Дэвид юм философия

Философское учение Давида Юма

Дэвид Юм как философ. Согласно Б. Расселу, Юм является одним из наиболее значительных философов, потому что он развил эмпиризм до логического конца. В развитии его взглядов дальше идти невозможно. Доведённый до предела эмпиризм, привёл к разрушению философии и к крайнему агностицизму. Юм отрицал существование всего, за исключением самих актов восприятия. Во-вторых, Юм был первым философом-атеистом, который принял это обвинение, до него философы боялись обвинений в атеизме. Когда Юм был при смерти, многие люди захотели узнать, что этот великий атеист скажет на смертном ложе. Когда Юма спросили: верит ли он в загробную жизнь, он ответил: это так же возможно, как то, что уголь, положенный в огонь не загорится .

Огромная толпа собралась у его дома, чтобы посмотреть на похороны атеиста. Юм высказал новую идею о статусе нашего знания о мире. Мы можем верить в религию, если хотим, делать научные умозаключения, что бы навязать нашу волю миру. Но, ни религия, ни наука не существуют сами по себе. Это просто наши реакции на опыт, одни из множества возможных. В-третьих, Юм был первым философом, который обратил внимание на иррациональную составляющую человека, разум является рабом аффектов.

Юм переделал учения Беркли и Локка на агностический манер, сглаживая острые углы и устраняя крайние положения. Юм стремился создать философию «здравого смысла», философию осторожную, «сдержанную9quot;, чуждую как материализму, так и наивному спиритуализму.

Исходный пункт рассуждений Юма заключается в убеждении, что имеется факт непосредственной данности нам ощущения, а отсюда и наших эмоциональных переживаний. Юм сделал вывод, будто мы в принципе не знаем и не можем знать, существует или же не существует материальный мир как внешний источник ощущений. «. Природа держит нас на почтительном расстоянии от своих тайн и предоставляет нам лишь знание немногих поверхностных качеств» (1, т. 2, стр. 35). Центральным положением рассуждений Юма было выражение: природа сильнее разума, человек-философ должен уступить человеку-природе. Кредо Юма хорошо отражено в следующем выражении: если мы всегда должны пребывать во власти иллюзий и ошибок, то предпочитаем, чтобы они, по крайней мере, были естественными и приятными. Юм начинает с констатации того факта, что на основе наблюдений и эксперимента, предсказанного Ф. Бэконом, И. Ньютон создал механический образ физической вселенной. Теперь остаётся применить готовый метод также и к человеческой природе, иными словами, не только к объекту, но и к субъекту. Юм захотел видеть себя Галилеем и Ньютоном науки о человеческой природе. Это самая главная наука, все остальные зависят от науки о природе человека. Надо прямо брать приступом столицу, или центр всех наук, — саму человеческую природу; став, наконец, господами последней, мы сможем надеяться на лёгкую победу и над всем остальным. Исход грандиозного проекта будет печальным — скептическим и иррационалистическим.

Почти вся последующая философия Юма строится им как теория познания, описывающая факты сознания. Превращая ощущения в абсолютное «начало9quot; познания, он рассматривает структуру субъекта в изоляции ее от его предметно-практической деятельности. Эта структура, по его мнению, состоит из атомарных впечатлений (impressons) и из тех психических продуктов, которые от этих впечатлений производны. Более всего из числа этих производных видов психической деятельности Юма интересуют «идеи (ideas) «, под которыми он имеет в виду не ощущения, как это было у Беркли, а нечто иное. «Впечатления9quot; и «идеи9quot; в совокупности Юм называет «восприятиями (perceptions) «.

«Впечатления9quot; — это те ощущения, которые получает тот или иной субъект от событий и процессов, разыгрывающихся в поле действия его органов чувств. Итак, «впечатления9quot; суть ощущения субъекта. Но не только. Нередко под «впечатлениями9quot; Юм понимал и восприятия в смысле, отличающем их от ощущений (ощущаются отдельные свойства вещей, а воспринимаются вещи в их интегральном виде). Таким образом, Юмовы «впечатления9quot; это не только простые чувственные переживания, но и сложные чувственные образования. В состав впечатлений он включает кроме ощущения эмоции, в том числе и бурные (страсти) и «спокойные (calm) » переживания морального и эстетического характера.

Что же понимал Юм под «идеями9quot;? «Идеи9quot; в его теории познания — это образные представления и чувственные образы памяти, а кроме того, продукты воображения, в том числе продукты искаженные, фантастические. К числу «идей9quot; Юм относил также и понятия, так как он был склонен растворять теоретическое (абстрактное) мышление в переживаниях эмпирических (конкретно-чувственных) образов, подобно тому, как это делал и Беркли.

Итак, «идеи9quot; в системе терминологии Юма представляют собой приблизительное, более слабое или менее яркое (не столь «живое9quot;) воспроизведение «впечатлений9quot;, то есть их отражение внутри сферы сознания. «. Все идеи скопированы с впечатлений» (1, т. 1, стр. 271). В зависимости от того, простыми или сложными оказываются впечатления, идеи также бывают соответственно простыми или сложными.

Принципы соединения идей. В отношениях между идеями существует некая сила. напоминающая силу притяжения Ньютона. Поэтому сложные идеи есть результат ассоциации, соединения простых впечатлений в результате действия этой силы. Ассоциация возникает из трёх качеств: сходство, смежность во времени и пространстве, причина и действие. Портрет заставляет вспомнить об изображённом на нём человеке (сходство). Подъём якоря порождает впечатление об отплытии корабля (сходство во времени). Думая об огне (причина), я думаю о дыме, тепле (следствие). Таковы, следовательно, принципы соединения и сцепления наших простых идей, принципы, заменяющие в воображении ту нерасторжимую связь, которая соединяет эти идеи в памяти. Мы имеем здесь дело с родом притяжения, действия которого окажутся в умственном мире столь же необычными, как в мире природы. Что же касается причин, они неизвестны и должны быть сведены к качествам человеческой природы .

Отрицание общих понятий и принцип привычки. В отрицании общих понятий Юм следует за Беркли: все общие идеи не что иное, как единичные, соединённые с некоторым именем. Новизна здесь в том, что Юм вводит принцип привычки. Слово пробуждает единичную идею наряду с определённой привычкой, а эта привычка вызывает любую другую единичную идею, которая может нам понадобиться. Мы приобретаем привычку, благодаря которой, услышав данное название, имя или слово, мы оживляем в памяти одно из частных понятий, например, услышав слово мужчина, я представляю себе одного отдельного мужчину .

Типы суждений: отношения между идеями и факты. Юм разделяет присутствующие в человеческом сознании идеи и впечатления на два рода: отношения между идеями и факты. Отношения между идеями есть суждения, которые Кант назовёт априорными аналитическими суждениями. Сюда относятся математика и геометрия. Если поставлена задача определения треугольника, мы, с помощью простого рационального анализа устанавливаем связи идей и находим, что квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов. Здесь главное принцип непротиворечия: нельзя, например, сказать, что трижды пять не равняется половине от тридцати. Факты. составляющие второй вид объектов человеческого разума, удостоверяются иным способом. Эти типы суждений Кант назовёт апостериорными синтетическими суждениями. т.е. суждениями, выводимыми из опыта. Здесь возникает проблема исследования природы очевидности суждений о фактах, если эти факты недоступны непосредственному восприятию органами чувств. Например, когда я предвижу, что солнце взойдёт завтра, или когда, увидев дым, я делаю вывод, что горит костёр. Ответ Юма выглядит следующим образом. Все заключения о фактах основаны, по-видимому, на отношении причины и следствия (действия). Лишь с помощью этого отношения мы можем выходить за пределы свидетельства нашей памяти и чувств. Все устанавливаемые опытом отношения сводятся к главной проблеме причинности.

«Восприятия9quot; включают в себя «впечатления9quot; и «идеи9quot;.

Они для Юма суть познавательные объекты, предстоящие сознанию.

Ассоциации и абстракции. Человек не может ограничиваться только простыми впечатлениями. Для успеха своей ориентировки в среде он должен воспринимать сложные, составные впечатления, структура и группировка которых зависят от структуры самого внешнего опыта. Но кроме впечатлений есть еще идеи. Они также бывают сложными. Как же образуются последние? На этот вопрос Юм дает свой ответ: они образуются посредством ассоциирования простых впечатлений и идей.

В ассоциациях Юм видит главный, если не единственный способ мышления посредством чувственных образов, а таковым для него является не только художественное, но и всякое мышление вообще. Ассоциации прихотливы и направляются случайными комбинациями элементов опыта, а потому сами они по содержанию случайны, хотя по форме и согласуются с некоторыми постоянными (и в этом смысле необходимыми) схемами.

Юм выделял и различал следующие три главные вида ассоциативных связей: во-первых, по сходству, во-вторых, по смежности в пространстве и времени, в-третьих, по причинно следственной зависимости. В рамках этих трех видов могут ассоциироваться впечатления, впечатления и идеи, идеи друг с другом и с состояниями предрасположенности (установками) к продолжению ранее возникших переживаний.

«. Когда любое впечатление воспринимается нами, то оно не только переносит ум к связанным с этим впечатлением идеям, но и сообщает им часть своей силы и живости. после того как ум уже возбужден наличным впечатлением, он образует более живую идею связанных с ним объектов благодаря естественному переключению установки (disposition) с первого на второе» (1, т. 1, стр. 198) .

Во-первых, ассоциации происходят по сходству, которое бывает не только положительным, но и отрицательным по своему характеру. Последнее означает, что вместо сходства налицо контраст: так, при переживаниях эмоций нередко появляется состояние аффекта, противоположное прежнему состоянию. «.

Второстепенный импульс (movement). — пишет Юм в эссе «О трагедии», — преобразуется в доминирующий и дает ему силу, хотя иного, а иногда и противоположного характера.

Однако большинство ассоциаций по сходству положительное. Юм считает, что ассоциации по сходству играют наибольшую роль в математических размышлениях.

Во-вторых, ассоциирование происходит по смежности в пространстве и по непосредственной последовательности во времени, то есть также по смежности. Это более всего случается с идеями внешних впечатлений, то есть с воспоминаниями о прежних ощущениях, упорядоченных пространственно-временным образом сами по себе идеи, а тем более эмоции «пространственно смежными» в буквальном смысле, находясь в психике человека, не бывают, хотя они, конечно, локализованы в мозгу. Больше всего полезных случаев ассоциирования по смежности, полагает Юм, может быть указано из области эмпирического естествознания. Так «мысль о каком-нибудь объекте легко переносит нас к тому, что с ним смежно, но лишь непосредственное присутствие объекта делает это с наивысшей живостью» (1, т. 2, стр. 55) .

В-третьих, возникают ассоциации по причинно-следственной — 16 зависимости, которые наиболее важны при рассуждениях, касающихся теоретического естествознания. Если мы считаем, что А есть причина, а В — следствие, то в дальнейшем, когда мы получаем впечатление от В, у нас в сознании всплывает идея об А, причем может быть и так, что эта ассоциация развивается в обратном направлении: при переживании впечатления или идеи А у нас появляется идея В.

Следует иметь в виду, что, описывая ассоциации по причинно-следственной зависимости, Юм исходит из того, что схема «А есть причина, а в ее следствие» уже возникла как вообще, так и применительно к любому из будущих конкретных случаев и действует в качестве «готового звена» механизма этой ассоциации.

Учение об ассоциациях разрушало логическую трактовку мыслительных процессов, изымало из мышления его логическую основу. Такую же роль в теории познания Юма исполняет так называемая репрезентативная концепция абстрагирования и обобщения. Юм заимствовал ее у Беркли и включил в свою ассоциативную схему. Но это включение было связано с внесением в данную концепцию нескольких изменений.

Само по себе репрезентативное понимание абстрагирования заключалось в следующем. Существование общих понятий отрицается, и их функцию исполняет чувственный образ — представление одного из единичных предметов. Вслед за Беркли Юм часто пренебрегает отличием понятий от представлений (images). а общего — от единичного.

Какие же изменения внес Юм в эту теорию, согласно которой «некоторые идеи являются особенными по своей природе, но, представительствуя, они обще?» (1, т. 1, стр. 112)

Во-первых, исходный класс похожих друг на друга вещей, из которого затем извлекается репрезентант, образуется, согласно Юму, стихийно, под влиянием ассоциаций по сходству.

Во-вторых, в отличие от Беркли Юм считает, что чувственный образ берет на себя роль репрезентанта (представителя всех членов данного класса вещей) временно, а затем передает ее слову, которым этот образ обозначается.

Ассоциативный способ образования чувственных репрезентантов смягчает сугубо индивидуальный их характер, которым они отличались у Беркли. При образовании репрезентанта через ассоциации неповторимые признаки единичного чувственного образа как бы стираются, и отвлекаемая идея освобождается от особенностей отдельных впечатлений. Общее начинает проглядывать сквозь единичного репрезентанта как «сторона9quot; всех образов, ассоциируемых по принципу их приблизительного сходства друг с другом. Если у Беркли абстрактная идея есть реальный индивидуальный «предмет9quot; (комплекс ощущений), то у Юма она отвлекается от индивидуальности в той же мере, в какой ассоциации опираются не на тождество, но именно на относительность этого тождества, то есть на различия между ассоциируемыми идеями: ведь ассоциирование абсолютно тождественных идей не дает ничего, кроме никому не нужных тавтологий. При этой поправке репрезентативная концепция абстрагирования приходит в соответствие с фактами художественного мышления, в котором образный пример, если он удачно подобран, заменяет массу общих описаний и даже более эффективен.

Те идеи, которым Юм придает статус общих, оказываются как бы усеченными частными идеями, сохраняющими в числе своих признаков только те, что имеются и у иных частных идей данного класса. Такие усеченные частные идеи представляют собой полуобобщенный, смутный образ-понятие, ясность которому придает соединяемое с ним, опять-таки по ассоциации, слово.

О существовании субстанции. Решая общую проблему субстанции, Юм занял такую позицию: «невозможно доказать ни существование, ни несуществование материи», то есть занял агностические позиции. Такова же его формула и в отношении субстанционального «высшего духа», то есть бога, хотя в практической жизни Юм был атеистом. Подобной агностической позиции следовало ожидать от него и в отношении существования человеческих душ, но в этом вопросе Юм более категоричен и совершенно отвергает воззрение Беркли. Он убежден, что никаких душ — субстанций нет.

Юм отрицает существование «Я9quot; как субстрата актов восприятия и утверждает, что то, что называют индивидуальной душой — субстанцией, есть «связка или пучок (budle or collection) различных восприятий, следующих друг за другом с — 18 непостижимой быстротой и находящихся в постоянном течении» (1, т. 1, стр. 367) .

Юм более широко, чем Беркли, рассматривает вопрос существования субстанции. По-иному, чем его предшественник, он понимает и источник возникновения убежденности людей в существование материальной субстанции. Беркли видел причину появления у людей иллюзорной, по его мнению, веры в то, что материальная субстанция существует, в фактах взаимосвязанности и яркости определенного рода ощущений. Их взаимосвязанность предполагалась при этом непрерывной во времени, поскольку наличие разрывов в последовательности ощущений данную иллюзию ослабляет.

Иначе смотрит на этот вопрос Юм: перерывы в восприятиях, наоборот, оказываются, по его мнению, источником веры в бытие субстанциальной их основы, если после перерывов те же самые восприятия появляются вновь и вновь. Для Беркли проблема субстанции сводилась к тому, чтобы как-то истолковать устойчивое сосуществование явлений, а для Юма это, прежде всего проблема истолкования связи явлений друг с другом во временной их последовательности. Поэтому, по Беркли, убеждению в существовании материальной субстанции мешает наличие самих временных перерывов в ощущениях, а по Юму, помехой этому убеждению оказываются изменения в характере взаимосвязанных друг с другом восприятий, то есть перемены в «наборе9quot; их сочетаний.

Это значит, что Юм в данной проблеме переносит центр тяжести на вопрос о причинении наших впечатлений. Так, например, рассуждает он, получая впечатления лампы, стоящей на столе и время от времени мной зажигаемой, я полагаю на основании этого, что существует данный материальный объект под названием «лампа9quot;. Итак, разрешение проблемы субстанции зависит, с точки зрения Юма, от более общей проблемы причинности.

Придя к мысли о зависимости проблемы субстанции от проблемы причинности, Юм определил субстанцию как предполагаемый центр ассоциативного суммирования перцепций во времени (а также друг с другом) в относительно устойчивую целостность. Ассоциации обеспечивают соединение отличающихся друг от друга комбинаций впечатлений (например, вид некоторого предмета сейчас и его изменившийся вид спустя несколько лет) в представлении об объектах вне человеческого сознания. Эти последние объекты мыслятся как причина комбинаций впечатлений в сознании людей.

Весь этот механизм можно суммировать следующим образом: сначала воображение объединяет похожие друг на друга перцепции в общую для них серию. Затем люди приписывают перцепциям данной серии непрерывное существование и в те интервалы времени, когда их никто не воспринимает. Возникает «фикция непрерывного существования», передаваемого нашими чувствами гипотетическим вещам вне сознания, после чего складывается устойчивое представление о том, что перцепции суть следствия внешних вещей, причинно обусловлены ими.

Перцепции прерывисты и изменчивы, зато вызывающие их внешние объекты относительно постоянны и устойчивы.

Так возникает будто бы раскол действительности на два различных мира: предположительный мир субстанциональных вещей и чувственный мир восприятий. Встает вопрос, имеются ли «мостики9quot; причинения, снова соединяющие эти миры друг с другом?

Проблема причинности. В философии Юма структура причинно-следственного отношения может быть сведена к схеме «событие — событие», где стрелка означает связь причинения. Но «событие9quot; Юм понимает не в смысле объективно-материального процесса, а в смысле некоторой совокупности чувственных переживаний в сознании субъекта. Таким образом, указанная схема приобретает вид «перцепция — перцепция».

Вся совокупность различных каузальных связей, которые, согласно Юму, подлежат философскому исследованию, может быть наглядно изображена с помощью следующего чертежа.

1 Область психики человека.

1Обьективный мир. 1,2 — объекты, которые, может быть существуют вне нас; 3,4 впечатления, которые, может быть, этими объектами вызваны; 5,6 — идеи, вызванные впечатлениями 3 и 4.

Схема причинности у Юма.

Относительно каузальных связей 1-2,1-3 и 2-4 Юм высказывает мнение, что мы не можем твердо и теоретически корректно доказать ни их наличие, ни их отсутствие. Одно впечатление не может быть причиной другого, что твердо знал и Беркли, а потому каузальной связи 3-4 быть не может, хотя и может быть ложное ее ожидание по ассоциации. Каузальный характер связей 3-5 и 4-6 не вызывает у Юма ни малейшего сомнения: впечатления суть причины, а идеи — их следствия.

Столь же убежден был он и в существовании казуальных связей 3-6,4-5,5-6, И 6-5. Здесь имеется в виду, что установившаяся после нескольких повторений последовательности событий 3-4 ассоциация, например 3 с 6, играет роль причины появления идеи 6, едва только заново появляется впечатление 3. Бывает, что люди истолковывают установившуюся в их сознании 3-6 как доказательство наличия каузальной связи 3-4, но это уже ошибка. Ассоциативные связи 5-6 и 6-5 появляются позднее, чем 3-6 и 4-6. Юм, естественно, отрицает возможность каузальной связи 5-4, потому что никакая идея не может стать причиной впечатления.

Как мы видим агностицизм Юма при исследовании проблемы причинности проявился в полной мере.

Такова схема видов причинной связи по Юму. На этом можно и закончить обзор философской концепции британского мыслителя. Стоит только добавить, что эта концепция стала своего рода классической для неопозитивистов, а самого Давида Юма считают прародителем этого философского течения.

Выводы из философии Юма: невозможность философии, отрицание законов, проблемы физики, иррационализм. До Юма существовали всевозможные философские теории, которые объясняли всё. Юм показал, что создание философских систем невозможно. Но в природе самой философии заложен интерес к невозможному. После смерти Юма, немецкие философы Кант и Гегель создали самые великие из известных людям философских систем, несмотря на то, что никому не удалось опровергнуть Юма. Основные принципы одного из направлений современной философии, логического позитивизма можно считать основанными на философии Юма. Существует два типа значимых предложений. Первые — формальная логика и чистая математика, например, 2+2=4, они необходимо истинны. Вторые — высказывания о фактах эмпирического мира, например, идёт дождь или скорость света равна 186, 282 милям в секунду, эти факты можно проверить или опровергнуть. Все предложения, которые не попадают в две категории, логические позитивисты считают метафизическими домыслами. Они не необходимы и неопровержимы, например, Бог создал мир или Жизнь не имеет смысла .

Во-вторых, основанием агностицизма Юма является отрицание онтологического значения принципов причинности, и, следовательно, индукции. Если В очень часто находили сопутствующим А и следующим за ним, и ни одного примера не известно, когда бы В не сопутствовало или не следовало бы за А, то правильно ли сделать общий вывод, что всегда (как общий закон) В будет связан с А? Если этот принцип не истинен, то всякая попытка перейти от частных наблюдений к общим научным законам ошибочна, и скептицизм неизбежен для эмпирика. Законы природы являются лишь обобщением множества случаев опыта, а обобщение является не более чем созданные человеком идеи, не имеющими независимого существования.

В-третьих, у Юма поставлены проблемы, которая возникнет в современной физике. Считалось, что наука может познать всё, законы науки существуют объективно и не могут быть поставлены под сомнение философией. Так называемые законы природы являются лишь обобщением множества случаев опыта. Только такой опыт и существует, обобщение — не более чем созданные человеком идеи, не имеющие независимого существования. Ни пространство, ни время нельзя наблюдать и зарегистрировать при помощи приборов. Время — наша идея. Всё, что мы можем измерить — это серию изменений (бег, например) в соотношении с другой серией изменений (движения секундомера). Идеи Юма применимы и к атому. Никто не видел атома и не измерил его. Великий немецкий учёный В. Гейзенберг считал, что невозможно описать такой феномен, как атом. Всё, что мы можем делать — вести наблюдения и составить описание явлений. Данные можно прочитать только как серию таблиц, не относящихся к единой “картине” атома. Сходство между таблицами данных, не привязанных к общей картине, и простыми впечатлениями Юма — несомненно.

Наконец, с Юма начинается крах рациональности и возрастание алогизма, иррационализма в философии. Начиная с намерения быть сенсуалистичным и эмпиричным, не принимать ничего на веру и всё выводить только из опыта, Юм пришёл к выводу о том, что ничто нельзя познать путём опыта и наблюдения. Разум есть и должен быть рабом аффектов и не может претендовать на какую-либо другую должность, кроме служения и послушания им.

5.189.137.82 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам.

Юм Дэвид это:

Юм Дэвид (1711-1776) — крупнейший английский философ, историк, экономист и публицист.

Родился в шотландской дворянской семье, в Эдинбурге. Получил широкое юридическое образование в Эдинбургском университете. Основные философские труды: «Трактат о человеческой природе» (1739-1740), «Исследование о человеческом познании» (1748), «Исследование о принципах морали» (1751), «Эссе» (1752), «Естественная история религии» (1757). Работая библиотекарем Эдинбургского общества адвокатов, он подготовил восьмитомную «Историю Англии».

Юм — последний из трех английских эмпиристов после Локка и Беркли. В отношении сенсуализма он продолжал линию Локка, и его главный труд по философии «Исследование о человеческом познании» посвящен гносеологической проблематике. Сенсуалистически решая вопрос о природе наших знаний, по вопросу об их источнике Юм занимает позицию, отличную как от позиции Локка, так и от позиции Беркли. Согласно Юму, опытное познание состоит из восприятий, которые сходны с «идеями» Локка и Беркли. Однако он не принимает утверждения Локка о том, что внешний мир — источник этих простых идей. В то же время Юм полемизирует также и с Беркли, который считает, что «идеи» (т.е. ощущения) — это и есть сама реальность, мир, вещи. Юм утверждает, что мы не можем доказать существование внешнего мира как источника наших ощущений. Он полагает, что в процессе познания мы имеем дело лишь с содержанием наших ощущений, а не с их источником. Поэтому мы не можем доказать ни то, что мир объективно существует, ни то, что он не существует.

Все восприятия Юм разделял на два вида: «впечатления» и «идеи». Впечатления бывают первичными и вторичными. Первичные — это впечатления внешнего опыта, вторичные — впечатления внутреннего опыта. Если к первым относятся ощущения, то ко вторым — желания, страсти и т.д. Впечатления внешнего и внутреннего опыта порождают простые идеи, к которым относятся образы памяти и воображения.

Идеи могут соединяться между собой и, таким образом, находиться в определенных отношениях. Юм насчитывает три типа таких отношений, или, как он их называет, ассоциаций. Ассоциации Юм рассматривает как нечто настолько важное для человеческой природы, что называет их принципом.

Первый вид — это ассоциации по сходству. Например, портрет друга, который в данный момент отсутствует, способен породить в нас идею о нем в силу того, что этот портрет и образ друга имеют сходство. Но такого рода ассоциации часто приводят к ошибкам.

Второй вид — это ассоциации по смежности в пространстве и времени. Например, впечатления и воспоминания о родном доме яснее, если находишься на более близком расстоянии от него, чем тогда, когда находишься вдали.

Третий тип — это ассоциации причинности, которые чаще всего встречаются в жизни.

Ассоциации для Юма — один из видов отношений, которых он насчитывает довольно много, но из всех отношений причинные отношения — основные, и на них он сосредоточивает свое главное внимание. Учение о причинности — центр его гносеологии.

Юм задается следующими вопросами: имеют ли объективное существование причинные связи, почему люди считают причинные связи объективно существующими, какое значение имеют причинные связи для науки.

Юм полагал, что нельзя доказать наличие в мире причинной связи, так как следствие не похоже на то, что называется причиной. Мы обычно решаем вопрос о существовании причины следующим образом: сначала фиксируем пространственную смежность расположения двух событий и их регулярное чередование, а затем на основании этого приходим к выводу о существовании причинной связи. В этом случае мы совершаем, по мнению Юма, логическую ошибку: после этого — значит, по причине этого (post hoc, eigo propter hoc). На основании такой ассоциации мы начинаем думать, что подобное следование событий является устойчивым и имеет тем самым причинную связь. У нас появляется вера в эту причинную связь.

Свой скептицизм Юм распространял в основном на философский анализ познания. В обыденной же жизни он признавал, что мы не сомневаемся в том, что если бросить камень, то он упадет на землю, но здесь мы не руководствуемся философским мышлением, а ожидаем того, что происходило уже много раз.

Юм отвергает понятие субстанции. Он рассматривает его как иллюзию, которая возникает потому, что, по мнению Юма, в нашем сознании одни и те же впечатления возвращаются после того, как они прерваны при восприятии.

Юм утверждал, что наши доказательства истинности христианской религии являются более слабыми, чем доказательства истинности наших чувств. Он не признает утверждения, что религия основывается на доводах разума или на том, что в ней очень нуждаются. Он писал: «Первоначальная религия человечества порождается главным образом тревожным страхом за будущее» [Сочинения. М. 1965. Т. 2. С. 429].

Вместо религиозной веры Юм выдвигает привычку обыденного сознания верить в установленный порядок, а также так называемую «естественную религию» — веру в сверхприродную причину. Юм отвергает доказательства существования Бога, которые основываются на несовершенстве человека или на целесообразном устройстве мира.

Юм исходит из признания неизменной человеческой природы. Человек, согласно Юму, сформировался как существо, которое склонно к ошибкам и аффектам, оно мало руководствуется разумом и строгими понятиями. В противовес сторонникам этического интеллектуализма Юм доказывает, что поведение человека не определяется одним лишь интеллектом, и указывает, что в моральной жизни человека большую роль играет чувственность. Юм отделяет разум от нравственности, при этом для него часто пропадает императивный характер моральных норм. По мнению Юма, этику должны интересовать прежде всего мотивы поступков, свидетельствующие о психологических особенностях людей. Мотивы же наших поступков являются их причинами. Отсюда следует вывод, что свобода воли не существует.

Исследуя мотивы человеческих действий, Юм приходит к утилитаризму. «Большинство людей охотно соглашаются с тем, что полезные качества духа добродетельны именно в силу своей полезности. Такой взгляд на дело столь естествен и так часто встречается, что лишь немногие задумываются над тем, признать ли его. Но если допустить его, необходимо следует признать и силу симпатии» [Соч. Т. 1. С. 785].

Вместе с тем утилитаризм Юма сочетался с его альтруизмом, так как он утверждал, что в межличностных отношениях господствует чувство симпатии, солидарности, благожелательности.

Юм стоит на позициях общественного договора. Он утверждал, что общество развилось из семейных и родовых отношений на основе чувства симпатии. Потребности и стремление к достижению прибыли — движущая сила развития общества.

С этими взглядами тесно связаны его воззрения по политической экономии. Он рассматривал прибыль в качестве одной из движущих сил развития производства. Его взгляды в области политической экономии оказали воздействие на формирование идей Адама Смита.

Великие философы: учебный словарь-справочник. — М. Логос. Л. В. Блинников. 1999 .

/ Дэвид Юм. Иррационалистический итог эмпиризма

ДЭВИД ЮМИ ИРРАЦИОНАЛИСТИЧЕСКИЙ ЭПИЛОГ ЭМПИРИЗМА.

XVIII век в истории Западной Европы называется эпохой Просвещения. В английской философии идеи этой эпохи наиболее яркое выражение нашли в творчестве Дж. Локка, Дж. Толанда и др. во Франции — в работах Ф.Вольтера, Ж.-Ж. Руссо, Д.Дидро, П.Гольбаха, в Германии — в произведениях Г.Лессинга, И.Гердера, молодого Канта и Г.Фихте.

В конце ХVI — начале XVII в.в передовых странах Западной Европы зарождается капиталистический способ производства. Разложение феодальных отношений и зарождение капиталистических изменяет всю духовную жизнь общества. Регилия утрачивает господствующее влияние на развитие науки и философии. Возникает новое мировоззрение, отвечающее интрересам развития науки о природе. И.Ньютон формулирует основные законы классической механики, открывает закон всемирного тяготения. У.Гарвей делает открытие кровообращения и исследует его роль. Згачительный вклад в развитие механики,физики, математики вносят выдающиеся философы Р.Декарт и Г.Лейбниц. Свою главную задачу философы и естествоиспытатели видят в увеличении власти человека над природой и в совершенствовании самого человека.

Прежде всего, следует отметить, что эпоха Просвещения — это период разложения феодальных отношений и интенсивного развития капитализма, глубоких перемен в экономической, социально-политической и духовной жизни народов стран Западной Европы. Потребности капиталистического способа производства стимулировали развитие науки, техники, культуры и образования. Изменения в общественных отношениях и общественном сознании служили предпосылкой для раскрепощения умов, освобождения человеческой мысли от феодально-религиозной идеологии, становления нового мировоззрения.

Бесплодная схоластичская псевдонаука, которая основывалась на церковном авторитете и умозрительных обобщениях, постепенно уступила место новой науке, опирающейся прежде всего на практику. Бурное развитие естествознания, особенно механико-математических наук оказало сильное влияние на развитие философии. Перед философией на одно из первых мест выдвинулась задача создания и обоснования метода научного познания.

Отличительной чертой философии эпохи Просвещения по сравнению с традиционной схоластикой можно назвать новаторство . Философы со всей страстью ума и души стремились пересмотреть, проверить на истинность и прочность унаследованные знания.

СХОЛАСТИКА (от лат. scholastica, schole — учёная беседа, школа) — средневековая латинская теологическая философия; представляет собой объединённую христианским мировоззрением и общим языком науки и образования — латынью.

Поиск рационально обосновываемых и доказуемых истин философии, сравнимых с истинами науки . — другая черта философии Просвещения. Трудность, однако состояла в том, что философские истины, как обнаружилось впоследствии, не могут иметь аксиоматического характера и не могут доказываться принятыми в математике способами. Впоследствии это увлечение прошло, но стремление ориентировать философию на точные науки оставалось господствующим на протяжении всего нового времени. Ещё в XIX и особенно в XX веке стало распространяться мнение, что классическая философия эпохи Просвещения преувеличивала значение научного, рационального, логического начал в человеческой жизни и соответственно в философском мышлении. и действительно, в массе своей философия XVIII века была рационалистической. Здесь слово «рационализм» употребляется в широком смысле, объединяющем и «эмпиризм», возводящий все знания к опыту, чувственному познанию, и «рационализм» в узком смысле, отыскивающий основания и опыта и внеопытного знания в рациональных началах. Философы XVIII века вместе с тем интересовались не только рациональным познанием, но и познанием с помощью чувств — к нему особенно внимательны просветители — сторонники эмпиризма (например, Локк, Юм).

РАЦИОНАЛИЗМ (лат. rationalis – разумный) – В гносеологии рационализм понимается в широком и узком смысле.

В широкомпротивостоит иррационализму. Здесь рационализм – учение, по которому познание и сознание также можно представить в качестве системы. В сознании устойчивыми, воспроизводимыми элементами и связями являются слова и нормы языка, логики. В познании рационализм раскрывается через нормы рациональности. Рационализм наиболее выраженно представлен в науке.

В узком смысле рационализм противостоит эмпиризму и сенсуализму. Здесь рационализм утверждает, что в нашем сознании есть знание, которое нельзя вывести, дедуцировать, из эмпирических данных. Более того, для того, чтобы иметь возможность ориентироваться в мире, необходимо наличие некоторого предзнания, которое носит универсальный, всеобщий, необходимый характер .

К рационалистам в узком смысле слова можно отнести Декарта (теория врождённых идей) и Канта (априорные формы познания).

ЭМПИРИЗМ (от греч. empeiria – опыт) – направление в теории познания, считающее чувственный опыт основным источником знания. В истории философии эмпиризм всегда был тесно связан с сенсуализмом. В европейской философии Нового времени эмпиризм сложился в одну из основных концепций теории познания, ориентированных на практику научного исследования внешнего мира. Основоположником и крупнейшим поборником эмпиризма стал Ф.Бэкон. Различные элементы эмпиризма развивались затем Локком, многими просветителями XVII-XVIII вв. в особенности Кондильяком. Эмпиризм часто противопоставляется рационализму (в узком смысле). подчёркивающему преимущественную роль ума в происхождении и функционировании знания.

СЕНСУАЛИЗМ ( от лат. sensus – восприятие, чувство, ощущение) – одно из основных направлений в понимании происхождения и сути знания, достоверность которого определяется сферой чувств. Сенсуализм – обязательный компонент эмпиризма.

Как составную часть эмпиризма принципы сенсуализма развивали Гассенди, Гоббс и Локк. беря за основу традиционную формулу «нет ничего в уме, чего прежде не было бы в чувстве ». С другой стороны, в системе воззрений Беркли и Юма сенсуализм трактовался как явление только внутреннего опыта. не дающее оснований для заключения о свойствах внешних вещей. Такая позиция в марксистской традиции называется субъективным идеализмом .

ИРРАЦИОНАЛИЗМантитеза рационализму. В гносеологии – учение о непознаваемости иррационального мира с помощью логики, понятийного мышления, науки. Иррационализм необходимо отличать от агностицизма. Иррационалисты предлагают примерно следующий набор познавательных средств. экстаз (неоплатоники),апофатизм (Псевдо-Дионисий Ареопагит, М.Экхарт и др.),откровение (христианство),озарение, нирвана (буддситы, А.Шопенгауэр),мистическая интуиция, любовь (христианство, экзистенциализм),эмпатия (гуманистическая психология).

Рационализму в широком смысле противостоит иррационализм. Необходимо подчеркнуть, что Дэвид Юм, развивая свою концепцию, пришёл к отрицанию онтологического статуса принципа причинности . проблематичному скептическому разуму Юм противопоставил инстинкт и элемент алогичности, связанный со страстями и чувствами. Даже сам философский разум, потребность исследования которого признавалась первостепенной задачей, в определенные моменты Юмом представлялся чем-то вроде инстинкта. В итоге у Юма последнее слово осталося за инстинктом, т.е. феноменом иррациональным(!). Именно поэтому Бертран Рассел в своей работе «История западной философии» утверждает, что философия Юма представляет собой крушение рационализма XVIII века. Бертран Рассел. История западной философии и её связи с политическими и социальными условиями от античности до наших дней: В трёх книгах. Издание 3-е, стереотипное. Москва, Академический Проект, 2000. стр. 616.

Философия раннего Просвещения ещё сохраняла традиции скептицизма . Французский мыслитель Пьер Бейль убеждал, что релиниозные догматы невозможно рационально обосновать, а в философии и науке недопустимо претендовать на абсолютно истинное несомненное знание. В середине XVIII в. философский скептицизм перепождпется в агностицизм (Д.Юм, И.Кант). Сомнения остаются спутником познания. Но теперь они не сознаются как непреодолимое препятствие для достижения истинного знания. Ограничено, неполно, а потому и неокончательно всякое знание, но безграничен процесс познания, — доказывают просветители. Становится ясным, что всегда есть то, что остаётся за гранью нашего понимания.

Дэвид Юм (1711-1776) — шотландскийфилософ, представительэмпиризмаиагностицизма, один из крупнейших деятелей шотландского Просвещения, — порицая отказ от преемственности в теориях и концепциях, когда учёные, «претендуя на то, чтобы открыть миру что-либо новое в области философии и наук, путем порицания всех систем, предложенных их предшественниками, набивают цену собственным», стремился преодолеть традиционно резкое (в духе рационализма) противопоставление опыта и разума, отойти от крайностей в философских трактовках человека.

Полагая, что «все науки в большей или меньшей степени имеют отношение к человеческой природе», Юм попытался применить собственно научный экспериментальный метод к «человеческой природе». Анализируя приводимые учёным доводы, необходимо отметить, что просветительская миссия Юма, по его замыслу, состояла в том, чтобы своим исследованием открыть дорогу всем прочим наукам: «Невозможно сказать, какие изменения и улучшения мы могли бы произвести в этих науках, если бы были в совершенстве знакомы с объемом и силой человеческого познания. а также могли объяснить природу как применяемых нами идей. так и операций. производимых нами в наших рассуждениях .» В связи с этим Юм приходит к разработке философской концепции человека, в качестве первооснования которой должна была выступить теория познания. При рассмотрении природы восприятий (перцепций) человеческого ума для последовательности и стройности в рассуждениях Юм выделяет два основых рода таковых: впечатления и идеи, — что становится своеобразным базисом дальнейшей теоретической работы. Следует признать, что Д.Юм создал свою оригинальную концепцию познания, которая оказала большое влияние на весь процесс развития философской мысли.

В своих трудах Д.Юм сформулировал основные принципы агностицизма (учения в гносеологии, отрицающего возможность достоверного познания сущности материальных систем. закономерностей природы и общества). Юм поставил проблему объективности причинно-следственных связей, указывая на такую её трудность, как недоказуемость. Действительно, следствие не содержится «внутри» причины ни физически, ни логически. Оно невыводимо из неё и на неё непохоже. Следует отметить, что здесь, по существу, затронут важный вопрос о статусе категорий или всеобщих понятий, — выводимы ли они из опыта? Юм считает, что нет.

Юм поднял эмпиризм до уровня, как говорится, геркулесовых столбов, исчерпав все возможности его развития. Он отказался от онтологических предпосылок, занимавших важное место у Гоббса, от заметного влияния рационализма — у Локка, от поглощавших мысли Беркли религиозных интересов и многих остаточных принципов метафизической традиции.

Дэвид Юм родился в Эдинбурге в семье небогатого шотландского дворянина-землевладельца в 1711 г. Еще в юности он пристрастился к изучению философии, причем это увлечение было настолько глубоким, что он решительно воспротивился желанию родителей сделать его адвокатом (как отец). Учился будущий ученый в Эдинбургском университете.

Уже в 1729 г. в восемнадцатилетнем возрасте Юм обладая мощной интуицией, которая, по его собственному признанию, открыла ему «новое поприще мысли» (a new scene of thought), замыслил новую «науку о человеческой природе».

Вместе с «новым поприщем мысли» зародилась идея «Трактата о человеческой природе » (1734-1737) — первого сочинения Юма; после многочисленных доработок, исправлений и дополнений трактат стал шедевром его творческого наследия. Однако Юму не удалось войти в академическую среду из-за демонстративно атеистических и скептических воззрений. Зато в других областях деятельности Юму сопутствовал успех. В 1745 г. он был наставником-компаньоном маркиза Анэндаля. В 1746 г. став секретарем генерала Сен-Клера, Юм участвовал в дипломатической миссии в Вене и Турине. С 1763 по 1766 г. будучи секретарем английского посла в Париже он близко познакомился с Д’Аламбером, Гельвецийем, Дидро и др. деятелями французского Просвещения.

В 1766 г. Юм, вернувшись в Англию, пригласил к себе Руссо и предложил ему помощь и покровительство, но вскоре больной Руссо обвинил Юма в организации заговора с целью погубить его. Этот казус вызвал множество пересудов и вынудил Юма обнародовать собственные доводы и соображения по этому поводу. С 1767 г. Юм занимал должность помощника государственного секретаря. Выйдя в отставку с солидной пенсией в 1769 г. он поселился у себя на родине, в Эдинбурге, где и провел в умиротворении последние годы жизни, посвятив себя исключительно занятиям любимыми предметами.

Хотя для современников Юма «Трактат» оставался практически неизвестным, оригинальность «нового поприща мысли» очевидна.

Основная проблема философии Юма

Как и другие представители британской философии XVII-XVIII вв. Д.Юм бы сторонником эмпиризма. Основой всего процесса познания, с точки зрения шотландского мыслителя, является опят. Трактовка опыта в учении Юма в значительной мере совпадает сберклианксой. Юм, также каки Беркли,исключает из понятия опятаобъект, существование материального мира вещей, независимых от нашего сознания. Юм утверждает, что человеческому уму недоступно ничего, кроме образови восприятий. То,что стоит заэтими образами и восприятиями, с точки зрения Юма, не поддаётся рациональному обоснованию. Но это совсем не означает, что Юм вообще отрицает существование материального мира, о котором свидетельствуют данные органов чувств. Радугин А.А. Философия: курс лекций. 2-е изд. перераб. и дополн. Москва, Центр, 2004. стр. 131 По его мнению, люди, в силу природного инстинкта или предрасположенности, готовы верить своим чувствам.Вполне очевидно и то, что люди, следуя этому слепому и могучему инстинкуту,всегдасчитают, что образы,доставляемые чуствами и есть внешние объекты,но не подозревают, что первые — не что иное, как представление вторых. Таким образом, Юм сводит всю задачу философии к исследованию субъективного мира человека. его образов, восприятий, определению тех отношений, которые складываются между ними в человеческом сознании.

Итак, основную проблему философии Юма — проблему познания можно представить в виде вопроса: «Как происходит процесс познания человеком?» . На начальном этапе Дэвид Юм рассматривает содержание человеческого ума, описываемого им в форме перцепций, сводимых к впечатлениям и идеям. Проводя классификацию впечатлений и идей и утанавливая предшественность первых, философ тем самым выводит два основных принципа науки о человеческой природе («простые впечатления всегда предшествуют соответствующим идеям, но никогда не появляются в обратном порядке»; «воображению свойственна свобода перемещать и изменять свои идеи»). На втором этапе Д.Юм определяет происхождение впечатлений. Следуя разработанной Локком терминологии, он делит все впечатления на «впечатления ощущения» и «впечатления рефлексии», таким образом доказывая относимость и те и других к опытному восприятию. Поскольку Юм отрывает содержание познания от внешнего мира, вопрос о связи между идеями и вещами для него отпадает. Существенным вопросом дальнейшего исследования познавательного процесса становится для него вопрос о связи между различными идеями. Теперь можно отметить третий этап развития философии Юма: эта проблема формулируется им как проблема ассоциации идей.

Кульминация развития Юмовской мысли (четвёртый этап ), содержащая оригинальную и ценную специфику, заключается в критике понятия причинности. Таким образом, поставив проблему объективного существования причинно-следственных связей, Юм решил её с позиций агностицизма. Он пологал, что существование причинно-следственных связеё недоказуемо, так как то, что считается следствием не содержится в том, что считается причиной. Следствие логически невыводимо из причины и не похоже на неё. Юм раскрыл психологический механизм такого представления о причинности. На данном этапе философ пришёл к ответу, что основанием всех наших заключений, касающихся отношений причины и следствия, является опыт.

В итоге . утверждая о том, что скептицизм «может принести пользу человеческому роду «, Юм приходит к выводу об «ограниченных возможностях человеческого разума «. При ближайшем рассмотрении, по Юму, эти возможности ограничиваются познанием отношений между идеями, а следовательно, довольствуются математическими знаниями. Все остальные исследования касаются фактических данных, поддающихся констатации, но не доказательству. Заключение философа таково: вовсех этих областях хозяином является опыт, а не рассуждение . Значит, эмпирические науки основаны на опыте, нравственность зиждется на чувствах, эстетика — на вкусах, религия — на вере и откровении.

«Новое поприще философии», или «наука о человеческой природе»

Заглавие «Трактат о человеческой природе» и определение в подзаголовке — «Попытка применить основанный на опыте метод рассуждения к моральным предметам» — подчеркивают существенные черты «нового поприща философии». Юм констатирует тот факт, что на основе наблюдений и экспериментального метода, предсказанного еще Бэконом, Ньютон создал образ физической природы; теперь остается применить готовый метод также и к человеческой природе. иными словами, не только к объекту. но и к субъекту .

Английские философы- моралисты — среди которых Юм приводит (помимо Локка) Шефтсбери, Мандевиля, Батлера, Хатчесона — за промежуток времени, примерно равный тому, который разделял Фалеса и Сократа, стали «переносить науку о человеке на новую экспериментальную почву».

Юм вполне убежден, что «наука о человеческой природе» будет еще более важной, чем физика и остальные науки. потому что все эти науки «в различной мере зависят от природы человека». Действительно, если бы мы смогли полностью объяснить «величие и силу человеческого разума», а не только «природу представлений, которыми мы пользуемся, и действий, которые мы выполняем в ходе наших рассуждений», то мы бы сумели добиться огромного прогресса и во всех других областях знания.

Вот что пишет по этому вопросу Юм в одном из программных предложений: «Единственный способ, с помощью которого мы можем надеяться достичь успеха в наших философских исследованиях, состоит в следующем: оставим тот тягостный, утомительный метод, которому мы до сих пор следовали, и, вместо того чтобы время от времени занимать пограничные замки или деревни, будем прямо брать приступом столицу, или центр этих наук, — саму человеческую природу ; став, наконец, господами последней, мы сможем надеяться на легкую победу и над всем остальным. С этой позиции мы сможем распространить свои завоевания на все те науки, которые наиболее близко касаются человеческой жизни, а затем приступить на досуге к более полному ознакомлению и с теми науками, которые являются предметом простой любознательности. Нет сколько-нибудь значительного вопроса, решение которого не входило бы в состав науки о человеке, и ни один такой вопрос не может быть решен с какой-либо достоверностью, пока мы не познакомимся с этой наукой. Итак, задаваясь целью объяснить принципы человеческой природы, мы в действительности предлагаем полную систему наук, построенную на почти совершенно новом основании, причем это основание единственное, опираясь на которое науки могут стоять достаточно устойчиво».

«Впечатления» и «идеи». «Принцип ассоциации»

Вслед за Локком и Беркли, Юм осмысливает опыт, в значительной мере, как процесс. Однако структура опыта в концепции Д.Юма имеет ряд особенностей. Основными элементамичеловеческого разума, по Юму, являются перцепции, «восприятия «, которые разделяются на два больших класса. называемых Юмом «впечатлениями» (impressions) и «идеями». Между первыми и вторыми он устанавливает два различия: а) первое различие относится к силе и яркости. с которыми «впечатления» и «идеи» появляются в нашем разуме; б) второе различие, в противоположность первому, касается порядка и временной последовательности. с которыми они появляются.

«Различие между впечатлениями и идеями состоит в степени силы и живости, с которой они поражают наш ум и прокладывают путь в сознание. Те восприятия (перцепции), которые входят в сознание с наибольшей силой, мы назовем впечатлениями . причем я буду подразумевать под этим именем все наши ощущения, аффекты и эмоции при первом их появлении в душе. Под идеями же я буду подразумевать слабые образы этих впечатлений в мышлении и рассуждении». Последствием стало резкое сокращение разницы между чувствованием и мышлением. просто сведенной к степени интенсивности: чувствовать значит иметь более яркие (живые) восприятия (ощущения ), тогда как думать означает иметь более слабые восприятия (идеи ). Получается, что всякое восприятие носитдвойственный характер. оно ощущается (живым, ярким образом) как впечатление и обдумывается (в более слабой форме) как идея.

Относительно второго пункта Юм подчеркивает, что он представляет собой вопрос максимального значения, поскольку связан с проблемой приоритета одного из двух типов восприятия: зависит ли идея от впечатления или наоборот? Ответ Юма однозначен: первоначальным является впечатление, а зависимой от него — идея. Вот цитата, разъясняющая эту концепцию: «Чтобы узнать, что от чего зависит, я рассматриваю порядок их первого появления «, нахожу при помощи постоянного опыта, что простые впечатления всегда предшествуют соответствующим идеям, но никогда не появляются в обратном порядке. Чтобы наделить ребенка идеей красного или оранжевого цвета, сладкого или горького вкуса, я предлагаю ему объекты или, другими словами, доставляю ему эти впечатления, а не прибегаю к абсурдной попытке вызвать в нем впечатления, возбуждая идеи. Наши идеи при своем появлении не производят соответствующих им впечатлений, мы не можем ни воспринять какой-нибудь цвет, ни испытать какое-либо ощущение, просто думая о них. С другой стороны, мы находим, что всякое духовное или телесное впечатление постоянно сопровождается сходной идеей, отличающейся от него только по степени силы и живости. Постоянное соединение наших сходных восприятий — убедительный довод в пользу того, что одни из них являются причинами других, а первичность впечатлений — столь же убедительный довод в пользу того, что причинами наших идей являются наши впечатления. а не наоборот».

Значит, отсюда берет начало первый принцип науки о «человеческой природе», который в синтезированном виде звучит следующим образом: «Все простые идеи происходят, прямо или косвенно, от соответствующих им впечатлений». Этот принцип, по мнению Юма, снимает вкорне вопрос о врожденных идеях, который вызвал столько споров в прошлом; идеи могут появиться у нас только после получения впечатлений, поэтому именно последние — и только они — являются первоисточником.

Однако необходимо вспомнить еще об одном важном различии: существуют простые впечатления (например, красный цвет, тепло и т.п.) и сложные впечатления (например, впечатления от яблока). Простые впечатления поступают к нам непосредственно как таковые; сложные идеи, напротив, могут быть копиями простых впечатлений, но также могут быть и результатом многочисленных комбинаций, различными способами складывающихся в нашем интеллекте. В самом деле, помимо способности памяти. воспроизводящей идеи, мы также обладаем еще и способностью воображения. обладающей свойством разными способами представлять и компоновать представления. По утверждению Юма, «это очевидное последствие разделения идей на простые и сложные: как только воображение воспримет различие между идеями, оно легко сможет произвести их разделение», а потом создать целый ряд последующих комбинаций.

Поскольку Юм отрывает содержание познания от внешнего мира, вопрос о связи между идеями и вещами для него отпадает. Существенным вопросом дальнейшего исследования познавательного процесса становится для него вопрос о связи между различными идеями. В постановке Юма эта проблема формулируется как проблема ассоциации идей. Юм утверждает, что «человеческой природе» изначально присуще некоторое важное свойство или «принцип». Таким принципом он объявляет принцип ассоциации.В отношениях между идеями существует некая «сила» (несколько напоминающая ньютоновскую силу тяготения, которая притягивает друг к другу физические тела, даже если они разного характера), выражаемая принципом ассоциации . описанным Юмом в цитируемом отрывке, ставшем поистине классическим: «Если бы идеи были совершенно разрозненными, только случай соединял бы их, одни и те же простые идеи не могли бы регулярно соединяться в общие (как это обычно бывает), если бы между ними не существовало некоего связующего начала, некоего ассоциирующего качества, с помощью которого одна идея естественно вызывает другую. Этот соединяющий идеи принцип не следует рассматривать как нерасторжимую связь. ибо таковой, как уже было сказано, для воображения не существует. Таких качеств. из которых возникает эта ассоциация и с помощью которых ум переходит указанным образом от одной идеи к другой, три. а именно: сходство. смежность во времени или пространстве, причина и действие «.

Сущность этого принципа, по его мнению, непознаваема. Но его внешние проявления обнаруживаются в трёх типах ассоциации идей. Первый тип- ассоциация по сходству. По этому типу ассоциации мы познаём подобное так, каки если бы мы увидели какого-либо человека, то мы сразу оживим в памяти образ этого человека. Второй тип — ассоциации по смежности в пространстве и времени. Юм считает, что, если находишься недалеко от дома, то мысль о близких значительно ярче и живее, чем в случае, если бы ты находился от дома на значительном расстоянии. Третий тип — ассоциация причинности. Следует отметить, что согласно Юму, все эти типы ассоциаций или принципы не являются врождёнными свойствамичеловеческого сознания, а получены из опята.

Не вызывает сомнений ценность второйгопринципаЮма. являющегося непосредственным следствием первого: чтобы проверить и доказать убедительность всякой обсуждаемой идеи, необходимо указать соответствующее ей впечатление. С простыми идеями это не вызывает трудностей, поскольку ни одна простая идея не может у нас появиться, если мы прежде не получили соответствующего впечатления. В противоположность простым сложные идеи порождают трудности в силу многообразия и разнородности их возникновения. Именно на происхождение этих идей нацелено внимание философа.

ЮМ: биография жизнь идеи философия: ДЭВИД ЮМ

Английский историк, философ, экономист. В «Трактате о человеческой природе» (1748) развил учение о чувственном опыте (источника знаний) как потоке «впечатлений», причины которых непостижимы. Проблему отношения бытия и духа считал неразрешимой. Отрицал объективный характер причинности и понятие субстанции. Разрабатывал теорию ассоциации идей. Учение Юма — один из источников философии И. Канта, позитивизма и неопозитивизма.

Дэвид Юм родился в 1711 году в столице Шотландии Эдинбурге, в семье небогатого дворянина, занимавшегося юридической практикой. Близкие маленького Давида надеялись, что и он станет юристом, но, еще будучи подростком, тот заявил им, что испытывает глубочайшее отвращение к любому занятию, кроме философии и литературы. Однако отец Юма не имел возможности дать своему сыну высшего образования. И хотя Давид начал было посещать Эдинбургский университет, ему вскоре пришлось отправиться в Бристоль попробовать свои силы в коммерции. Но на этом поприще он потерпел неудачу, и мать Юма, на которую после смерти мужа легли все заботы о сыне, не стала препятствовать его поездке во Францию, куда он и отправился в 1734 году, чтобы получить образование.

Дэвид жил там в течение трех лет, из которых значительную часть провел в иезуитском колледже Ля-Флеш, где когда-то учился Декарт. Любопытно, что оба эти воспитанника иезуитов стали главными выразителями принципа сомнения в новой философии. Во Франции Юм написал «Трактат о человеческой природе», состоявший из трех книг, который был затем опубликован в Лондоне в 1738–1740 годах. В первой книге рассматривались вопросы теории познания, во второй — психология человеческих аффектов, а в третьей — проблемы теории морали.

К главным для своей философии выводам Юм пришел сравнительно рано — в 25-летнем возрасте. Вообще все собственно философские работы, если не считать популярных очерков, были написаны им до 40 лет, после чего он посвятил себя истории и просветительской деятельности. В трактате почти нет точных ссылок на отечественных авторов, ибо он писался вдали от больших британских библиотек, хотя латинская библиотека в иезуитском колледже в Ля-Флеш была довольно большой. Труды Цицерона, Бейля, Монтеня, Бэкона, Локка, Ньютона и Беркли, а также Шефтсбери, Хатчесона и других английских моралистов, которые Юм изучал в юности, оказали на него очень большое влияние. Но Юм стал вполне оригинальным философом.

Поразительно рано созревшая и казавшаяся современникам во многом странной философия Юма сегодня признана неотъемлемым звеном в развитии английского эмпиризма (направление, которое считает чувственный опыт единственным источником знания) от Ф. Бэкона к позитивистам, которые считают знание лишь совокупным результатом специальных наук, а исследование мировоззренческих проблем, по их мнению, вообще не нужно.

Юм, придав решающее значение данным органам чувств в познании реальности, остановился в сомнении перед вопросом о бытии реальности, поскольку не верил в их содержательный характер. «Наша мысль… — писал Юм, — ограничена очень тесными пределами, и вся творческая сила ума сводится лишь к способности соединять, перемещать, увеличивать или уменьшать материал, доставляемый нам чувством и опытом». Это свидетельствует об эмпирическом характере его философии.

Юм, как и предшествующие ему эмпирики, доказывал, что принципы, из которых строится познание, имеют не врожденный, а эмпирический характер, ибо получены из опыта. Однако он выступает не только против априорных допущений, врожденных идей, но и не верит органам чувств. Иными словами, Юм сначала сводит все знания о мире к опытному познанию, а затем психологизирует его, сомневаясь в объективности содержания чувственных впечатлений. В «Трактате о человеческой природе» Юм пишет, что «скептик продолжает рассуждать и верить, хотя и утверждает, что не может защищать свой разум при помощи разума; в силу тех же причин он должен признавать и принцип существования тел, хотя и не может претендовать на доказательство его истинности с помощью каких бы то ни было аргументов…»

Читающая публика не поняла оригинальности труда Юма и не приняла его. В своей автобиографии, написанной им за полгода до смерти, Юм высказался об этом так: «Едва ли чей-нибудь литературный дебют был менее удачен, чем мой «Трактат о человеческой природе». Он вышел из печати мертворожденным, не удостоившись даже чести возбудить ропот среди фанатиков. Но, отличаясь от природы веселым и пылким темпераментом, я очень скоро оправился от этого удара и с большим усердием продолжал мои Занятия в деревне».

Главное философское сочинение Юма было написано, пожалуй, не таким уж трудным для понимания языком, но нелегко было разобраться в общей структуре произведения. «Трактат» состоял из неясно связанных друг с другом отдельных очерков, и чтение его требовало определенных умственных усилий. К тому же распространились слухи, что автор этих неудобочитаемых фолиантов атеист. Последнее обстоятельство впоследствии не раз мешало Юму получить преподавательскую должность в университете — как в родном Эдинбурге, где он в 1744 году тщетно надеялся занять кафедру этики и пневматической философии, так и в Глазго, где преподавал Хатчесон.

В начале 1740-х годов Юм попытался популяризировать идеи своего главного произведения. Он составил его «Сокращенное изложение…», но и эта публикация не вызвала интереса читающей публики. Зато Юм в это время установил контакты с наиболее значительными представителями шотландской духовной культуры. Особенно важное значение для дальнейшего имели его переписка с моралистом Ф. Хатчесоном и тесная дружба с будущим знаменитым экономистом А. Смитом, который встретился с Юмом, еще будучи 17-летним студентом.

В 1741–1742 годах Юм опубликовал книгу под названием «Моральные и политические очерки (эссе)». Она представляла собой сборник размышлений по поводу широкого круга общественно-политических проблем и наконец-то принесла Юму известность и успех.

За Юмом утвердилась слава писателя, умеющего в доступной форме разбирать сложные, но животрепещущие проблемы. Всего за свою жизнь он написал 49 очерков, которые в различных сочетаниях еще при жизни их автора выдержали девять изданий. В их число вошли также и очерки по экономическим вопросам, и собственно философские эссе, в том числе «О самоубийстве» и «О бессмертии души», а отчасти морально-психологические опыты «Эпикуреец», «Стоик», «Платоник», «Скептик».

В середине 1740-х годов Юму, чтобы поправить свое финансовое положение, пришлось сначала исполнять роль компаньона при душевнобольном маркизе Анэндале, а после этого стать секретарем генерала Сен-Клера, который отправился в военную экспедицию против французской Канады. Так Юм оказался в составе военных миссий в Вене и Турине.

Находясь в Италии, Юм переделал первую книгу «Трактата о человеческой природе» в «Исследование о человеческом познании». Это сокращенное и упрощенное изложение теории познания Юма, пожалуй, наиболее популярное его произведение среди тех, кто изучает историю философии. В 1748 году эта работа была издана в Англии, но она не привлекла к себе внимания общественности. Не вызвало у читателей большого интереса и сокращенное изложение третьей книги «Трактата…», которое под названием «Исследование о принципах морали» вышло в свет в 1751 году.

Непризнанный философ возвратился на родину в Шотландию. «Вот уже семь месяцев, как я завел свой собственный очаг и организовал семью, состоящую из ее главы, то есть меня, и двух подчиненных членов — служанки и кошки. Ко мне присоединилась моя сестра, и теперь мы живем вместе. Будучи умеренным, я могу пользоваться чистотой, теплом и светом, достатком и удовольствиями. Чего вы хотите еще? Независимости? Я обладаю ею в высшей степени. Славы? Но она совсем нежелательна. Хорошего приема? Он придет со временем. Жены? Это не есть необходимая жизненная потребность. Книг? Вот они действительно необходимы; но у меня их больше, чем сколько я могу прочесть».

В автобиографии Юм говорит следующее: «В 1752 году Общество юристов избрало меня своим библиотекарем; указанная должность не приносила мне почти никаких доходов, но давала возможность пользоваться обширной библиотекой. В это время я принял решение написать «Историю Англии», но, не чувствуя в себе достаточно мужества для изображения исторического периода продолжительностью в семнадцать веков, начал с воцарения дома Стюартов, ибо мне казалось, что именно с этой эпохи дух партий наиболее исказил освещение исторических фактов. Признаюсь, я был почти уверен в успехе данного сочинения. Мне казалось, что я буду единственным историком, презревшим одновременно власть, выгоды, авторитет и голос народных предрассудков; и я ожидал рукоплесканий, соответствующих моим усилиям. Но какое ужасное разочарование! Я был встречен криком неудовольствия, негодования, почти ненависти: англичане, шотландцы и ирландцы, виги и тори, церковники и сектанты, свободомыслящие и ханжи, патриоты и придворные — все соединились в порыве ярости против человека, который осмелился великодушно оплакать судьбу Карла I и графа Страффорда; и, что обиднее всего, после первой вспышки бешенства книга была, казалось, совсем забыта».

Юм начал издавать «Историю Англии» с томов, посвященных истории дома Стюартов в XVII веке, и в полном соответствии со своей этикой не мог всецело стать на одну сторону. Сочувствуя парламенту, он не одобрял и жестокой расправы в 1640-х годах над лордом Страффордом и Карлом I. Историю Юм рассматривает как своего рода прикладную психологию, объясняющую события переплетением индивидуальных характеров, воли и чувств, причем устойчивость ходу событий придает, по его мнению, привычка. Самое возникновение государства — результат упрочения института военных вождей, которым народ «привыкает» повиноваться.

Психологический подход Юма был непривычен для английской историографии XVIII века, ограничивавшейся партийно-пристрастной оценкой фактов. Лучше его подход вписывался в шотландскую историографическую традицию, в которой он предвосхитил позднейший романтико-психологический историзм Вальтера Скотта и других историков и писателей. (Между прочим, Юм всегда подчеркивал свою принадлежность к шотландской нации и никогда не стремился избавиться от заметного шотландского акцента). Как уже говорилось, первые тома «Истории Англии» были встречены английской публикой и правившей в 1750-х годах партией вигов сдержанно. Определенную роль в этом сыграл также скепсис Юма в отношении религии.

Этот скепсис, хотя и направленный только против дохристианских религий, явственно просматривается и в опубликованной Юмом в 1757 году «Естественной истории религии». Там он исходит из того, что «мать благочестия — невежество», а кончает тем, что «народ без религии, если такой найдется, стоит лишь немногим выше животных». Религиозные «истины» никогда не могут быть познаны, в них можно только верить, но они с психологической необходимостью возникают из потребности чувств. В Англии, которая к тому времени уже стала в основном протестантской страной, объективный подход Юма к роли католиков в событиях XVII века вызывал подозрения.

Юм поименно перечислял всех крупных деятелей католической и роялистской стороны, не упуская их заслуг, равно как и прегрешений. Это противоречило тому, что было принято в историографии вигов, изображавшей противников как сплошную косную и в основном безымянную массу. Всего Юмом было написано шесть томов, два из них были им переизданы. Уже второй том «Истории Англии» (1756) встретил более благоприятный прием, а когда вышли в свет последующие ее тома, издание нашло довольно много читателей, в том числе и на континенте. Тираж всех книг разошелся полностью, это сочинение было переиздано и во Франции.

Юм писал «я сделался не только обеспеченным, но и богатым человеком. Я вернулся на родину, в Шотландию, с твердым намерением более не покидать ее и приятным сознанием того, что ни разу не прибегал к помощи сильных мира сего и даже не искал их дружбы. Так как мне было уже за пятьдесят, то я надеялся сохранить эту философскую свободу до конца жизни».

Юм прочно обосновался в Эдинбурге, превратив свой дом в своего рода философско-литературный салон. Если на более раннем этапе своей деятельности он всемерно подчеркивал роль свободы как высшей и абсолютной ценности, то теперь в публикуемых им очерках по истории, морали, искусству (Юм — один из родоначальников жанра свободного очерка в английской литературе) все чаще проскальзывает мысль о большем значении законности по сравнению даже со свободой и о том, что лучше пойти на ограничение свободы, чем на отклонение от установившегося порядка.

Таким образом, сочинения Юма являли собой платформу для национального примирения либералов и монархистов, вигов и тори. Книги Юма переводили на немецкий, французский и другие европейские языки, он стал самым известным за пределами Англии британским автором того времени. Однако с восшествием на английский престол в 1760 году Георга III ситуация изменилась.

В 1762 году завершился 70-летний период правления вигов, а Юм с его объективной и подчас скептичной позицией стал восприниматься как «пророк контрреволюции». В1763 году окончилась война Англии с Францией из-за колоний, и Юм был приглашен на пост секретаря британского посольства при Версальском дворе. В течение двух с половиной лет, до начала 1766 года, он находился на дипломатической службе во французской столице, причем в последние месяцы исполнял обязанности британского поверенного в делах.

В Париже Юм был сторицей вознагражден за свои былые литературные неудачи — его окружили всеобщее внимание и даже восхищение, и философ даже подумывал о том, чтобы позднее остаться здесь навсегда, от чего отговорил его Адам Смит. Возник своеобразный социально-психологический парадокс и французские просветители-материалисты, и их идейные антиподы из придворно-аристократической клики горячо приветствовали труд Юма по истории Великобритании. Королевский двор был благосклонен к Юму потому, что тот в своих трудах частично реабилитировал Стюартов, и эта благосклонность неудивительна позднее, в годы французской реставрации, она проявится вновь.

Луи Бональд горячо рекомендовал французам читать исторические труды Юма, а в 1819 году при Людовике XVIII в Париже был издан новый перевод «Истории Англии». Вольтер, Гельвеций, Гольбах восприняли скептицизм Юма как революционное учение, как деизм (учение о Боге, сотворившем мир и далее не вмешивающемся в его дела) или даже атеизм. Гольбах называл Юма величайшим философом всех веков и лучшим другом человечества. О своей любви к Юму и о почитании его писали Дидро и де Бросс. Гельвеций и Вольтер превозносили Юма, приписывая ему авансом больше заслуг, чем их действительно у него было они надеялись, что от скептицизма и агностицизма в вопросах религии он перейдет к атеизму, и поощряли его к этому радикальному шагу.

Наиболее дружеские отношения установились у Юма с Ж. Ж. Руссо, и Юм, возвращаясь в Англию, пригласил его в гости. Однако по приезде в Лондон и затем в поместье Юма (1766) Руссо не смог примириться с чопорными британскими нравами, стал подозревать Юма в высокомерии, в пренебрежении к его сочинениям, а затем (и это была уже болезненная мнительность) в слежке за ним в угоду Гольбаху и другим — опять-таки мнимым — его врагам, в попытке похитить и присвоить его рукописи и даже в желании удержать его против воли в Англии пленником.

Юма, которому импонировало свободомыслие Руссо, теперь отпугивала резкость его отрицания цивилизации, науки, даже искусства, его готовность заменить монархию (столь удобную, с точки зрения Юма, для достижения межсословного компромисса) республикой в духе позднейшей якобинской. Юм так и не стал материалистом. В письме к Э. Милляру, своему издателю, философ признавался, что предпочитает пойти на мировую с церковниками, чем вслед за Гельвецием ввязаться в опасную перепалку с ними. В апреле 1759 года Юм писал Адаму Смиту, что книгу Гельвеция «Об уме» прочитать стоит, но «не ради ее философии». Известны иронические высказывания Юма о деизме Вольтера и еще более критические его замечания о «догматизме» «Системы природы» Гольбаха.

Что касается дружеских связей Юма с плебейским идеологом Ж. Ж. Руссо, то история их отношений чрезвычайно характерна былые приятели превратились во врагов. В1766 году, по возвращении на Британские острова, Юм получил пост помощника государственного секретаря. Яркие страницы дружбы Юма с французскими просветителями быстро потускнели в его памяти, зато он скоро оживил свои служебные связи с английскими дипломатами, что и помогло ему достичь столь высокого положения.

В1769 году Юм уходит в отставку и возвращается в родной город. Теперь он наконец-то смог осуществить свою давнишнюю мечту — собрать вокруг себя группу талантливых философов, литераторов и знатоков искусств, любителей естественных наук. Юм стал секретарем созданного в Эдинбурге Философского общества и занялся просветительской деятельностью. Деятели науки и искусств, который сплотились вокруг Юма в эти годы, составляли славу Шотландии. В этот кружок входили профессор моральной философии Адам Фергюсон, экономист Адам Смит, анатом Александр Монро, хирург Уильям Каллен, химик Джозеф Блэк, профессор риторики и литературы Хьюдж Блейр и некоторые другие известные в те времена, в том числе на континенте, деятели культуры.

Культурный расцвет Эдинбурга во второй половине XVIII века во многом был обязан деятельности этого кружка выдающихся ученых, послужившего базой для создания в 1783 году Адамом Смитом и историком Уильямом Королевского научного общества в Шотландии.

В начале 70-х годов XVIII века Юм не раз возвращался к работе над своим последним крупным произведением «Диалоги о естественной религии», первый набросок которых относится еще к 1751 году. Предшественником этих «диалогов» была, по-видимому, выпущенная в свет Юмом анонимно в 1745 году брошюра по вопросам религии. Эта брошюра до сих пор не найдена Юм так и не решился опубликовать при жизни «Диалоги», не без оснований опасаясь преследований со стороны церковных кругов. К тому же эти преследования уже давали о себе знать: начиная с 1770 года профессор из Эбердина Джемс Битти пять раз публиковал антиюмовский памфлет «Опыт о природе и непреложности истины: против софистики и скептицизма».

Весной 1775 года у Юма обнаружились признаки серьезного заболевания печени (оно в конце концов и свело его в могилу). Философ решил позаботиться о посмертной публикации своего последнего сочинения и включил в завещание особый пункт об этом. Но еще долго его душеприказчики уклонялись от выполнения его воли, ибо опасались неприятностей для себя.

Юм скончался в августе 1776 года в возрасте 65 лет. Адам Смит за несколько дней до смерти философа обещал опубликовать его «Автобиографию», присоединив к ней сообщение о том, как Юм провел свои последние дни. По утверждению Смита, философ остался верен себе и в последние часы жизни он делил их между чтением Лукиана и игрой в вист, иронизировал над сказками о загробном воздаянии и острил по поводу наивности собственных упований на скорое исчезновение у народа религиозных предрассудков.

* * *
Вы читали биографию философа, в которой описана жизнь, основные идеи философского учения мыслителя. Эту биографическую статью можно использовать в качестве доклада (реферата, сочинения или конспекта)
Если же вас интересуют биографии и идеи других философов, то внимательно читайте (содержание слева) и вы найдёте жизнеописание любого знаменитого философа (мыслителя, мудреца).
В основном же, наш сайт посвящён философу Фридриху Ницше (его мыслям, идеям, произведениям и жизни) но в философии всё связано, поэтому, трудно понять одного философа, совсем не читая всех остальных.
Истоки философской мысли следует искать в древности.
Философия Нового времени возникла благодаря разрыву со схоластикой. Символы этого разрыва — Бэкон и Декарт. Властители дум новой эпохи — Спиноза, Локк, Беркли, Юм.
В XVIII веке появилось идейное, а также философское и научное направление — «Просвещение». Гоббс, Локк, Монтескье, Вольтер, Дидро и другие выдающиеся просветители выступали за общественный договор между народом и государством ради обеспечения права на безопасность, свободу, благосостояние и счастье. Представители немецкой классики — Кант, Фихте, Шеллинг, Гегель, Фейербах — впервые осознают, что человек живет не в мире природы, а в мире культуры. Век XIX — век философов и революционеров. Появились мыслители, которые не только объясняли мир, но и желали изменить его. Например — Маркс. В этом же веке появились Европейские иррационалисты — Шопенгауэр, Кьеркегор, Ницше, Бергсон. Шопенгауэр и Ницше являются основоположниками нигилизма, философии отрицания, которая имела много последователей и продолжателей. Наконец в XX веке среди всех течений мировой мысли можно выделить экзистенциализм — Хайдеггер, Ясперс, Сартр. Исходным пунктом экзистенциализма является философия Кьеркегора.
Русская философия, по мнению Бердяева, начинается с философских писем Чаадаева. Первый известный на Западе представитель русской философии Вл. Соловьев. Религиозный философ Лев Шестов был близок к экзистенциализму. Наиболее почитаемый на Западе из русских философов — Николай Бердяев.
Спасибо за чтение!
.
© Copyright: Ницше и другие философы

ДАВИД ЮМ (1711-1776)

Давид Юм – выдающийся английский философ-эмпирик. Основной задачей философии считал всестороннее изучение человека с позиции эмпиризма. Он видел в философии руководство для практической деятельности. Юм развил учение об опыте как потоке впечатлений.

Проблему отношения бытия и духа считал неразрешимой. Философии Юма присущи идеи сомнения и скептицизма.

Одно из центральных мест в его философии занимает проблема причинности.

Основные произведения Давида Юма

  • «Трактат о человеческой природе»
  • «Исследования о человеческом познании»
  • «Исследование о принципах морали»

Предмет и смысл философии по Юму

По мнению Юма, предметом философии должна быть человеческая природа. В одном из главных произведений «Исследование о человеческом познании» Юм писал, что «философам следует сделать человеческую природу предметом умозрения и изучать ее тщательно и точно с целью открыть те принципы, которые управляют нашим познанием, возбуждают наши чувства и заставляют нас одобрять или порицать тот или иной частный объект, поступок или образ действий».

Он убежден, что «наука о человеческой природе» является более важной, чем физика, математика и остальные науки, потому что все эти науки «в различной мере зависят от природы человека». Если бы философия смогла бы полностью объяснить «величие и силу человеческого разума», то люди сумели бы добиться огромного прогресса и во всех других областях знания.

Юм считал, что предметом философского познания является человеческая природа. Что включает в себя этот предмет? По Юму, это исследование, во-первых, познавательных способностей и возможностей человека, во-вторых, способностей к восприятию и оценке прекрасного (эстетическая проблематика) и, в-третьих, принципов морали. Так, главный труд Юма называется «Трактат о человеческой природе» и состоит из трех книг: «О познании», «Об аффектах», «О морали».

Давид Юм о познании

Исследуя процесс познания, Юм придерживался основного тезиса эмпириков о том, что опыт является единственным источником наших знаний. Однако Юм предложил свое понимание опыта. Опыт, считает философ, описывает лишь то, что непосредственно принадлежит сознанию. Другими словами, опыт ничего не говорит об отношениях во внешнем мире, но относится лишь к освоению восприятий в нашем сознании, т. к. по его мнению, причины, порождающие восприятия, непознаваемы. Так, Юм исключил из опыта весь внешний мир и связал опыт с восприятиями.

По мнению Юма, познание основано именно на восприятиях. Восприятием он называл «все, что может быть представлено умом, пользуемся ли мы нашими органами чувств, или проявляем нашу мысль и рефлексию». Восприятия он делит на два вида – впечатления и идеи.

Впечатления – это «те восприятия, которые входят в сознание с наибольшей силой». К ним относятся «образы внешних объектов, сообщаемые уму нашими чувствами, а также аффекты и эмоции». Идеи же являются слабыми и тусклыми восприятиями, поскольку образуются из размышлений о каком-либо чувстве или объекте, которого нет в наличии. Также, Юм отмечает, что «все наши идеи, или слабые восприятия, выводятся из наших впечатлений, или сильных восприятий, и что мы никогда не можем помыслить о какой-либо вещи, которую никогда ранее не видели и не чувствовали в нашем собственном уме».

Следующим шагом в исследовании процесса познания Юмом является анализ «принципа соединения различных мыслей, идей нашего ума». Таким принципом он называет принцип ассоциации. «Если бы идеи были совершенно разрозненными, только случай соединял бы их, одни и те же простые идее не могли бы регулярно соединяться в общие (как это обычно бывает), если бы между ними не существовало некого связующего начала, некого ассоциирующего качества, с помощью которого одна идея естественно вызывает другую».

Юм выделяет три закона ассоциации идей – сходство, смежность во времени или пространстве и причинность. При этом он отмечал, что законы сходства и близости являются вполне определенными и могут фиксироваться чувствами. Тогда как закон причинности не воспринимается чувствами, поэтому его необходимо подвергнуть строгому испытанию эмпиризмом.

Давид Юм и проблема причинности

Одно из центральных мест в философии Юма принадлежит проблеме причинности. В чем суть этой проблемы? Научное познание преследует цель объяснить мир и все в нем существующее. Объяснение это достигается через исследование причин и следствий; объяснить – это и означает познать причины существования вещей. Уже Аристотель в «учении о четырех причинах» (материальной, формальной, действующей и целевой) зафиксировал условия, необходимые для существования всякой вещи. Убеждение в универсальности связи причин и следствий стало одним из оснований научного мировоззрения. Это прекрасно осознавал Юм, заметив, что все наши рассуждения относительно действительности основаны на «идее причинности». Лишь с помощью нее мы можем выходить за пределы нашей памяти и чувств.

Однако Юм считал, что «если мы хотим удовлетворительно решить вопрос о природе очевидности, удостоверяющей нам существование фактов, нужно исследовать, каким образом мы переходим к познанию причин и действий». Давайте предположим, писал Юм, что мы явились в мир неожиданно: в таком случае на основании текучести и прозрачности воды, мы не можем заключить, что в ней можно захлебнуться. Поэтому он делает вывод: «ни один объект не проявляет в своих доступных чувствам качествах ни причин, его породивших, ни действий, которые он произведет».

Следующий вопрос, который ставит Юм, – что лежит в основании всех заключений о существовании причинно-следственных связей между вещами? Опыт в том, что касается причинности, свидетельствует лишь о связи явлений во времени (одно предшествует другому) и их пространственно-временной смежности, но ничего не говорит и не может сказать в пользу действительного порождения одного явления другим. Причину и следствие нельзя обнаружить ни в отдельно взятом объекте, ни во многих одновременно воспринимаемых объектах, а потому у нас нет «впечатления причинного отношения». Но если связь причин и следствий не воспринимается чувствами, то, по убеждению Юма, ее никак нельзя доказать теоретически.

Поэтому идея причинности имеет исключительно субъективное, а не объективное значение и обозначает собой привычку ума.

Итак, причинная связь, в понимании Юма, – это всего лишь представления о таких объектах, которые в опыте всегда оказываются соединенными вместе в пространстве и во времени. Многократное повторение их соединения закрепляется привычкой, и все наши суждения о причинах и следствиях основаны исключительно на ней. А вера в то, что в природе и впредь будет сохраняться тот же порядок, служит единственным основанием для признания причинной связи.

Социальные взгляды Юма

По мнению Юма, в самой природе человека заложено тяготение к социальной жизни, одиночество мучительно и невыносимо. «Люди не могут жить без общества, а вступить в состояние ассоциаций не могут помимо политического правления».

Юм выступил против теории «договорного» происхождения государства и учения о естественном состоянии людей в период их дообщественной жизни. Учению Гоббса и Локка о естественном состоянии Юм противопоставил концепцию, согласно которой людям органически присущи элементы общественного состояния, и, прежде всего, семья.

В одном из разделов «Трактата о человеческой природе», озаглавленном «О происхождении справедливости и собственности», Юм писал, что переход к политической организации человеческого общежития был вызван необходимостью образовать семью, которая «может быть рассмотрена именно как первый и первичный принцип человеческого общества. Эта необходимость есть не что иное, как естественное взаимное желание, соединяющее [разные] полы и поддерживающее их союз, пока не появятся новые узы, связанные с их отношением к своим отпрыскам. Новые отношения становятся, таким образом, принципом связи между родителями и потомством и образуют более многочисленное общество, в котором правят родители, опираясь на свое превосходство в силе и уме, но в то же время сдерживают себя в применении своего авторитета естественным аффектом родительской заботы».

Так, с точки зрения Юма, к возникновению общественных связей ведут родительские, родственные отношения между людьми.

Давид Юм о происхождении государства

Происхождение государства Юм связывал, во-первых, с необходимостью организованно защищаться или нападать в условиях военных столкновений с другими обществами. Во-вторых, с осознанием выгоды от наличия более прочных и упорядоченных социальных связей.

Юм предлагает такое понимание социального развития. На первой его ступени складывается семейно-общественное состояние, в котором действуют определенные нормы морали, но нет органов принуждения, нет государства. Второй его ступенью является общественно-государственное состояние. Оно возникает в результате «увеличения богатств и владений», которое вызывало столкновения и войны с соседями, что в свою очередь придало военным вождям особо важную роль и значение.

Правительственная власть возникает из института военных вождей и с самого начала приобретает монархические черты. Правительство, по мнению Юма, появляется как инструмент социальной справедливости, орган порядка и гражданской дисциплины. Оно гарантирует неприкосновенность собственности, упорядоченную передачу ее на основе взаимного согласия и исполнение своих обязательств.

Лучшей формой правления государством Юм считал конституционную монархию. При абсолютной монархии, рассуждает он, неизбежны тирания и обнищание нации, а республика ведет к постоянной нестабильности общества. Соединение наследственной королевской власти с узкими прерогативами и буржуазно-дворянского представительства – это, по взглядам Юма, лучшая форма политического управления, которую он определяет как середину между крайностями (монархией и республикой) и как соединение деспотизма и либерализма, но с «преобладанием либерализма».

Специфика эмпиризма Юма. Значение его философии.

Юм в своей философии показал, что знание, основанное на опыте, остается всего лишь вероятностным и никогда не может претендовать на необходимость и общезначимость. Эмпирическое знание истинно лишь в границах прежнего опыта, и нет никаких гарантий, что будущий опыт не опровергнет его. Всякое знание, по Юму, может быть лишь вероятностным, но не достоверным, а видимость его объективности и необходимости есть следствие привычки и веры в неизменность опыта.

«Нужно сознаться, – писал Юм, – что природа держит нас на почтительном расстоянии от своих тайн и предоставляет нам лишь знание немногих поверхностных качеств объектов, скрывая от нас те силы и принципы, от которых всецело зависят действия этих объектов».

Общий итог философии Юма можно определить как скептицизм относительно возможности объективного познания мира, раскрытия его законов.

Философия Юма имела большое влияние на дальнейшее развитие европейской философии. Выдающийся немецкий философ Иммануил Кант со всей серьезностью воспринял многие из выводов Юма. Например, что весь материал знания мы получаем из опыта и что методы эмпирического познания не в состоянии обеспечить его объективность и необходимость и тем самым обосновать возможность теоретических наук и философии. Кант задался целью ответить на вопросы: почему вообще существует наука? как она может производить такое мощное и действенное знание? как возможно всеобщее и необходимое знание?

На скептицизме Юма основывались идеи Огюста Конта о задачах науки, которые связаны лишь с описанием явлений, а не их объяснением, а также ряд других позитивистских выводов.

С другой стороны, дальнейшее развитие науки и философии подтвердило опасения Юма относительно абсолютизации любых философских заключений. И, если выйти за рамки абсолютизаций самого Юма, то ясно, насколько важен разумный скептицизм и разумное сомнение для достижения истины.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *