно-правовые классы деяний. Ее составляют многие преступления против государственной власти. государственной и иной службы. Это прежде всего взяточничество (ст. 173– 174 УК РСФСР, 290–291 УК РФ), а также связанные с ним злоупотребление должностными полномочиями (ст. 170 УК РСФСР, ст. 285 УК РФ ), превышение должностных полномочий (ст. 171 УК РСФСР, ст. 286 УК РФ ), незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289 УК РФ ); служебный подлог (ст. 175 УК РСФСР, ст. 292 УК РФ ), привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299 УК РФ ), незаконное освобождение от уголовной ответственности (ст. 300 УК РФ ), преступления против интересов службы в коммерческих и других организациях (ст. 201–204 УК РФ) и целый ряд иных преступлений, в том числе в сфере компьютерной информации: неправомерный доступ к компьютерной информации лицом с использованием своего служебного положения (ч. 2 ст. 272 УК РФ ) и т. п. Круг этих деяний устанавливается при изучении уголовных дел, материалов о взяточничестве, коммерческом подкупе. незаконном участии в предпринимательской деятельности. а анализ последних осуществляется начиная со статистических данных.

Особенно опасна коррупция в органах государственной власти. В случаях подкупа соответствующего служащего он начинает служить не государству либо иному субъекту, у которого он официально состоит на службе (общественной, коммерческой организации ), а тому, кто ему платит больше или дополнительно.

Феномен использования государственной машины организованной преступностью связан преимущественно с коррупцией. Она – один из способов превращения государственных полномочий в частную собственность. Гегель писал:

«Та доля государственной власти, которую приобрел для себя отдельный индивидуум, потеряна для власти всеобщего». Мало того: опираясь на приобретенную часть власти, соответствующие индивиды и криминальные формирования ведут наступление на государство, институты гражданского общества. его ценности.

В годы перестройки и реформ в России (особенно в 1990– 1995 годы) отмечалась все более интенсивная криминализация государственного аппарата. использование его возможностей в незаконных целях. При этом, наряду с традиционными формами подкупа должностных лиц, использовались новые: оплата зарубежных поездок, льготные кредиты. оказание различных услуг, предоставление высокооплачиваемой должности после увольнения из государственного аппарата, включение в состав советов коммерческих структур или соучредителей, предоставление работы по совместительству и т. п.

Только функционеры теневой экономики направляли, по оценочным данным, около 7 млрд. долл. на коррумпирование чиновников. До половины преступных доходов на эти же цели расходовала организованная преступность. В 70-е – начале 80-х годов у нее на это уходила примерно треть преступных доходов. Столько же тратили в США в 1920–1930-е годы гангстеры Чарли Лючиано и Аль Капоне. Во второй половине XX века, как писали В. М. Геворгян и Б. С. Никифоров, коррумпированная часть чиновничьего и полицейского аппарата США ежегодно получала «около 14 млрд. долларов в чистом виде, т. е. не обложенных никакими налогами».

В свою очередь от коррупционеров требуется вывести из-под социального контроля физических и юридических лиц, действующих в нарушение установленных правил, совершающих преступления, требуется активное лоббирование интересов предпринимателей и предпринимательских структур, несмотря даже на то, что эти интересы противоречат интересам государства, общества.

Опасность коррупции очевидна, ее масштабы в России периода реформ приняли беспрецедентный характер: и по числу торгующих своими полномочиями служащих, и по числу подкупающих их лиц, и по пораженности коррупцией всех ветвей власти, всех ее эшелонов. Об этом свидетельствуют криминологические исследования, и в данной оценке единодушны сотрудники всех правоохранительных органов и спецслужб. Признают это и руководители высших органов государственной власти.

Показательны следующие результаты работы по выявлению и пресечению фактов коррупции, осуществляемые

МВД России после издания Президентом России Указа от 4 апреля 1992 г. «О борьбе с коррупцией в системе государственной службы «:

  • росло число направленных в суд уголовных дел на коррумпированных лиц: в 1995 году оно вдвое превысило показатели 1992 года;
  • в числе таких дел более двух третей составляли дела сотрудников органов государственного управления ;
  • увеличивался среди дел о коррумпированных лицах удельный вес дел в отношении сотрудников правоохранительных органов: в 1992 году он составлял 19%, в 1993 – 24,6%, в 1994 – 30%, в 1995 – 29,6%. В основном это были работники органов внутренних дел, хотя в 1994 и 1995 годах в суды стали направляться не единичные дела в отношении сотрудников прокуратуры. появились и дела о коррупционных преступлениях сотрудников ФСБ;
  • в 1995 году по сравнению с 1992 годом удвоилось число уголовных дел о депутатах (14 по сравнению с 7);
  • впервые в 1995 году были направлены в суд два уголовных дела в отношении коррумпированных судей.

В то же время латентность коррупции огромна. И в значительной мере это связано с тем, что часто она проявляется именно как двусторонняя «конфиденциальная сделка», в разоблачении которой не заинтересована ни одна из сторон.

Специфика причинности и детерминации

Коррупция является следствием отмечавшихся в предыдущих главах как общих процессов детерминации и причинности преступности, так и специфических. Последние преимущественно связаны с государственной или иной службой.

Существенны три стороны вопроса: 1) характеристики служебной среды; 2) характеристики служащих; 3) условия и процессы их взаимодействия, состояние социального контроля в сфере службы.

1. Если говорить о служебной среде, или условиях службы, то прежде всего следует обратить внимание на три обстоятельства, наиболее часто участвующих в продуцировании коррупции.

Во-первых, невыполнение правила о таком размере оплаты труда служащих, который позволил бы достойно жить им и их семьям. Иногда оплата бывает настолько мизерной, что как бы подразумевается, что служащий перейдет на «кормление клиентами». При этом в России периода реформ задержка выплаты многим государственным служащим зарплаты была скорее правилом, чем исключением. Это порождало ситуацию крайней нужды в семьях, и под влиянием последней у части служащих формировалась мотивация на совершение коррупционного преступления.

Ситуация обострялась в условиях резких контрастов в оплате труда служащих даже одной организации, не обусловленных вескими основаниями.

Во-вторых, имеет значение тип управления. При первом, так называемом ситуативном, управлении разного рода задачи решаются в значительной мере по усмотрению отдельных служащих. Правовое регулирование осуществляется лишь в самом общем порядке. Здесь отмечается простор для личного усмотрения и произвола. В конце концов значительное число граждан. устающих от многочисленных, заранее точно не определенных требований служащих, бывает готово откупиться от них. Порой уже само по себе предъявление многозначных и изменяющихся требований оценивается как вымогательство взятки и провоцирует ее.

При втором, нормативном, управлении речь преимущественно идет о применении в определенных типах ситуаций подробно их регламентирующих правовых норм. а не просто об учете норм, вводящих те или иные ограничения. В этом случае тоже существует взяточничество, но взятки даются инициативно за то, чтобы чиновник нарушил установленные правила. Вторая ситуация выглядит менее провоцирующей коррупцию.

В литературе вносятся предложения по борьбе с коррупцией иногда по принципу: «нет человека – нет преступления». И соответственно ставится вопрос о сокращении государственного аппарата, о ликвидации правового регулирования многих отношений и государственного контроля за многими сферами деятельности. Но дело не в этом, а в характеристиках служащих, размерах их содержания, порядке их деятельности, контроле за ними. Например, резкое, необоснованное сокращение лицензирования определенной деятельности может повлечь не менее тяжкие последствия, чем коррупция при ее осуществлении. Но выход можно найти в том, чтобы детально регламентировать, в какие сроки принимается решение, какие документы должны быть представлены, какими являются образцы этих документов, при каких исчерпывающе перечисленных условиях возможен отказ в лицензировании.

В-третьих, существенна социально-психологическая обстановка. Например, признание коррупции в среде государственных служащих нормальным явлением, подобно чаевым в среде швейцаров, является важным фактором формирования криминальной мотивации.

2. Что касается характеристик самих служащих, совершающих коррупционные преступления, то здесь существенна иерархия их ценностей и, в частности, готовность принести в жертву материальной выгоде закон и нормы морали, профессиональную честь. Сказываются и такие характерологические черты, как жадность, зависть. Моральная неустойчивость сказывается при инициативном подкупе.

Большое значение имеет социальная среда личности:

а) наличие в ней лиц с высоким уровнем материального благосостояния, а тем более достигнутого за счет коррупционной и иной криминальной деятельности;

б) материально обеспеченная среда в условиях развития личности и резкое снижение этой обеспеченности в дальнейшем. Например, когда молодой человек создает семью и начинает жить на свою зарплату. Его привычки к иному уровню жизни в определенных условиях могут провоцировать избрание преступного варианта решения проблемы;

в) характеристики референтной для человека среды. Если он ориентирован на стандарты жизни голливудских звезд, а получает скромную зарплату служащего, то это создает для него проблемную ситуацию. Так называемый эффект Эллочки-Людоедочки, которая пыталась конкурировать в одежде с дочерью зарубежного миллионера, можно назвать криминогенным, способным в определенных условиях привести к мздоимству и лихоимству;

г) наличие дорогостоящих привычек и интересов: неумеренного употребления спиртных напитков, увлечения азартными играми и т. п. Заслуживает внимания и такое обстоятельство: продуманный выбор учебного заведения, будущей профессии с учетом получения не основанных на законе крупных подарков, подношений. Среди некоторых студентов-медиков даже существовал термин «дорваться до тела».

3. Что касается социального контроля, то он должен носить в первую очередь упреждающий характер. Отсутствие контроля за доходами и расходами служащих, за выполнением ими служебных обязанностей, нереагирование на факты коррупции либо слабое, не основанное на законе реагирование во многих случаях являются условиями, облегчающими совершение коррупционных преступлений. А для части виновных это – составляющие причинного комплекса, порождавшие криминальную мотивацию следующего типа: «другие брали и берут взятки, не изобличались, ни в чем не нуждались – почему бы и мне не попробовать». Нередко изобличаются именно эти взяточники, ибо первые, как правило, действуют на организованной, продуманной основе.

За распространенностью коррупционной преступности стоят крупные просчеты в управлении делами государства и общества, слабая экономическая и организационная основы функционирования государственной и иной службы, распространение психологии вседозволенности и допустимости использования любых средств обеспечения личного благополучия, правовой нигилизм и правовой цинизм.

Исключительно криминогенно распространение этой психологии и основанного на ней поведения в высших эшелонах государственной власти. Нельзя не вспомнить в связи с изложенным строку Булата Окуджавы: «О, были б небеса чисты, а остальное все приложится». Этому нередко противопоставляется другое суждение: «Народ имеет то правительство. которое он заслуживает». Но представляется, что такой тезис носит больше яркий, чем справедливый характер. Ситуацию в пирамиде государственной службы очень сильно определяет ее вершина.

Невиданное ранее распространение коррупции в России периода реформ происходило под влиянием двух основных и взаимосвязанных обстоятельств. Во-первых, как уже отмечалось, в условиях обвального перехода к рынку люди оказались предоставленными сами себе, и чиновники стали использовать любые средства для того, чтобы обеспечить себе материальное благополучие и «достойное» место в будущем. Мерой всего стал рубль, а точнее доллар. Во-вторых, коррупция стала в 1991–1993 годах (менее выражение в дальнейшем) одним из основных средств переустройства общества. В главах 7–8 приводились данные о том, что власть выкупалась у номенклатуры, обменивалась на собственность. Органы государственной власти субъектов Федерации подкупали федеральные органы на местах, дополнительно финансируя, например, суды и другие федеральные органы, руководители государственных органов – выборочно своих служащих, разрешая их участие в коммерческих структурах или закрывая глаза на это, предоставляя им не предусмотренные законодательством привилегии и льготы. Сами разрешали, предоставляли, сами же могли отменить.

Чиновник, таким образом, начинает служить не государству, а непосредственному руководителю, становится покорным участником «команды» данного руководителя.

Формирование новых экономических отношений и нового слоя собственников как социальной опоры реформ осуществлялось в ускоренном темпе при сознательном допущении легализации криминальных и иных теневых капиталов. В результате положение дел стало таким, что, по оценке бывшего помощника Президента РФ А. Лившица, усиление борьбы с коррупцией способно «привести к потере равновесия в экономике», а потому он «против резких движений в вопросах борьбы с коррупцией».

Законодательство о борьбе с коррупцией существенно не менялось, не учитывались новые ее формы.

Коррупция наряду с экономической преступностью становилась все более мощным средством перераспределения собственности и капиталов, в том числе криминальных.

Таким образом, с одной стороны, создавался все более широкий и внушительный слой граждан, заинтересованных в сохранении основанных на коррупции отношений, с другой – все большая часть граждан испытывала на себе пагубные последствия коррупции.

Недовольство населения приглушалось эпизодическими громкими разоблачениями со стороны средств массовой информации каких-то лиц, групп и постоянной критикой судов, правоохранительных органов, спецслужб. Эти разоблачения, как правило, не имели правовых последствий, а указанная критика еще больше подрывала доверие населения к правоохранительным органам, усиливала нежелание сотрудничать с ними.

Результативность борьбы с коррупцией снижалась. Число осужденных за взяточничество (ст. 173–174 УК РСФСР) за 10 лет сократилось в несколько раз. В 1986 году осуждено 3454 человека, в 1990 – 649, в 1993 – 843, в 1994 – 1114, в 1995 – 1072. За иные должностные преступления были осуждены в 1994 году 1137 человек, в 1995 – 1072.

Во всей России в 1995 году осуждено за взяточничество к лишению свободы 397 лиц, в 1994 году – 380. К лишению свободы приговаривались лишь около одной трети осужденных взяточников. Каждому четвертому осужденному предоставлялась отсрочка исполнения приговора.

Указанные данные сами по себе еще не свидетельствовали о либеральной судебной практике, ибо, судя по материалам уголовных дел, осуждались случайные взяточники невысокого ранга, а не лица, коррумпированные с использованием изощренных форм, на систематической или постоянной основе, имеющие солидных покровителей.

В 1995 году было выявлено всего 1364 лица, получивших взятку (ст. 173 УК РСФСР), и только 255 лиц, которые это сделали при квалифицирующих обстоятельствах, или занимали ответственное должностное положение, или вымогали взятку, или получили взятку в крупном размере.

В детерминационном комплексе коррупционной преступности значима роль отсутствия энергичной законотворческой и правоохранительной деятельности. В 1993–1995 годах федеральные законы о борьбе с коррупцией, организованной преступностью неоднократно принимались, но так и не вступили в действие.

Во-первых, борьба с коррупцией громогласно сводилась только к карательной стороне, а на деле это оборачивалось некоторой активизацией выявления и наказания лишь тех лиц, которые брали взятки вне соучастия с должностными лицами высокого ранга, крупными предпринимателями, организованными преступными формированиями с широкими коррумпированными связями ( за их счет в 1993–1995 годах несколько возросло число осужденных взяточников). При этом, что особенно недопустимо, правоохранительные органы ориентировались многими субъектами (включая средства массовой информации) на «решительные меры», не всегда основанные на законе. Игнорирование закона и не основанное на нем ограничение прав граждан компрометирует борьбу с коррупцией. Такой результат тоже просчитывается как желаемый определенным кругом лиц.

Во-вторых, оказывалось мощное противодействие принятию нового законодательства о борьбе с коррупцией, учитывающего рыночные реалии и зарубежный опыт, в том числе предусматривающего ответственность за новые формы коррупционного поведения.

В-третьих, не принималось действенных мер по рекон-струированию экономических, управленческих, иных отношений на правовой основе. Существуют целые сферы легальной деятельности, которые не могут успешно осуществляться на практике.без коррумпированных связей.

Коррупция в органах государственной власти развивалась в условиях официального крайне низкого размера содержания служащих, нерегулярной его выплаты, неясной правовой основы предоставления дополнительных льгот служащим, фактического участия государственных структур и их сотрудников в частной предпринимательской деятельности не вытекающей из задач и правового статуса соответствующего государственного органа.

Особенности борьбы с коррупцией

Борьба с коррупцией должна отвечать всем требованиям борьбы с преступностью.

Общую организацию борьбы с коррупционной преступностью следует базировать на:

  • постоянном анализе изменений коррупции и ее причин;
  • определении стратегии и тактики борьбы с ней с учетом реальных социально-экономических, политических условий, состояния общественного сознания, правоохранительной системы;
  • основе закона, а не подзаконных актов, так как, во-первых, неизбежные ограничения ряда прав служащих (при представлении декларации о доходах, ограничении совместительства и т. п.) могут в соответствии со ст. 55 Конституции РФ осуществляться только на основе федерального закона; во-вторых, доказательствами в уголовном судопроизводстве признаются только данные, полученные в предусмотренном законом порядке. При этом обеспечивать развитие антикоррупционного законодательства с использованием средств разных отраслей права. комплексного подхода;
  • разработке целевых взаимоувязанных программ борьбы с коррупцией в Российской Федерации и ее субъектах, причем реально обеспеченных в материальном, кадровом, правовом отношениях ;
  • координации деятельности всех органов государственной власти Президентом России (возможно, через Совет Безопасности) и координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступными проявлениями коррупции – Генеральным прокурором России;
  • специализированной подготовке кадров и выделении в правоохранительных органах специализированных подразделений;
  • использовании помощи разных институтов гражданского общества, населения, юридических лиц (включая сотрудничество банков );
  • систематической оценке результатов работы и корректировке мер.

Предупреждение коррупции, т. е. воздействие на ее причины и условия, должно стать основным направлением, иначе коррупционные формы поведения будут воспроизводиться и при ужесточении наказания отдельных лиц.

В плане общего предупреждения необходимо прежде всего исключать использование коррупции как средства становления и укрепления новых общественных отношений, создания социальной опоры рыночных отношений, а также пресекать отмывание, приумножение криминальных капиталов.

При специальном предупреждении коррупции важны:

  • установление такого содержания служащим, которое способно обеспечить им и их семьям достойный уровень жизни;
  • повышенный контроль за: доходами и расходами государственных и ряда иных категорий служащих; аспектами поведения, наиболее чувствительными к коррупции (выдаче информации, не подлежащей официальному распространению и т. п. ); кадровой политикой, использование в том числе ротации кадров;
  • режим обеспечения безопасности лиц, осуществляющих борьбу с коррупцией, преступностью, а также их семей;
  • устранение фактов расхождения закрепленных законом задач, полномочий разных субъектов и правовых средств их обеспечения (например, когда негосударственным службам безопасности государственные правоохранительные органы не обязаны предоставлять необходимую информацию);
  • введение режима исключительно служебного использования дорогостоящих государственных квартир, особняков, предоставляемых в связи с занятием государственной должности. при гарантированности частного жилья на общих, предусмотренных законом условиях;
  • производство всех выплат из бюджетной системы Российской Федерации только на основе закона.

Правоохранительная деятельность должна неуклонно осуществляться только в рамках и на основе закона, при соблюдении презумпции невиновности. индивидуализации уголовной ответственности. наказания и с использованием всего арсенала правовых средств (дисциплинарных, административных, гражданско-, уголовно-правовых).

Борьба с коррупционной преступностью включает восстановление нарушенных коррупционными правонарушениями законных интересов и прав, возмещение вреда, реформирование общественных отношений на основе закона, а не коррупционных отношений.

Крайне важно обеспечение взаимосвязанной борьбы с организованной преступностью и коррупцией, так как организованная преступность осуществляет масштабный подкуп служащих на постоянной или регулярной основе.

Иллюзорным и не основанным на мировой практике является расчет на самодостаточность рыночных механизмов в борьбе с коррупцией и организованной преступностью. В странах с устоявшимися рыночными отношениями, где рынок властвует в течение столетий и где уже несколько десятилетий с организованной преступностью, коррупцией ведется энергичная борьба, эти явления все-таки продолжают существовать и развиваться. Но борьба не позволяет им разрастаться в такой мере, чтобы они смогли глобально криминализировать государство и общество. В указанных странах постоянно совершенствуются и дополняются правовые предписания в этой области, причем с обязательным ужесточением наказаний, а также с введением дополнительных оперативно-розыскных, уголовно-процессуальных мер, контрольно-финансовых и иных мер по разоблачению коррупции и организованной преступности.

Принижение социальной роли государства и права – один из существенных моментов, влияющих на коррупционную преступность и ее характеристики.

Федеральный закон «О борьбе с коррупцией», принятый Государственной Думой и одобренный Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, отразил следующую концепцию борьбы с рассматриваемым явлением:

1. Граждане (налогоплательщики) имеют право на честное исполнение своих обязанностей государственными служащими и другими лицами, уполномоченными на выполнение государственных функций, а также приравненными к ним, на неподкупность таких лиц. Одной из важнейших гарантий реализации данного права является соблюдение правила, в соответствии с которым указанные лица не вправе принимать материальные, любые иные блага и преимущества, помимо. предусмотренных законом и вне установленного законом порядка.

2. Поскольку коррупция, как правило, заключается во взаимовыгодной сделке, в ее разоблачении не заинтересована ни одна, ни другая сторона. Поэтому раскрытие соответствующих преступлений представляет существенные трудности. Главное в их предупреждении и обнаружении – контроль за доходами и расходами различных категорий лиц, выполняющих государственные функции и приравненных к ним, предотвращение и пресечение различных злоупотреблений по службе. На этом основании в Федеральный закон «О борьбе с коррупцией» введена гл. II. «Предупреждение коррупции».

3. Широкая распространенность коррупции и многообразие ее проявлений являются основанием для использования системы разнообразных правовых средств борьбы с проявлениями коррупции разной степени общественной опасности. При этом решалась задача применения мер утоловно-правового характера по фактам наиболее опасных проявлений коррупции. В иных случаях предусматривается применение дисциплинарных, административных и гражданско-правовых мер.

4. Законодательство о борьбе с коррупцией и о государственной службе рассматриваются не как дублирующие, а как взаимно дополняющие друг друга акты. Во-первых, законодательство о государственной службе регулирует широкий круг вопросов, связанных с государственной службой, в том числе права и обязанности государственных служащих. В федеральном законе о борьбе с коррупцией предусматриваются конкретные нарушения соответствующих обязанностей коррупционного характера и ответственность за указанные правонарушения. Во-вторых, субъектами коррупци-онных правонарушений могут быть также должностные лица. занимающие особо ответственное положение (категория «А»), присяжные и народные заседатели, ряд других лиц, уполномоченных на выполнение государственных функций (частные нотариусы, аудиторы и т. п.).

5. Федеральный закон «О борьбе с коррупцией» подготовлен как акт прямого действия, который непосредственно позволяет привлекать лиц, виновных в коррупционных правонарушениях, к дисциплинарной, гражданско-правовой и административной ответственности.

Уголовная ответственность и наказание должны наступать по соответствующим статьям Уголовного кодекса. Законопроект о внесении необходимых изменений в УК РСФСР был подготовлен и вместе с проектом федерального закона «О борьбе с коррупцией» составляет единый пакет. Их разрывать в принципе, а также по времени принятия нельзя, ибо будет неясной граница между уголовно наказуемыми и иными коррупционными правонарушениями.

6. В указанном документе четыре главы:

Глава I – Общие положения

Глава II – Предупреждение коррупции

Глава III – Коррупционные правонарушения и ответственность за них

Глава IV – Устранение последствий коррупционных правонарушений.

Тем самым регулируются основные вопросы борьбы с коррупцией на всех этапах этой борьбы. Приоритетными объявляются предупредительные меры в соответствии с основными положениями криминологии и международно-правовыми документами.

7. Проектом федерального закона «О борьбе с коррупцией» предусматривается ответственность и тех, кто подкупается, и тех, кто подкупает. При этом субъектами подкупа признаются как физические, так и юридические лица. Юридические лица привлекаются только к административной ответственности. Административная ответственность юридических лиц действующим законодательством предусматривается, в частности, за нарушение строительных правил, налоговые правонарушения.

С учетом почти единодушного мнения руководителей федеральных правоохранительных органов и субъектов Федерации дано универсальное определение должностного лица (ст. 2 Федерального закона «О борьбе с коррупцией»). Все субъекты правонарушений, связанных с коррупцией, делятся на три категории: недолжностные лица; должностные лица; должностные лица, занимающие особо ответственное положение. Их ответственность дифференцируется.

В отличие от Уголовного кодекса Российской Федерации в рассматриваемых законопроектах не предусматривается многочисленность статей об уголовной ответственности различных субъектов, ибо исчерпывающий перечень возможных субъектов и сфер коррупционных преступлений предусмотреть невозможно. Использован иной подход: предлагается введение статьи «Ответственность должностных лиц или иных служащих, общественных объединений. негосударственных хозяйствующих субъектов». Одновременно предложено в уголовно-процессуальном законе предусмотреть частный характер уголовного преследования по ней – на основании заявления потерпевшей стороны. Вмешательство прокурора допускается в случаях, когда потерпевший в силу ряда причин не в состоянии сам защитить свои права или когда затронут публичный интерес.

Долгова А.И. Криминология. 2009

Понятие и общая характеристика коррупционной преступности

Магомадов Н. С. Понятие и общая характеристика коррупционной преступности // Молодой ученый. — 2015. — №7. — С. 565-567.

Под коррупцией (от лат. corruptio — разламывать, портить, повреждать) как социально-правовым явлением обычно понимается подкупаемость и продажность государственных чиновников, должностных лиц, а также общественных и политических деятелей вообще. [1,с.369]

Коррупционные преступления — это предусмотренные УК РФ общественно опасные деяния, непосредственно посягающие интересы государственной власти и публичной службы, выражающиеся в незаконном получении публичными лицами каких-либо благ (имущества, прав на него, услуг или льгот) либо в предоставлении последним таких благ.

В частности, к коррупционным преступлениям в форме подкупа относятся общественно опасные деяния, предусмотренные следующими статьями Уголовного кодекса РФ:

— воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий в случае совершения соответствующего деяния путем подкупа, в том числе с использованием своего служебного положения;

— незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну в случае совершения соответствующего деяния путем подкупа;

— подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов;

— организация преступного сообщества (преступной организации) (при наличии цели совершения любого из тяжких или особо тяжких коррупционных преступлений в форме подкупа);

— провокация взятки или коммерческого подкупа;

— подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний либо к неправильному переводу в случае совершения соответствующего деяния путем подкупа.

Основу криминологической характеристики коррупционной преступности обычно составляют данные уголовной статистики о качественных и количественных свойствах. Однако статистические показатели коррупционной преступности носят весьма неполный или некорректный характер, что может быть отчасти компенсировано результатами научных исследований.

В 2014 г. в России общий объем коррупционной преступности (в узком значении понятия), характеризуемый числом зарегистрированных наиболее распространенных коррупционных преступлений, составил около 14,5 тыс. в том числе злоупотребление властью или служебным положением — 2848; незаконное участие в предпринимательской деятельности — 17; получение взятки-3559; дача взятки — 2049; служебный подлог — 5831.

Общее число зарегистрированных коррупционных преступлений (по 19 составам преступлений) в 2013 г. составило 25 211, в 2014 г. — 29 698.

Таким образом, суммарный объем зарегистрированных фактов уголовно наказуемой коррупции составлял в 2014 г. менее 1 % общего объема зарегистрированной в этом году преступности.

Однако корректнее рассчитывать специальный индекс коррупции, т. е. показатель числа коррупционных преступлений в расчете на 100 тыс. человек, осуществляющих государственные функции. В этом случае коэффициент интенсивности коррупции увеличился бы в 9 раз.

Структура зарегистрированной коррупционной преступности в России в соотношении основных ее видов выглядит следующим образом: злоупотребление властью или служебным положением — 19,7 %, дача и получение взятки — 39,2, служебный подлог — 40,8 %. [2, с.86]

Обязательный элемент криминологической характеристики коррупционной преступности — ее латентность, т. е. свойство неполноты регистрации официальной уголовной статистикой.

Для определения уровня латентности той или иной разновидности преступлений используются различные методы, однако чаще в этих целях используется метод экспертных оценок, средний коэффициент латентности всех видов коррупционных преступлений в начале прошлого десятилетия в нашей стране составил 10. [3,с249]

Как правило, не более 20 % лиц, выявленных в связи с совершением взяточничества, реально осуждаются к одной из мер уголовного наказания, в том числе к лишению свободы. Даже за получение взятки при отягчающих и особо отягчающих обстоятельствах к наказанию в виде лишения свободы осуждаются не более половины виновных. Данному феномену трудно найти легальное оправдание, особенно если учесть, что основным видом наказания за взяточничество является лишение свободы.

Общественная опасность коррупционных преступлений наиболее точно может быть измерена по средней величине тяжести наказаний, назначенных судами за преступления того или иного вида. Однако на практике, как уже отмечалось, подобные расчеты из-за сложности методики обычно не выполняются. Тем не менее, может быть использован косвенный показатель общественной опасности — сравнительный удельный вес наказания в виде лишения свободы.

Территориальное распределение коррупционных преступлений в пределах Российской Федерации характеризуется существенными отличиями.

Например, наибольший коэффициент взяточничества в расчете-100 тыс. населения в возрасте 16 лет и старше был зарегистрирован в Калмыкии — 13,7; наименьший — на Сахалине 0,5. Москва по этому показателю находится в середине списка 4,4. Столь существенные колебания в территориальном распределении отдельных видов коррупционных преступлений, по нашему мнению, могут быть объяснены не столько социально-экономическими различиями, сколько традициями региональной уголовной политики в сфере борьбы с коррупционными преступлениями, которые сформировались задолго до начала нынешнего общего кризиса нашего общества. [4,с251]

Характеристика лиц, совершивших коррупционные преступления, включает два относительно самостоятельных и существенно различающихся криминологических портрета: 1) лиц, уполномоченных на выполнение публичных функций, незаконно получивших преимущества по государственной должности, государственной или муниципальной службе, службе в коммерческих или иных организациях вопреки интересам публичной службы; 2) лиц, предоставивших такие преимущества последним. Иначе говоря, первые — это взяточники, вторые — взяткодатели. Критерием для подобной дифференциации служит уголовно-правовой признак наличия особого публичного статуса.

В соответствии с особенностями этого статуса структура первой группы лиц (коррупционеров) выглядит примерно следующим образом: работники министерств, комитетов и их структур на территории субъектов Российской Федерации — 41,1 %; сотрудники правоохранительных органов — 26,5; работники контролирующих органов — 8,9; работники таможенной службы — 3,2; депутаты — 0,8; иные категории — 19,6 %. [5,с19]

Из статистического анализа видно, что в наибольшей степени коррупции подвержены служащие органов исполнительной власти. При этом необходимо иметь в виду, что особый уголовно-процессуальный статус депутатов, судей и прокуроров препятствует эффективному выявлению и привлечению к уголовной ответственности коррумпированных должностных лиц из их числа.

1. Словарь иностранных слов. / Под ред. Михеева А. П. — М. Слово, 2010. — 691с.

2. Мелешко Н. Коррупция как системообразующий фактор: криминологические проблемы // Борьба с преступностью. 2014. № 4. — С. 86–91.

3. Бородин С. В. Борьба с преступностью: теоретическая модель комплексной программы. — М. Магнум, 2014. — 302с.

4. Максимов С. В. Организованная преступность. — М. Статут, 2013. — 351с.

5. Волженкин В. В. Коррупция. — СПб. Норинт, 2010. — 482с.

Основные термины(генерируются автоматически). коррупционной преступности, коррупционных преступлений, совершения соответствующего деяния, в случае совершения соответствующего, криминологической характеристики коррупционной, видов коррупционных преступлений, характеристика коррупционной преступности, характеристики коррупционной преступности, коррупционной преступности в России, объем коррупционной преступности, показатели коррупционной преступности, предупреждения коррупционной преступности, Развитие коррупционной преступности, в виде лишения свободы, характеристики коррупционной преступности —, опасные деяния, в том числе, коррупционных преступлений в расчете, коррупционных преступлений в начале, распространенных коррупционных преступлений.

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *