Кастельс

Испанский социолог Мануэль Кастельс: биография и фото

December 23, 2016

Мануэль Кастельс – испанский социолог с левыми взглядами, который посвятил свою жизнь изучению информационного общества, коммуникации и проблем глобализации. Индекс цитирования социальных наук в своем обзоре за 2000-2014 годы дает ему пятое место среди наиболее упоминаемых в прессе ученых мира. Он является лауреатом премии Хольберга (2012) за вклад в развитие теории информационного (постиндустриального) общества. А в следующем году получил престижную награду Бальзана в области социологии. Кстати, премия Хольберга является аналогом Нобелевской, только в сфере общественных и гуманитарных наук. В данное время Мануэль Кастельс занимает пост директора исследований социологического отделения Кембриджского университета, а также является профессором высших учебных заведений Лос-Анджелеса и Беркли. Кастельс

Детство и юность

Мануэль Кастельс родился в маленьком городке Эльин в испанской провинции Альбасете (Ла Манча) в 1942 году. Там он вырос и провел детство. Но в юности будущий социолог часто переезжал. Он жил в Альбасете, Мадриде, Картахене, Валенсии и Барселоне. Его родители происходили из очень консервативной семьи. Поскольку юность Мануэля прошла во франкистской Испании, ему с детства пришлось сопротивляться всему своему окружению. Поэтому чтобы остаться самим собой, он заинтересовался политикой с пятнадцати лет. В Барселоне молодой человек поступил в университет и изучал экономику и право. Там он вступил в подпольное анти-франкистское студенческое движение «Рабочий Фронт». Его деятельность обратила на себя внимание спецслужб страны, а потом начались аресты его друзей, в связи с чем Мануэль вынужден был эмигрировать во Францию.

Начало ученой карьеры

В двадцать лет Мануэль Кастельс получил высшее образование в Сорбонне. Затем написал докторскую по социологии при Парижском университете. Одним из его преподавателей был Ален Турен. В двадцать четыре года Кастельс уже был инструктором при нескольких университетах Франции. Тогда он начал заниматься урбанистикой и преподавать методологию общественных исследований и городской социологии. Ему даже довелось учить знаменитого Даниэля Кон-Бендита в Университете Западный Париж – Нантер-Ля-Дефанс. Но его оттуда уволили в связи с поддержкой студенческих протестов 1968 года. Затем он стал преподавателем Высшей школы социальных наук, где работал до 1979 года.Кастельс

Дальнейшая жизнь

В конце 70-х годов прошлого века Мануэль Кастельс стал профессором социологии Калифорнийского университета Беркли. Он сделался также ответственным за такую дисциплину, как «городское и региональное планирование». На родине его тоже не забыли – разумеется, после смерти Франко. В 80-90-х годах он работал директором Института социологии новых технологий при Автономном университете Мадрида. В 2001 году он занял должность профессора в Барселоне. Этот вуз назывался Открытым университетом. Кроме того, его приглашают читать лекции во многие высшие школы всего мира. С 2003 года Кастельс сделался профессором по коммуникации в Университете Южной Калифорнии. Он также возглавляет Центр общественной дипломатии в этом учебном заведении. С 2008 года является членом правления Европейского института инноваций и технологии. Живет в Испании и США, проводя время то в одном, то в другом месте.Кастельс

Связи с Россией и частная жизнь

Интересно, что для такого крупного ученого, как Мануэль Кастельс, изучение города и его проблематики стало и толчком к личным отношениям. Социолог с мировым именем приезжал в Советский Союз в 1984 году на конференцию Международной социологической ассоциации, которая проходила в городе Новосибирске. Там он познакомился с русской ученой Эммой Киселевой, которая впоследствии вышла за него замуж. После распада СССР Кастельс приезжал в Россию в составе группы иностранных советников по вопросам реформ и планирования, но его рекомендации были сочтены неприемлемыми. Тем не менее он продолжал писать книги и статьи о современном информационном обществе. Некоторые из них были посвящены месту и роли России. Они написаны в соавторстве с Эммой Киселевой. В русскоязычной литературе принято считать, что Кастельс является постмарксистом, но сам ученый достаточно критически относится к коммунистическим идеям и полагает, что реализация всякой утопии ведет к тоталитаризму.Кастельс

Теории Мануэля Кастельса

Этот социолог является автором двадцати книг и более чем ста статей. Проблемы городской жизни были главной темой его первого произведения. Но не только это интересовало такого ученого, как Мануэль Кастельс. Главные труды его посвящены исследованию организаций и институций, роли интернета в жизни общества, социальных движений, культуры и политической экономии. Кроме того, считается, что Кастельс является одним из крупнейших социологов современности, специализирующихся в области знаний об информационном обществе. Его труды на эту тему оцениваются как классические. Ученого интересует состояние человека и социума в контексте процессов развития глобальной сети Интернет. Он также исследовал проблематику общественных изменений, которые стали следствием технологической революции. Этому он посвятил свою монументальную трилогию «Информационная эпоха: экономика, социум и культура». Первый том ее называется «Возникновение сетевого общества», второй – «Власть идентичности», а третий – «Конец тысячелетия». Эта трилогия вызвала множество дискуссий в ученой среде. Популярным ее резюме явился труд «Галактика Интернет».Кастельс

Мануэль Кастельс: концепция информационного способа развития

Новые технологии семидесятых годов произвели резкие изменения в социальной и экономической структуре общества. Достаточно жесткие институции и вертикали стали сменяться сетями – гибкими, подвижными и горизонтально ориентированными. Именно через них теперь осуществляется и власть, и обмен ресурсами, и многое другое. Для Кастельса очень важно продемонстрировать, что международные связи в области бизнеса и культуры и развитие информационной технологии – явления взаимозависящие и неразрывные. Все сферы жизни, начиная с политической деятельности крупных государств и заканчивая повседневным бытом обычных людей, изменяются, попадая в глобальные сети. Эти технологии поднимают на невиданную высоту в современном обществе значение знания и информационных потоков. Теоретики постиндустриализма тоже это отмечали, но доказал это развернуто только Мануэль Кастельс. Информационная эпоха, которую мы наблюдаем в данное время, сделала знания и их передачу основным источником продуктивности и власти.Кастельс

Как общество стало сетевым

Мануэль Кастельс анализирует также признаки этого явления. Одной из характерных черт информационной эпохи является сетевое структурное развитие общества по определенной логической цепочке. К тому же этот социум изменяется на фоне ускорения и противоречий процессов глобализации, задевающих весь земной шар. Ядро этих трансформаций, по мнению Кастельса, связано с технологиями обработки информации и коммуникаций. В частности, огромную роль здесь сыграла Силиконовая долина с ее компьютерной индустрией. Эффекты и последствия этого стали охватывать все сферы человеческой жизнедеятельности. Одним из них стало, как считает Мануэль Кастельс, сетевое общество. Оно инициирует логику изменений социальной системы и приводит к тому, что наиболее успешным явлением стала способность к гибкости, реконфигурации. Глобализация экономики тоже стала таким следствием. Ведь основные виды деятельности, такие как капитал, труд, сырье, технологии, рынки, организуются, как правило, в мировом масштабе с помощью сетей, связывающих рабочих агентов.Кастельс

Мануэль Кастельс: «Власть коммуникаций»

Один из последних трудов этого крупнейшего социолога современности, написанный в 2009 году, но только недавно переведенный на русский язык, является учебным пособием о политических процессах наших дней, существующих в мире медиа и интернета. Он показывает, как работают технологии власти, использующие привлечение внимания общества к какому-то событию или явлению. Кроме того, коммуникации влияют на рынок труда, дают новые возможности террористам, а также приводят к тому, что каждый человек на нашей планете становится не только потребителем, но и источником информации. В то же время эти технологии сделали невозможным контроль над сознанием. Они привели не только к созданию «фабрик мысли», которыми пользуются крупные информационные «киты9raquo;, но и к противоположному процессу «снизу9raquo;, когда несколько сообщений, подхваченные волной социальных сетей, могут привести к взрыву, способному изменить систему.

Кастельс

Непростительные ошибки в фильмах, которых вы, вероятно, никогда не замечали Наверное, найдется очень мало людей, которые бы не любили смотреть фильмы. Однако даже в лучшем кино встречаются ошибки, которые могут заметить зрител.

Кастельс

Время бить тревогу: 11 признаков, что ваш партнер вам изменяет Измена — это самое страшное, что может случиться в отношениях двух людей. Причем, как правило, все происходит не как в фильмах или сериалах, а гораздо.

Кастельс

9 знаменитых женщин, которые влюблялись в женщин Проявление интереса не к противоположному полу не является чем-то необычным. Вы вряд ли сможете удивить или потрясти кого-то, если признаетесь в том.

Кастельс

Эти 10 мелочей мужчина всегда замечает в женщине Думаете, ваш мужчина ничего не смыслит в женской психологии? Это не так. От взгляда любящего вас партнера не укроется ни единая мелочь. И вот 10 вещей.

Кастельс

Зачем нужен крошечный карман на джинсах? Все знают, что есть крошечный карман на джинсах, но мало кто задумывался, зачем он может быть нужен. Интересно, что первоначально он был местом для хр.

Кастельс

10 самых «фотогеничных» нарядов Вы прекрасно себя чувствуете в своем любимом свободном платье или огромном вязаном свитере и наслаждаетесь жизнью. Однако все меняется, как только вы.

КАСТЕЛЬС, МАНУЭЛЬ

КАСТЕЛЬС, МАНУЭЛЬ (Castells, Manuel) (р. 1942) – социолог-постмарксист, ведущий исследователь информационного (постиндустриального) общества, один из основателей теории новой социологии города.

Родился 9 февраля 1942 в Испании, в городке Хеллин (провинция Ла Манча). Его родители работали в министерстве финансов. В 1958, в возрасте 16 лет, поступил в Барселонский Университет, где занимался по двум направлениям – праву и экономике. В 1960 примкнул к тайному леворадикальному Рабочему Фронту Каталонии, борющемуся с режимом Франко. Когда в 1962 начались аресты друзей Кастельса по университету, ему пришлось тайно покинуть Испанию, не закончив образования. Став политическим беженцем, обосновался в Париже, поступил на факультет права и экономики в Сорбонне.

Разочаровавшись в политической борьбе, Кастельс решил посвятить себя академической карьере. Наиболее подходящей наукой, отражающей его интерес к политическим аспектам жизни общества, он посчитал социологию. Так как его увлекали проблемы классовой борьбы трудящихся, он выбрал научным руководителем французского социолога Алена Турена, известного левыми взглядами. Турен предложил ему специализацию по урбанистической социологии. По этой теме Кастельс в 1967 защитил докторскую диссертацию.

Самостоятельную академическую карьеру начал в университете Парижа, где в 1&679ndash;1979 преподавал методологию социальных исследований и социологию города. Принимал участие в студенческих леворадикальных волнениях 1968.

В 1972 выходит его первая работа, получившая большую известность, – Городской вопрос: марксистский подход. В том же году он получил звание профессора.

В 1979 Кастельс переехал в США и начал работать профессором социологии и социального планирования в Калифорнийском университете (Беркли). С 1995 является директором Центра западноевропейских исследований того же университета.

В США Кастельс быстро стал одним из ведущих специалистов по проблемам информационного (постиндустриального) общества. Если его предшественники (например, Д.Белл. автор концепции постиндустриального общества) определяли новый общественный строй в основном через отрицание (постиндустриальное – после индустриального), то Кастельс дал ему развернутое позитивное определение – как общества, основанного на информационных технологиях. Самым известным результатом его исследований стал трехтомный труд Информационный век: экономика, общество и культура («The Information Age», 1&969ndash;1998).

С 2001 работает профессором Открытого университета Каталонии в Барселоне, а с 2003 – профессором USC Annenberg School for Communication, американского исследовательского центра, изучающего сетевые коммуникации. Как «гражданин мира», Кастельс живет одновременно в Каталонии и в Калифорнии, часто выезжая в качестве приглашенного профессора в другие страны. За время своей академической деятельности читал лекции в более чем 40 странах мира. Обладатель многих наград за вклад в развитие социологии, был участником программ Европейской Комиссии, ЮНЕСКО и ООН.

Научная деятельность Кастельса может быть разделена на два основных направления.

К первому относятся его ранние работы, связанные с разработкой собственно марксистской теории развития общества в рамках социологии города. Здесь он ввел понятие «коллективного потребления» (например, общественный транспорт и общественное жилье), которое создает благоприятную почву для развития социальных движений. Как и марксисты, Кастельс стремится к комплексному анализу развития общества, обращая основное внимание на социальные противоречия и конфликты. Он, однако, отрицает тезис о рабочем классе как главном двигателе перемен и демонстрирует критическое отношение к коммунистическим режимам.

Второе, главное направление его научной деятельности, связано с рождением информационного общества и теми изменениями, которые принесла научно-техническая революция. Эти изменения, по мнению Кастельса, сравнимы с промышленной революцией и даже превосходят ее.

Согласно Кастельсу, новые технологии, связанные с производством информации как нематериальных благ, формируют принципиально новое, информационное общество. Возможности информационных технологий приводят к зарождению единой социально-экономической системы, объединяющей весь мир. Информационная эпоха порождает общество, которое, как полагает Кастельс, является не только глобальным, но еще и сетевым (network society) – оно развивается спонтанно, в результате взаимодействия многих социальных групп и отдельных людей.

Хотя процветание стран еще зависит от развития их внутренней экономики, а не от глобального рынка, но в самых развитых отраслях экономики (финансы, телекоммуникации и СМИ) уже видна общемировая тенденция глобализации. Ключевой элемент этой системы – обладание информационными технологиями (в частности, возможностями сети Интернет). Именно они предопределяют место страны в мировой иерархии. Для некоторых стран и континентов (например, Африки) существует угроза оказаться вне всемирной сети, быть выброшенными из мировой информационной системы. Эти страны и территории образовывают, как назвал их Кастельс, «Четвертый мир». Но и в развитых странах не всем удается освоить новый образ жизни, основанный на постоянном использовании информации. Существовавшая раньше социальная противоположность владельцев средств производства и наемных рабочих сменяется, по Кастельсу, делением на Интернет-имущих и Интернет-неимущих.

Мануэль Кастельс неоднократно бывал в России. В 1984 на рабочем совещании Всемирной социологической организации в Новосибирске он познакомился с социологом Эммой Киселевой, на которой женился в 1993. В России он работал руководителем группы зарубежных экспертов, приглашенных в 1992 правительством РФ. Хотя рекомендации группы Кастельса были отклонены, он сохранил устойчивые связи с российскими академическими кругами и часто посещает нашу страну.

В своих публикациях о проблемах социально-экономического развития России он критически характеризует реформы 1990-х, считая, что они не сократили, а увеличили отрыв России от развитых стран. «Россияне, – пишет он, – в своем большинстве… живут замкнуто, в изоляции от остального мира». По его мнению, Россия оказалась разорванной между немногими городскими мегаполисами, связанными с глобальной экономикой, и огромной территорией вокруг них (сельские местности и провинции), которые почти никак не связаны с реалиями информационной эпохи и маргинализуются. Скептически оценивая российскую политическую систему, Кастельс связывает «переосмысление России» с развитием неправительственных организаций, которые могли бы стать двигателем новых, истинно прогрессивных социальных изменений.

Кастельс М. Киселева Э. Кризис индустриального этатизма и коллапс Советского Союза – Мир России, 1999, № 3 (http://www.rus-lib.ru/book/30/eko/02/02-3/003-056.html)

Кастельс М. Киселева Э. Россия и сетевое сообщество. –Мир России. 2000, № 1 (http://www.rus-lib.ru/book/30/eko/02/02-1/023-052.html)

Иноземцев В.Л. Возвращение к истокам или прорыв в будущее. – Социологические исследования, № 8, 1998

Уэбстер Ф. Теория информационного общества. М. Аспект Пресс, 2004
Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество, культура. М. ГУ ВШЭ, 2000
Кастельс М. Галактика Интернет: Размышления об Интернете, бизнесе и обществе. Екатеринбург, У-Фактория, 2004

Все книги автора в библиотеке — Кастельс

Галактика Интернет. Размышления об Интернете, бизнесе и обществе (Мануэль Кастельс )

КастельсИнтернет стал обычной частью нашей жизни и привычным рабочим инструментом. Как он появился? Кто создал его? Как сказался Интернет на сфере коммуникаций, на экономике? К каким изменениям в Культуре приводит распространение Интернета? Как меняются под его влиянием отношения между людьми? Как изменилась СТРУКТУРА нашей повседневной жизни?
Книга одного из самых известных социологов современности профессора Мануэля Кастельса (Калифорнийский УНИВЕРСИТЕТ в Беркли, США) отвечает на эти и многие другие вопросы на основе фундаментального и всестороннего анализа.
Книга предназначена для широкого круга читателей.
Предисловие к русскому изданию

Информационная эпоха: экономика, общество и культура (Мануэль Кастельс .)

КастельсЛюбая незаурядная книга может быть осмыслена в различных контекстах, оценена с различных точек зрения. Для российского читателя, небезразличного к судьбам своей страны, получивший мировое признание трехтомный труд профессора М. Кастельса может послужить путеводной нитью в выборе позиции относительно возможных траекторий развития России в ближайшие десятилетия. Если угодно

это и справочник, и учебник, и нравственный ориентир, хотя автор и не стремился выглядеть ни энциклопедистом, ни ПРОРОКОМ. ни учителем.

Концепция «сетевого сообщества»: Мануэль Кастельс

Понятие «сетевого сообщества» (network society) одним из первых ввел в обиход американский социолог Мануэдь Кастельс. По М. Кастельсу сеть — это динамичный социум, не имеющий константных структур и передающий по своим коммуникациям в ускоренном режиме массированные потоки информации.

Кастельс признает, что во время Карла Маркс и Макса Вебер государство и, соответственно, бюрократия занимали центральное место в понимании основ общественного порядка, однако в XXI веке на первое место выходят именно сети, регулируемые оперативно действующими акторами.

По мнению Кастельса развитие электронных коммуникационных сетей наряду с «культурной» и «социальной» революциями. начавшимися в 1960х годах, и глобальными изменениями в сфере экономики. являются движущей силой в современном обществе.

В своей книге «Информационная эпоха: экономика, общество и культура» М. Кастельс пишет: «. Первый раз в истории базовой единицей экономической организации является не субъект, будь он индивидуальным (таким как предприниматель или предпринимательская семья) или коллективным (таким как класс капиталистов, корпорация, государство). Как я пытался показать, единица есть сеть, составленная из разнообразного множества субъектов и организаций, непосредственно модифицируемых по мере того, как сети приспосабливаются к поддерживающим их средам и рыночным структурам». [Мы видим, насколько близко это утверждение к метафоре «размывающего сушу моря», и должны отметить здесь, что само это высказывание, отражающее реальность, ее же и конструирует, навязывая нам дальнейшее погружение в постмодернистский дискурс. Прим. авторов] М. Кастельс продолжает «. новая пространственная форма, характерная для социальных практик, которые доминируют в сетевом обществе и формируют его — пространство потоков. Пространство потоков есть материальная организация социальных практик в распределенном времени, работающих через потоки. Под потоками я понимаю целенаправленные, повторяющиеся, программируемые последовательности обменов и взаимодействий между физически разъединенными позициями, которые занимают социальные акторы в эконмоических, политических и символических структурах общества. ».

Очевидно, что концепция пространственных потоков, отрывающих от привычного географического и социального пространства тех, кто интегрируется в сеть, тесно перекликается и с концепцией “критической геополитики», и с концепцией “soft power”, а, в конечном счете, соответствует психоаналитической парадигме западной цивилизации.

М. Кастельс солидарен с Д. Наем в выводах о непрерывности связей информационных сетей с пространством, в том числе пространством психической реальности.

По Кастельсу беспрерывная информационная связь работает на нескольких уровнях.

Во-первых, важно на территории какого политического, экономического, общественного образования физически находятся обеспечивающие связь серверы.

В-вторых, стратегия поведения в информационной среде отражает паттерны ментального воздействия, принятого в конкретном, качественно характеризуемом общественном пространстве.

В-третьих, существует разница в уровне «информационной власти» рядовых пользователей сети и представителей крупных государств а, если быть точнее, одного государства — США. Дело в том, стратегия развития сети, регистрация доменных имен, разработка сетевых протоколов остаются строго централизованными.

По сути дела, на них сегодня влияет только один политический актор — Соединенные Штаты.

Данное преимущество позволяет Америке наращивать свой потенциал для проведения так называемых Operations Other Than Wars — OOTW(«Операции иные, чем война»).

Практическое применение сетевых технологий для обеспечения глобального лидерства США в мире стали прорабатывать с конца 70х годов в Пентагоне, АНБ (Агентстве Национальной Безопасности), ЦРУ (Центральном Разделывательном Управлении), РУМО (Разведывательном Управлении Министерства Обороны), Государственном Департаменте и таких аналитических организациях, как РЭНД-Корпорация [отметим, что именно в этом направлении СССР практически не развивался].

Выкристаллизовавшаяся в результате этих и других усилий концепция М. Кастельса позволила американским ученым осмыслить и создать технологии «сетевых войн».

Сетевая концепция М.Кастельса

Целью одного из главных трудов М.Кастельса «Сетевые структуры и формирование информационного общества» является наблюдение и анализ процесса перехода человеческого общества в информациональную эпоху. Переход основан на революции в информационных технологиях, которая в 1970-х годах заложила фундамент для новой технологической системы, получившей распространение по всему миру. Одновременно с изменениями в материальной технологии революционные изменения претерпела социальная и экономическая структура: относительно жесткие и вертикально-ориентированные институты замещаются гибкими и горизонтально-ориентированными сетями, через которые осуществляется власть и обмен ресурсами. Для М. Кастельса формирование международных деловых и культурных сетей и развитие информационной технологии — явления неразрывно связанные и взаимозависимые. Все сферы жизни, начиная с геополитики крупных национальных государств и заканчивая повседневностью людей меняются, оказываясь помещенными в информационное пространство и глобальные сети.

Революция в информационной технологии является «отправным пунктом в анализе сложностей становления новой экономики, общества и культуры». По М. Кастельсу технология является ресурсным потенциалом развития общества, предоставляющим разные варианты социальных изменений. Общество при этом в значительной степени свободно в принятии решений о пути своего движения. Для подтверждения такой позиции, касающейся роли технологии в социальных изменениях, автор обращается к истории развития компьютерной отрасли в США. Согласно Кастельсу изобретение персонального компьютера и последующая массовизация пользователей не были жестко предопределены технологическими законами: альтернативой «персоналке9quot; являлась концентрация контроля за развитием компьютерной технологии крупными корпорациями (IBM) и правительства. При таком пути развития общества постепенно нарастают тоталитарные тенденции всеобщего надзора, расширяются властные возможности правительства, вооруженного компьютерными технологиями. На рубеже 50-60-х годов опасность монополизации технологии была вполне реальной, однако, внешние причины (возникшие социальные движения, расцвет контркультуры, глубокие либеральные и демократические традиции) постепенно свели ее к минимуму.

Пример истории компьютерной отрасли демонстрирует лишь частичную зависимость изменений в обществе от технологического развития, т.е. производства. Такое же важное место автор отводит опыту, рассматриваемому как воздействие человеческих субъектов на самих себя, через меняющееся соотношение между их биологическими и культурными идентичностями. Наряду с производством и опытом третьим важным фактором, влияющим на организацию человеческой деятельности, является власть. В обществе фактор производства, под которым подразумевается развитие компьютерных технологий, оказывает доминирующее влияние, как на отношения власти, так и на культуру.

М. Кастельс делает существенное различение между известными концепциями «информационного общества» и собственной концепцией «информационального общества». Если в первом случае подчеркивается определяющая роль информации в обществе, то по мнению, М. Кастельса информация и обмен информацией сопровождали развитие цивилизации на протяжении всей истории человечества и имели критическую важность во всех обществах. В то же время зарождающееся «информациональное общество» строится таким образом, что «генерирование, обработка и передача информации стали фундаментальными источниками производительности и власти». Одной из ключевых черт информационального общества является сетевая логика его базовой структуры. К тому же информационное общество развивается на фоне ускоряющихся и противоречивых процессов глобализации, процессов, затрагивающих все точки земного шара, вовлекая или исключая из общего социального, символического и экономического обмена. Информационные технологии определяют картину настоящего, и в еще большей мере будут определять картину будущего.

Таким образом, ядро трансформаций, которые переживает современный мир, связано с технологиями обработки информации и коммуникацией. М. Кастельс предлагает социологическое описание и понимание основных моментов истории становления подобного рода технологий, уделяя много внимания роли Силиконовой долины (высокотехнологический центр в США) в развитии компьютерной индустрии. Дух свободного предпринимательства, университетский интеллектуализм и правительственные заказы сделали Силиконовую долину лидером компьютерной отрасли.

М. Кастельс очерчивает границы информационно-технологической парадигмы, имеющей несколько главных черт. Во-первых, информация в рамках предлагаемой парадигмы является сырьем технологии и, следовательно, в первую очередь технология воздействует на информацию, но никак не наоборот. Во-вторых, эффекты новых технологий охватывают все виды человеческой деятельности. В-третьих, информационная технология инициирует сетевую логику изменений социальной системы. В-четвертых, информационно-технологическая парадигма основана на гибкости, когда способность к реконфигурации становится «решающей чертой в обществе». В-пятых, важной характеристикой информационно-технологической парадигмы становится конвергенция конкретных технологий в высокоинтегрированной системе, когда, например, микроэлектроника, телекоммуникации, оптическая электроника и компьютеры интегрированы в информационные системы. Взятые все вместе характеристики информационно-технологической парадигмы являются фундаментом информационального общества.

Это становится постоянно присутствующим фоном, тканью нашей жизни. Так, по мнению М. Кастельса, зарождается новая культура, «культура реальной виртуальности». Реальная виртуальность — это система, в которой сама реальность полностью схвачена и погружена в виртуальные образы, в выдуманный мир, где внешние отображения не просто находятся на экране, но сами становятся опытом. Наряду с телевидением развитие электронных компьютерных сетей становится тем фактором, который можно считать формообразующим для культуры виртуальной реальности. М. Кастельс исследует этапы становления Интернета, т.е. его превращения из локальной компьютерной сети военного назначения в новую глобальную реальность информационной эпохи. Он полагает, что «компьютерная коммуникация не есть всеобщее средство коммуникации и не будет таковым в обозримом будущем». «Новые электронные средства не отделяются от традиционных культур они их абсорбируют». Члены данных сообществ могут быть разъединены в физическом пространстве, однако в пространстве виртуальном они могут быть также традиционны, как общины небольших городов.

М. Кастельс использует теорию сетей для анализа изменений, происходящих в городской среде информационного общества. Сетевые структуры воспроизводятся как на внутригородском уровне, так и на уровне отношений между глобальными городами. В глобальных городах появляются информационно-властные узлы, которые замыкают на себе основные потоки информации, финансовых ресурсов и становятся точками принятия управленческих решений. Между этими узлами курсируют ресурсные потоки, а сами узлы находятся в беспрерывной конкуренции между собой. Он рассматривает мегаполисы в качестве масштабных центров «глобального динамизма», культурной и политической инновации и связующих пунктов всех видов глобальных сетей. Таким образом, М. Кастельс дает рельефное описание процессов, происходящих в структуре городов в период перехода к информациональной эпохе.

Изучение пространственных трансформаций не ограничивает анализом городской среды, опирающимся на богатый эмпирический материал — читателю предлагается социальная теория пространства и теория пространства потоков. Под потоками М. Кастельс понимает «целенаправленные, повторяющиеся, программируемые последовательности обменов и взаимодействий между физически разъединенными позициями, которые занимают социальные акторы в экономических, политических и символических структурах общества». Таким образом, «пространство потоков есть материальная организация социальных практик в разделенном времени, работающем через потоки». Пространство потоков видится автору в виде трех слоев материальной поддержки: первый слой состоит из цепи электронных импульсов; второй слой состоит из узлов и коммуникационных центров; третий слой относится к пространственной организации доминирующих менеджерских элит, осуществляющих управленческие функции.

Элиты информационального общества могут рассматриваться как пространственно ограниченная сетевая субкультура, в которой формируется стиль жизни, позволяющий им унифицировать собственное символическое окружение по всему миру. Складывающиеся в пространстве потоков слои материальной поддержки формируют инфраструктуру того общества, которое М. Кастельс называет информациональным.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *