Язык как общественное явление

Тема 2. Язык как общественное явление

Язык как общественное явление

Язык неразрывно связан с обществом, его культурой и людьми, которые живут и трудятся в обществе. Принадлежащий обществу язык и его использование каждым отдельным человеком – два разных, хотя и тесно взаимосвязанных явления: с одной стороны, это общественное явление, некая совокупность единиц, правила употребления которых хранятся в коллективном сознании носителей языка; с другой стороны, это индивидуальное использование какой-то части этой совокупности. Сказанное позволяет разграничивать два понятия – язык и речь.

Язык и речь образуют единый феномен человеческого языка. Язык – это совокупность средств общения людей посредством обмена мыслями и правил употребления этих средств; язык как сущность находит свое проявление в речи. Речь представляет собой использование имеющихся языковых средств и правил в самом языковом общении людей, поэтому речь может быть определена как функционирование языка.

Таким образом, язык и речь тесно взаимосвязаны: если нет речи, то нет и языка. Чтобы в этом убедиться, достаточно представить себе, что существует некий язык, на котором никто не говорит и не пишет, и при этом не сохранилось ничего, чтобыло бы написано на нем раньше. В этом случае разве мы можем знать о существовании этого языка? Но и речь не может существовать без языка, поскольку речь – это его практическое использование. Язык необходим, чтобы речь была понятной. Без языка речь перестает быть собственно речью и превращается в набор бессмысленных звуков.

Несмотря на то что язык и речь, как уже говорилось, образуют единый феномен человеческого языка, каждый из них имеет свои, противоположные, особенности:

1) язык – это средство общения; речь – это воплощение и реализация языка, который посредством речи выполняет свою коммуникативную функцию ;

2) язык абстрактен, формален; речь материальна, в ней корректируется все, что есть в языке, она состоит из артикулируемых звуков, воспринимаемых слухом;

3) язык стабилен, статичен; речь активна и динамична, для нее характерна высокая вариативность;

4) язык является достоянием общества, в нем отражается «картина мира» говорящего на нем народа; речь индивидуальна, она отражает лишь опыт отдельного человека;

5) для языка характерна уровневая организация, которая вносит в последовательность слов иерархические отношения ; речь имеет линейную организацию, представляя собой последовательность слов, связанных в потоке;

6) язык независим от ситуации и обстановки общения – речь контекстно и ситуативно обусловлена, в речи (особенно поэтической) единицы языка могут приобретать ситуативные значения, которые в языке у них отсутствуют (пример – начало одного из стихотворений С. Есенина . «Отговорила роща золотая березовым веселым языком»).

Таким образом. понятия язык и речь соотносятся как общее и частное: общее (язык) выражается в частном (речи), частное же (речь) есть форма воплощения и реализации общего (языка).

Являясь важнейшим средством общения. язык объединяет людей, регулирует их межличностное и социальное взаимодействие, координирует их практическую деятельность, обеспечивает накопление и хранение информации, являющейся результатом исторического опыта народа и личного опыта индивида, формирует сознание индивида (индивидуальное сознание) и сознание общества (общественное сознание), служит материалом и формой художественного творчества.

Таким образом. язык тесно связан со всей человеческой деятельностью и выполняет разнообразные функции.

Функции языка как его сущностные характеристики

Функции языка это проявление его сущности, его назначения и действия в обществе, его природы, т.е. его характеристики, без которых язык не может существовать. Главнейшие базовые функции языка – коммуникативная и когнитивная, имеющие разновидности, т.е. функции более частного характера.

Коммуникативная функция означает, что язык является важнейшим средством человеческого общения (коммуникации), т.е. передачи от одного лица другому какого-либо сообщения с той или иной целью. Язык существует именно для того, чтобы обеспечивать общение (коммуникацию). Общаясь друг с другом, люди передают свои мысли, чувства и душевные переживания, воздействуют друг на друга, добиваются общего взаимопонимания. Язык дает им возможность понять друг друга и наладить совместную работу во всех сферах человеческой деятельности, являясь одной из сил, которые обеспечивают существование и развитие человеческого общества.

Коммуникативная функция языка играет ведущую роль. Но язык может выполнить эту функцию благодаря тому, что он подчинен строю мышления человека; поэтому возможен обмен информацией, знаниями, опытом.

Из этого неизбежно следует вторая основная функция языка – когнumuвная (т.е. познавательная, гносеологическая ), означающая, что язык – важнейшее средство получения новых знаний о действительности. Когнитивная функция связывает язык с мыслительной деятельностью человека.

Помимо перечисленных язык выполняет еще ряд функций:

· фатuческая (контактоустанавливающая) – функция создания и поддержания контакта между собеседниками (формулы приветствия при встрече и прощании, обмен репликами о погоде и т. п.). Общение происходит ради общения и в основном неосознанно (реже — сознательно) направлено на установление или поддержание контакта. Содержание и форма фатического общения зависят от пола, возраста, социального положения, взаимоотношений собеседников, однако в целом такое общение стандартно и минимально информативно. Стандартность, поверхностность фатического общения помогают устанавливать контакты между людьми, преодолевать разобщенность и некоммуникабельность;

· эмотuвная (эмоционально-экспрессивная) – выражение субъектив­но-психологического отношения автора речи к ее содержанию. Она реализуется в средствах оценки, интонации, восклицании, междометиях;

· конатuвная – функция усвоения информации адресатом, связанная с сопереживанием (магическая сила заклинаний или проклятий в архаическом обществе или рекламные тексты – в современном);

· апеллятивная функция призыва, побуждения к тем или иным дей­ствиям (формы повелительного наклонения, побудительные предложения);

· аккумулятивная функция хранения и передачи знаний о действительности, традициях, культуре, истории народа, национальном самосознании. Эта функция языка связывает его с действительностью (фрагменты действительности, выделенные и обработанные сознанием человека, закрепляются в единицах языка);

· метаязыковая (речевой комментарий) – функция истолкования язы­ковых фактов. Использование языка в метаязыковой функции обычно свя­зано с трудностями речевого общения, например при разговоре с ребенком, иностранцем или другим человеком, не вполне владеющим данным языком, стилем, профессиональной разновидностью языка. Метаязыковая функция реализуется во всех устных и письменных высказываниях о языке – на уроках и лекциях, в словарях, в учебной 11 научной литературе о языке;

· эстетическая функция эстетического воздействия, проявляющаяся в том, что говорящие начинают замечать сам текст, его звуковую и словесную фактуру. Отдельное слово, оборот, фраза начинают нравиться или не нравиться. Эстетическое отношение к языку означает, таким образом, что речь (именно сама речь, а не то, о чем сообщается) может восприниматься как прекрасное или безобразное, т.е. как эстетический объект. Эстетическая функция языка, будучи основной для художественного текста, присутствует и в повседневной речи, проявляясь в ее ритмичности, образности.

Таким образом. язык полифункционален. Он сопровождает человека в самых различных жизненных обстоятельствах. С помощью языка человек познает мир, вспоминает прошлое и мечтает о будущем, учится и учит, работает, общается с другими людьми.

Вопрос 11.Язык как общественное явление.

·Язык есть важнейшее средство человеческого общения. Язык – необходимое условие существования и развития человеческого общества. Основная функция языка – быть средством общения.

·Язык обслуживает общество абсолютно во всех сферах человеческой деятельности. Поэтому, он не может быть отождествлен ни с одним из других общественных явлений. Язык не является ни формой культуры, ни идеологией определенного класса, ни надстройкой в самом широком понимании этого слова. Эта особенность языка целиком и полностью вытекает из особенности его главной функции – быть средством общения.

· Существенным признаком языка как общественного явления выступает его способность отражать и выражать общественное сознание.

· При характеристике языка как общественного явления следует также учитывать его зависимость от изменения состояния человеческого общества. Язык способен отражать изменение в жизни общества во всех его сферах, что существенным образом отличает его от всех других общественных явлений.

· Язык зависит от характера экономических формаций и формы государства. Так, например, для эпохи феодализма был характерен распад стран на множество мелких ячеек. Каждый феод и монастырь с прилегающими к нему деревнями представлял государство в миниатюре. Такая структура общества способствовала появлению мелких территориальных говоров. Местные территориальные говоры были основной формой существования языка в феодальном обществе.

· Различие социальной организации общества в прошлом может отражаться на состоянии диалектов, существующих в настоящее время. П. С. Кузнецов отмечает, что на территории наших старых южных губерний (Центральной Черноземной полосы), где особенно было развито помещичье землевладение, и в настоящее время сохранилось большое количество мелких местных говоров.

· Каждая общественно-экономическая формация создает определенный жизненный уклад общества, который проявляется не в одном каком-нибудь частном явлении, а в целом комплексе взаимно обусловленных и связанных между собой явлений. Конечно, этот своеобразный жизненный уклад отражается и в языке.

· Человеческое общество не представляет абсолютно однородного коллектива. В нем наблюдается дифференциация, вызываемая различными причинами. Это может быть дифференциация по классовому, сословному, имущественному и профессиональному признаку, которая, естественно, отражается в языке.

· Наряду со специфической профессиональной лексикой, связанной с потребностями определенной отрасли производства, появляется особая лексика, типичная для различных арго, жаргонов и т.п. ср. например, студенческий, воровской, солдатский и др. жаргоны.

·Социальная дифференциация языка затрагивает обычно только область лексики. Наблюдаются, однако, отдельные случаи, когда она захватывает и область грамматического строя языка.

· Классовая дифференциация общества может быть причиной создания значительных различий между языками, вернее — стилями языков.

·Демографические изменения также могут определенным образом отражаться в языке. Так, например, приток сельского населения в города в связи с развитием промышленности оказал известное влияние на литературный язык. Исследователи истории русского литературного языка отмечают, что в 50-60-е годы наблюдается некоторая раскованность в речевом использовании нелитературных слов и оборотов и, в частности, — элементов просторечия.

·Такой демографический фактор, как высокая или низкая плотность населения, может способствовать распространению фонетических изменений, грамматических инноваций, новых слов и т. д. или, наоборот, препятствовать их распространению.

· Движение населения, выражающееся в переселении на новые места, может способствовать смешению диалектов или усилению диалектной дробности.

·Вторжение больших масс завоевателей и захват территорий с иноязычным населением также может быть причиной языковых изменений. Интенсивная колонизация различных стран мира в значительной мере способствовала распространению таких языков, как английский и испанский.

· Массовое проникновение иноязычного населения на территорию, занятую другим народом, может привести к утрате языка аборигенов. История различных народов дает многочисленные примеры таких случаев, ср. например, исчезновение галлов на территории Франции, кельтиберов на территории Испании.

· Заметное влияние на характер языка имеют различные общественные течения и взгляды. В годы революции культивировалось сознательное обращение к жаргону и арго как к «языку пролетариата», противопоставленному старому «буржуазно-интеллигентному языку». В литературную речь первых послереволюционных лет хлынул широкий поток различных жаргонизмов, арготизмов и провинциализмов. Эти слои лексики проникли и в художественную литературу.

·Многие выдающиеся писатели, драматурги, артисты сыграли важную роль в развитии того или иного литературного языка. Такова, например, роль Пушкина и целой плеяды классиков русской литературы в России, роль Данте в Италии, Сервантеса в Испании, Чосера и Шекспира в Англии и т. д.

· Рост культуры способствует увеличению функций литературного языка. Расширение функций литературного языка и распространение его среди широких масс населения вызывает необходимость установления единых орфоэпических и грамматических норм.

·К числу наиболее характерных особенностей языка как общественного явления относится также тот факт, что общество создает язык. контролирует созданное и закрепляет его в системе коммуникативных средств.

· Каждое слово и каждая форма создаются вначале каким-нибудь отдельным индивидом. Это происходит оттого, что создание определенного слова или формы требует проявления инициативы, которая в силу целого ряда психологических причин не может быть проявлена всеми членами данного общества. Однако инициатива отдельного индивида не чужда остальным членам общества. Поэтому, созданное отдельным индивидом может быть либо принято и утверждено, либо отвергнуто обществом.

· Несмотря на огромное разнообразие внутрилингвистических и внешнелингвистических факторов, определяющих судьбу вновь возникшего слова или формы, которые даже невозможно подробно описать в рамках данного раздела, решающая роль всегда принадлежит обществу. Общество создает и формирует язык в подлинном смысле этого слова. Язык – продукт общества. По этой причине он в большей степени, чем какое-либо другое явление, обслуживающее общество, заслуживает название общественного явления.

Язык, будучи орудием общения, является одновременно и средством обмена мыслями, естественно возникает вопрос о соотношении языка и мышления.

В отношении этого вопроса существуют две противоположные и в равной мере неправильные тенденции: 1) отрыв языка от мышления и мышления от языка и 2) отожествление языка и мышления.

Язык – достояние коллектива, он осуществляет общение членов коллектива между собой и позволяет сообщать и хранить нужную информацию о любых явлениях материальной и духовной жизни человека. И язык как коллективное достояние складывается и существует веками.

Мышление развивается и обновляется гораздо быстрее, чем язык, но без языка мышление – это только «вещь для себя», причем не выраженная языком мысль – это не та ясная, отчетливая мысль, которая помогает человеку постигать явления действительности, развивать и совершенствовать науку. Это, скорее, некоторое предвидение, а не собственно видение, это не знание в точном смысле этого слова.

Человек всегда может использовать готовый материал языка (слова, предложения) как «формулы» или «матрицы» не только для известного, но и для нового. Об этом когда-то говорил греческий философ Платон ( IV в. до н. э.). «Смешным, думается мне, Гермоген, может показаться, что вещи становятся ясными, если изображать их посредством букв и слогов; однако это неизбежно так» («Кратил») ¹.

Если мышление не может обойтись без языка, то и язык без мышления невозможен. Мы говорим и пишем, думая, и стараемся точнее и яснее изложить свои мысли в языке. Казалось бы, что в тех случаях, когда в речи слова не принадлежат говорящему, когда, например, декламатор читает чье-нибудь произведение или актер играет роль, то где же тут мышление? Но вряд ли можно актеров, чтецов, даже дикторов представлять себе как попугаев и скворцов, которые произносят, но не говорят. Не только артисты и чтецы, но и каждый, кто «говорит чужой текст», по-своему его осмысливает и подает слушателю. То же относится и к цитатам, употреблению пословиц и поговорок в обычной речи: они удобны, потому что удачны, лаконичны, но и выбор их, и вложенный в них смысл – след и следствие мысли говорящего. В общем, обычная наша речь – это набор цитат из известного нам языка, словами и выражениями которого мы обычно пользуемся в нашей речи (не говоря уже о звуковой системе и грамматике, где «новое» никак нельзя изобрести).

Когда мы думаем и желаем передать кому-то то, что осознали, мы облекаем мысли в форму языка.

Таким образом, мысли и р о ж д а ю т с я на базе языка и з а к р е п л я ю т с я в нем. Однако это вовсе не означает, что язык и мышление представляют тожество.

Законы мышления изучает логика. Логика различает п о н я т и я с их признаками, с у ж д е н и я с их членами и у м о з а к л ю ч е н и я с их формами. В языке существуют иные значимые единицы: м о р ф е м ы, с л о в а, п р е д л о ж е н и я, что не совпадает с указанным логическим делением.

Многие грамматисты и логики XIX и XX вв. пытались установить параллелизм между понятиями и словами, между суждениями и предложениями. Однако нетрудно убедиться, что вовсе не все слова выражают понятия (например, междометия выражают чувства и желания, но не понятия; местоимения лишь указывают, а не называют и не выражают самих понятий; собственные имена лишены выражения понятий и др.) и не все предложения выражают с у ж д е н и я (например, в о п р о с и т е л ь н ы е и п о б у д и т е л ь н ы е предложения). Кроме того, члены суждения не совпадают с членами предложения.

Законы логики – законы общечеловеческие, так как мыслят люди все одинаково, но выражают эти мысли на разных языках по-разному. Национальные особенности языков никакого отношения к логическому содержанию высказывания не имеют; то же относится и к лексической, грамматической и фонетической форме высказывания в том же языке; она может быть в языке разнообразной, но соответствовать той же логической единице, например: Это громадный успех и Это огромный успех. Это их дом и Это ихний дом, Я махаю флагом и Я машу флагом и т. п.

В отношении связи языка и мышления одним из основных вопросов является тип абстракции, которая пронизывает весь язык, но различна по его структурным ярусам, лексическому, грамматическому и фонетическому, что и определяет специфику лексики, грамматики и фонетики и особое качественное различие их единиц и отношений между ними.

Язык и мышление образуют единство, так как без мышления не может быть языка и мышление без языка невозможно. Язык и мышление возникли исторически одновременно в процессе трудового развития человека.

Язык как общественное явление

I. Социальная сущность языка.

II. Отличие языка от других общественных явлений.

III. Функции языка.

V. Язык и мышление.

I. Вопрос о сущности языка имеет в истории языкознания несколько взаимоисключающих решений:

1. язык есть явление биологическое, природное, не зависящее от человека. Данную точку зрения высказывал, например, немецкий лингвист А. Шлейхер.

Признавая язык явлением природным (биологическим), его следует рассматривать в одном ряду с такими способностями человека, как есть, пить, спать и т.д. и считать его наследуемым, заложенной в самой природе человека. Однако это противоречит фактам. Язык усваивается ребёнком под влиянием говорящих.

2. язык есть явление психическое, возникающее вследствие действия индивидуального духа – человеческого или божественного.

Подобное мнение высказывал немецкий лингвист В. Гумбольдт.

Данное утверждение вряд ли правомерно. В таком случае

человечество имело бы огромное множество индивидуальных языков.

3. язык есть явление социальное, возникающее и развивающееся только в коллективе. Это положение обосновывал швейцарский лингвист Ф. де Соссюр. Действительно, язык возникает только в коллективе благодаря потребности общения людей друг с другом.

Разное понимание сущности языка рождало и разные подходы к его определению: язык есть мышление, выраженное звуками (А. Шлейхер); язык есть система знаков, в которой единственно существенным является соединение смысла и акустического образа (Ф. де Соссюр); язык есть важнейшее средство человеческого общения (В.И.Ленин); язык есть стихийно возникающая в человеческом обществе и развивающаяся система членораздельных звуковых знаков, служащая для целей коммуникации и способная выразить всю совокупность знаний и представлений о мире (Н.Д.Арутюнова).

В каждом из этих определений акцентируются разные моменты: отношение языка к мышлению, структурная организация языка, важнейшие функции и т.д. что ещё раз свидетельствует о сложности языка как системы, работающей в единстве и взаимодействии с сознанием и мышлением.

II. С точки зрения науки об обществе язык не имеет аналогов. Он не просто своеобразен, но по ряду существенных признаков отличается от всех общественных явлений:

1. язык, сознание и социальный характер трудовой деятельности

составляют фундамент человеческого своеобразия.

2. наличие языка есть необходимое условие существования общества на всём протяжении истории человечества. Любое другое социальное явление в своём существовании ограничено в хронологическом отношении: оно не изначально в человеческом обществе и не вечно. Так, например, не всегда существовала семья, не всегда были частная собственность, государство, деньги и т.д. Язык же изначален т будет существовать до тех пор, пока существует общество.

3. наличие языка есть необходимое условие материального и духовного бытия во всех сферах социального пространства. Любое общественное явление в своём распространении ограничено определённым пространством, например наука не включает в себя искусство, а искусство не включает в себя производство и т.д. Язык же используется во всех сферах, он не отделим от всех проявлений бытия человека.

4. язык зависим и независим от общества. С одной стороны, социальное разделение общества находит отражение в языке, т.е. общенародный язык социально неоднороден. Но, с другой стороны, социальные диалекты языка не становятся особыми языками. Язык сохраняет единство народа в его истории.

5. своеобразие языка как формы общественного сознания в том, что посредством языка осуществляется специфически человеческая форма передачи социального опыта.

6. язык не относится к идеологическим или мировоззренческим формам общественного сознания, в отличие от права, морали, политики, религии и др. видов сознания.

III. Будучи явлением социальным, язык обладает свойствами социальной предназначенности, т.е. определёнными функциями.

Важнейшими функциями языка являются функции коммуникативная и когнитивная .

Коммуникативная ( лат. communicatio «общение») функция – назначение языка служить основным средством человеческого общения. Производными данной функции выступают следующие:

контактоустанавливающая ( фатическая) функция – функция привлечения внимания собеседника и обеспечения успешного, результативного общения;

апеллятивная (лат. apellatio «обращение, воззвание») функция – функция призыва, побуждения к действию;

конативная (лат. conatus «напряжение, усилие»)функция – функция оценки ситуации общения и ориентации на собеседника;

волюнтативная (лат. volens «желающий»)функция – функция воздействия, связанная с волеизъявлением говорящего;

эпистемическая (др.греч. episteme «знание») или кумулятивная (лат. cumulare «накоплять») функция — функция хранения и передачи знаний о действительности, традиций культуры, истории народа, национального самосознания.

Когнитивная (лат. cognoscere «познавать») или гносеологическая (греч. gnoseos «познание») функция – функция быть средством получения новых знаний о действительности и закрепления результатов познания в языке, функция мышления. Эта функция языка связывает его с мыслительной деятельностью человека, в единицах языка материализуется структура и динамика мысли.

Производные этой функции:

аксиологическая (греч. axios «ценный»)функция – функция формирования оценки к объектам окружающего мира и их выражения в речи;

номинативная (лат. nominatio «называние») функция – функция именования объектов окружающего мира;

предикативная (лат. praedicatio «высказывание»)функция – функция соотнесения информации с действительностью, и др.

Кроме основных функций языка, иногда выделяют эмоциональную или экспрессивную функцию – назначение быть средством выражения чувств и эмоций человека; поэтическую функцию – функцию создания художественного образа средствами языка; металингвистическую функцию – функцию быть средством исследования и описания языка в терминах самого языка.

IV. Чрезвычайно важным для развития лингвистики явилось разграничение понятий«язык – речь — речевая деятельность». Как свидетельствует история языкознания, данные понятия часто не различались. О необходимости их разграничения говорил ещё В.Гумбольдт: Язык как совокупность его продуктов отличается от отдельных актов речевой деятельности. (Гумбольдт фон В. О различии строения человеческих языков и его влиянии на духовное развитие человечества // В. фон Гумбольдт. Избранные труды по языкознанию. М. 1984, с.68-69).

Теоретическое обоснование этого положения дали Ф. де Соссюр и Л.В. Щерба.

Швейцарский лингвист так писал об этом: По нашему мнению, понятие языка не совпадает с понятием речевой деятельности вообще; язык – только определённая часть – правда, важнейшая часть – речевой деятельности. Он является социальным продуктом, совокупностью необходимых условностей, принятых коллективом, чтобы обеспечить реализацию, функционирование способности к речевой деятельности, существующей у каждого носителя языка… (Ф. де Соссюр. Труды по языкознанию // Курс общей лингвистики. М. 1977, с.47).

По мнению Соссюра, в своём существовании эти явления взаимосвязаны, но не сводимы друг к другу.

Л.В. Щерба предложил различать три аспекта языка: речевую деятельность (т.е. процесс говорения и понимания), языковую систему (т.е. грамматику языка и его словарь) и языковой материал (т.е. совокупность всего говоримого и понимаемого в акте общения).

Язык и речь, образуя единый феномен человеческого языка, не тождественны друг другу. Язык – это система знаков, используемая человеком для общения, хранения и передачи информации. Речь – конкретное говорение, протекающее во времени и облеченное в звуковую или письменную форму. Речь является воплощением, реализацией языка.

Язык и речь имеют каждый свои характеристики:

1. язык – средство общения, речь – производимый этим средством вид общения;

2. язык абстрактен, формален; речь материальна, в ней конкретизируется всё, что есть в языке;

3. язык стабилен, пассивен и статичен, речь же активна и динамична, для неё характерна высокая вариативность;

4. язык является достоянием общества, в нем отражается «картина мира говорящего» на нём народа, тогда как речь индивидуальна;

5. язык имеет уровневую организацию, речь – линейную;

6. язык независим от ситуации и обстановки общения, речь же контекстно и ситуативно обусловлена.

7. речь развивается во времени и пространстве, она обусловлена целями и задачами говорения, участниками общения; язык отвлечен от этих параметров.

Понятия язык и речь соотносятся как общее и частное. общее (язык) выражается в частном (речи), частное же есть форма существования общего.

Речевая деятельность – вид деятельности человека, который представляет собой сумму актов говорения и понимания. Она — в форме речевых действий – обслуживает все виды деятельности, входя в состав трудовой, игровой и познавательной деятельности.

V. Проблема языка и мышления является одной из самых сложных и дискуссионных в теории языкознания. В разные периоды истории науки о языке она решалась по-разному: представители одних направлений (например, логического) отождествляли эти понятия; сторонники других (психологического) пытались решить этот вопрос в иерархической плоскости, обосновывая примат то мышления по отношению к языку, то языка по отношению к мышлению; представители структурализма полагали, что структура языка определяет структуру мышления и способ познания внешнего мира.

Научное решение вопроса о соотношении языка и мышления дает теория отражения, согласно которой мышление – это высшая форма активного отражения объективной реальности, осуществляемая в различных формах и структурах (понятиях, категориях, теориях), в которых закреплен и обобщен познавательный и социально-исторический опыт человечества.

Данная теория рассматривает язык и мышление в диалектическом единстве: орудием мышления является язык, а также другие знаковые системы.

Отношение «язык — мышление» изучает когнитивная лингвистика. Когнитивисты рассматривают единый ментально-лингвальный комплекс как самоорганизующую информационную систему, функционирующую на основе человеческого мозга. Эта система обеспечивает восприятие, понимание, оценку, хранение, преобразование, порождение и передачу информации. Мышление в рамках этой системы представляет собой постоянно протекающий в мозгу процесс мыслепорождения, основанный на обработке и преобразовании поступающей по различным каналам информации. Для того, чтобы мышление состоялось, оно должно располагать определёнными инструментами, которые обеспечивали бы расчленение потока импульсов, идущих в мозг от органов чувств. В качестве такого инструмента и выступает язык. Главная функция языка по отношению к мышлению заключается в расчленении информации, т.е. в виде предметных образов и значений.

При изучении мыслительных процессов речеобразования устанавливаются отношения между логическими и языковыми категориями в речи: «понятие (представление) – слово, фразеологизм»; «суждение (умозаключение) — предложение».

Понятия как форма абстрактного мышления реализуется в речи через слова и словосочетания (фразеологизмы), а такие формы мысли как суждения и умозаключения имеют в качестве своей материальной оболочки различные типы предложений человеческой речи.

Номинативные единицы языка (слова и словосочетания) являются не просто способом материализации представлений и понятий, а отражают специфические, стандартизованные формы знаний о предметах и явлениях объективного мира, накопленных в результате общественной практики. Эти типы знаний называются концептами. Концепты являются мельчайшими единицами информации, основанными на предметных образах окружающего мира.

Многовековой процесс оформления и выражения мыслей посредством языка обусловил и развитие в грамматическом строе языков ряда формальных категорий, частично соотносимых с логическими категориями (категориями мышления). Например, формальные категории имени существительного, прилагательного, числительного соответствуют смысловым категориям предмета или явления, процесса, качества, количества.

Таким образом, язык как знаковая система является материальной опорой мышления, он материализует мысли и обеспечивает обмен информацией. Мышление отражает действительность, а язык её выражает. Связь между этими явлениями позволяет языку осуществлять коммуникативную и когнитивную функции: язык не только передает сообщения о предметах и явлениях внешнего мира, но и определенным образом организует знания о мире, расчленяя и закрепляя их в сознании.

Последние работы в области психологии и психолингвистики доказали, что мышление может осуществляться не только с помощью языка, но и с помощью наглядно-чувственных образов (мышление художника, композитора, скульптора). Но наличие этих форм не опровергает языковую концепцию мышления, т.к. предметно-чувственные образы мышления выполняют ту же функцию, что и язык.

1. Кодухов В.И. Введение в языкознание. М. Просвещение, 1979. – С.35-52.

2. Маслов Ю.С. Введение в языкознание. М. Высшая Школа, 1998. – С.7-16.

3. Реформатский А.А. Введение в языковедение. М. Аспект Пресс, 2001. –

1. Вендина Т.И. Введение в языкознание. М. Высшая Школа, 2002.

2. Гумбольдт фон В. О различии строения человеческих языков и его

влиянии на духовное развитие человечества // В. фон Гумбольдт.

Избранные труды по языкознанию. М. 1984.

3. Карлинский А.Е. Принципы, методы и приёмы лингвистических

исследований. Алматы: КазУМОиМЯ им. Абылай хана, 2003.

4. Ф. де Соссюр. Труды по языкознанию // Курс общей лингвистики. М.,

Язык как общественное явление

Язык явление социальное Как явление социальное язык является достоянием всех людей, принадлежащих к одному коллективу. Язык создается и развивается обществом. Язык отдельного человека зависит от окружающей среды и находится под влиянием речи коллектива. Если маленькие дети попадают в условия жизни зверей, то они приобретают навыки животной жизни и утрачивают безвозвратно все человеческое.Язык человеческой речи — неисчерпаемый запас разнообразных сокровищ. Язык неотделим от человека и следует за ним во всех его действиях. Язык — инструмент, посредством которого человек формирует мысль и чувства, настроения, желания, волю и деятельность. Язык инструмент, посредством которого человек влияет на людей, а другие влияют на него. Он глубоко связан с человеческим разумом. Это богатство памяти, унаследованное личностью и племенем. Функции языка по РеформатскомуФ.Ф.

номинативная, т.е. слова могут называть вещи и явления действительности,

коммуникативная; для этой цели служат предложения;

экспрессивная, благодаря ей выражается эмоциональное состояние говорящего.

Вопрос о связи языка и общества имеет разные решения Согласно одной точке зрения, связь языка и общества отсутствует, так как язык развивается и функционирует по своим законам (польский ученый Е. Курилович), согласно другой — эта связь является односторонней, так как развитие и существование языка полностью определяется уровнем развития общества (французский ученый Ж. Марузо) или наоборот — язык сам обуславливает специфику духовной культуры общества (американские ученые Э. Сепир, Б. Уорф). Однако наибольшее распространение получила точка зрения, согласно которой связь языка и существа является двусторонней.

О влиянии языка на развитие общественных отношений свидетельствует прежде всего тот факт, что язык — один из консолидирующих факторов образования нации- Он является, с одной стороны, предпосылкой и условием ее возникновения, а с другой — результатом этого процесса, поэтому несмотря на социальные катаклизмы, потрясающие общество он сохраняет единство народа. Именно язык является самым ярким и устойчивым показателем этноса, в отличие от других признаков, а именно признака единства территории, этнического самосознания, государственного образования, экономического уклада, которые исторически могут меняться. Нe слу. чайно понятия «язык» и «этнос» в некоторых культурных традициях передаются одним словом язык Кроме того, об этом свидетельствует и роль языка в образовательной деятельности общества, так как язык является орудием и средством передачи от поколения к поколению знаний, культурно-исторических и иных традиций. Литературно обработанная форма любого языка, наличие норм его употребления оказывает воздействие на сферу бытового общения, способствуя повышению культурного уровня носителей языка.

Влияние общества на язык является опосредованным (напри­мер, в и-е языке имелось прилагательное *pаtripиs (лат. patrius) 'отцовский', но не было прилагательного со значением 'материнский', так как в древнем патриархальном обществе владеть чем-либо мог только отец). Одной из форм такого влияния является социальная дифференциация языка, обусловленная социальной неоднородностью общества (социальные варианты языка — профессиональная речь, жаргоны, просторечие, касто­вые языки и т.п. обусловлены структурой общества). Яркой иллюстрацией такой социальной дифференциации языка являются изменения, которые произошли в русском языке после Октябрьской революции, когда в язык хлынуло огромное коли­чество новых, социально окрашенных слов, нарушился прежний нормативно-стилистический уклад языка, произошло изменение традиций усвоения литературного языка, в частности, норм произношения Другой пример, из современной действительности: изменение политической обстановки в стране вызвало к жизни такое слово, как перестройка, имевшее ранее совершенно иное значение.

Влияние общества на язык проявляется и в дифференциации многих языков на территориальные и социальные диалекты (язык деревни противопоставляется языку города, языку рабочих, а также литературному языку). В языкознании различают следующие основные социальные формы существования языка:

идиолект — совокупность особенностей, характеризующих язык отдельного индивидуума;

говор — совокупность идиолектов, однородных в языковом отношении, характерных для небольшой территориально ограниченной группы людей;

диалект — совокупность говоров, объединенных значительным внутриструктурным языковым единством, т.е. эта территориальная разновидность языка, которая характеризуется единством фонетической, грамматической и лексической системы, но используется как средство общения лишь на определенной территории (при этом признак территориальной непрерывности не является обязательным);

наречие — это самая крупная единица территориального членения национального языка, представляющая собой совокупность диалектов, объединенных внутриструктурным языковым сходством (в русском языке, например, выделяются северорусское наречие, одним из характерных признаков которого является оканье, и южнорусское, которое отличает аканье);

язык ( народности или нации) — совокупность диалектов, языковые различия между которыми могут определяться как собственно лингвистическими, так и социальными факторами;

литературный язык — высшая форма существования языка, характеризующаяся нормированностью, а также наличием широкого диапазона функциональных стилей.

О связи языка с обществом свидетельствует и факт стилистической дифференциации языка, зависимость использования языковых средств от социальной принадлежности носителей языка (их профессии, уровня образованности, возраста) и от потребности общества в целом (ср. наличие различных функциональных стилей, представляющих язык науки, делопроизводства, массовой информации и т.д.).

Связь языка с обществом является объективной, не зависящей от воли отдельных индивидуумов. Однако возможно и целенаправленное влияние общества (и в частности, государства) на язык, когда проводится определенная языковая политика, т.е. сознательное, целенаправленное воздействие государства на язык, призванное способствовать его эффективному функционированию в различных сферах (чаще всего это выражается в создании алфавитов или письменности для бесписьменных народов.-

Говорящий должен обладать определенной подготовкой в области языка своей профессии.

Как видим, в языках специальностей осуществляются два движения одновременно: углубляется специализация знания и возникают все более новые (высшие) ступени обобщения знания.

На этом фоне формируются требования относительно глубины и разнообразия тех языковых средств, которыми владеет человек.

Каждый обладает своей мерой знаний и своей индивидуальной способностью к их обобщению. И то и другое получает свое отражение в его речи и лексике. Изучение вариативных возможностей людей с точки зрения знания ими языка специальности и общего языка является одним из предметов психологии языка.

Помимо количества известных человеку слов и выражений, а также степени понятности их содержания существует еще один предмет, к которому обращается психология языка, речевые действия. Речевые действия каждого современного человека распадаются на четыре главных вида: 1) говорение; 2) слушание; 3) чтение; 4) письмо. Они могут быть активными (говорение и письмо) и пассивными (слушание и чтение).

Обычно объем словаря, необходимого для пассивных действий, шире, чем объем словаря активных действий. Но, видимо, в этом правиле существуют исключения, так как есть люди, создающие свой собственный язык, в том числе профессиональный. Та часть лексики, которая используется активно, называется языковой компетенцией личности; та же часть слов и выражений, которой человек не пользуется активно, но знает их, может быть названа языковой информированностью.

Языковая компетенция не обязательно характеризуется использованием всего активного словаря человека, который он в состоянии использовать при говорении и на письме: тексты каждый раз создаются для определенной аудитории, в расчете на понима-

ние именно этой аудиторией. Корреляцию словарей отдельных языков можно представить в виде схемы 5.

Соотношение всех четырех видов речевых действий (говорения, слушания, чтения и письма) есть проявление языка личности, который никогда не совпадает с общим языком или с отдельным профессиональным языком.

Своеобразие языковых личностей изучается психолингвистикой,психологией и социолингвистикой.

С точки зрения психолингвистики характеристика языковой личности определя ется тем, какими этническими языками владеет данный человек. Он может владеть только одним языком, тогда это моноязычная яз;ыковая личность. С детства или став уже взрослым человек может дополнительно к родному языку изучить неродные языки. Такого человека называют билингвом (если два языка) или полиглотом\ (если языков много). Разными языками обычно владеют в различной степени и с разным искусством. Языки, которые изучил определенный человек, в его сознании и в его навыках влияют друг на друга. Такое влияние называется языковой интерференцией, и в той или иной степени она представлена почти у всех. Чаще всего она сказывается прежде всего в акценте. Педагогика стараемся устранить явления языковой интерференции и борется за чистоту языка, т. е. за строгое следование правильной речи в зависимости от того, какой язык человек употребляет в данный момент.

Изучение языковой деятельности распадается на две части: одна из них, основная, имеет своим предметом язык, то есть нечто социальное по существу и независимое от индивида… Другая — второстепенная, имеет предметом изучения индивидуальную сторону речевой деятельности, то есть речь, включая говорение. Соссюр подчеркивал далее, что » оба эти предмета тесно между собой связаны и друг друга взаимно предполагают: язык необходим, чтобы речь была понятна и производила все свое действие, речь, в свою очередь, необходима для того, чтобы установился язык; исторически факт речи всегда предшествует языку. Итак, для Соссюра соотнесены три понятия: речевая деятельность (langage), язык (langue), речь (parole). Наименне ясно определяет Соссюр понятие речевая деятельность, который пишет, что понятие языка (langue) не совпадает с понятием речевой деятельности (langage); язык — только определенная часть, правда важнейшая речевой деятельности.» Речь, по Соссюру, это есть индивидуальный акт воли и понимания». Язык, по Соссюру, это … это система знаков, в которой единственно существенным является соединение смысла и акустического образа.» Соглашаясь в целом с положениями Соссюра, А.А. Реформатский уточнил понятия язык, речевая деятельность (он называет ее речевой акт) и речь. 1. основным понятием надо считать язык. Это действительно важнейшее средство человеческого общения. 2. Речевой акт — это индивидуальное и каждый раз новое употребление языка как средства общения различных индивидов. 3. Что же такое речь. Прежде всего это не язык и не отдельный речевой акт. Это все разные формы применения языка в различных ситуациях общения. И все это является предметом языковедения.

Психология речи судит о свойствах и возможностях языковой личности по степени владения определенным языком: устанавливает врожденные задатки; языковые способности, развивающие­ся в процессе языковой деятельности; осознаваемые и автоматизированные навыки владения языком и их использование в различных ситуациях общения и в разном эмоциональном состоянии человека. Психология речи существенно помогает выявить диагноз психического состояния человека, степень его здоровья, т.е. дает сведения, важные для общей и патологической психологии.

С социолингвистической точки зрения различаются создатель и получатель речи. Получатель речи — всегда один, отдельно взятый человек. Хотя аудитории наполняют сотни, но воспринимает речь каждый по-своему. Получатель речи может быть исследован с точек зрения и психолингвистики, и психологии речи. Что каса­ется создателя речи, то им может быть и один человек, и группа людей, объединенных задачей создать текст данного вида. Категории психо­лингвистики и психологии речи не могут быть применены к тем ситуациям, когда в создании речи принимает участие группа людей, но они могут быть значимы, когда рассматривается отдельно каждый участник группы в связи с его частной задачей.

Язык как общественное явление

Современная наука состоит из трёх главных разделов — естествознания (или естественных наук, изучающих явления и законы развития и существования природы), общественных, или социальных наук . то есть наук об обществе, и философии . которая изучает наиболее общие законы природы, общества и мышления. Языкознание как наука о человеческом языке принадлежит к числу общественных (гуманитарных) наук.

ЯЗЫК КАК ОБЩЕСТВЕННОЕ ЯВЛЕНИЕ

Проблема языка и общества в теоретическом отношении разрабо­тана недостаточно, хотя, казалось бы, она давно была в кругу внимания языковедов, особенно отечественных.

Между тем изучение этой проблемы весьма важно для общества и государства, поскольку она самым непосредственным образом затра­гивает многие стороны жизни людей. Без научного разрешения этой проблемы невозможно проводить правильную языковую политику в многонациональных и однонациональных государствах. История же народов мира, особенно в XX столетии, показала, что языковая поли­тика государств нуждается в научном обосновании. Прежде всего это касается понимания общественными и государственными деятелями, а также, в идеале, всеми членами общества самого феномена языка как одного из основополагающих признаков народа. Кроме того, наука призвана обобщить многовековой опыт существования многонацио­нальных государств, проводившейся в них языковой политики и дать правильные рекомендации, обеспечивающие свободное применение и развитие языков народов, проживающих в том или другом государстве.

В предшествующей и существующей отечественной литературе по этой проблеме много декларативных, общих положений, производных от идеологической, философской позиции авторов, в то время как собственно лингвистическая сторона проблемы остается недостаточно проясненной. Не вскрыт и не объяснен сам общественный механизм, определяющий формирование языка как объективно развивающегося, саморегулируемого общественного явления, независимого от воли отдельных его носителей. Однозначно не доказана генетическая связь между обществом, трудом, мышлением и языком. Одновременность их появления целиком основывается на их взаимосвязи и взаимообус­ловленности в современном обществе и на предположении и вере, что такая связь и взаимная необходимость были всегда, и в период образования языка. Однако при такой постановке проблемы ряд основополагающих вопросов остается без ответа (см. об этом в гл. X).

В отечественном языкознании взаимосвязь языка и общества пре­имущественно исследовалась в пределах отношений общества и тех участков языка, которые отдельные лингвисты относят к внешней его структуре. Это очевидная связь, и ее изучение однозначно доказывает обусловленность определенных сторон системы языка жизнью и раз­витием общества (наличие в языке функциональных стилей, террито­риальных и социальных диалектов, научных подъязыков, классовых, сословных особенностей речи, тематических, семантических группи­ровок слов, историзмов и др.). Изучение взаимоотношений языка и общества ограничивалось обычно этими вопросами, несомненно, важ­ными и нужными. В отечественном языкознании в 20—40-е годы на основе изучения таких фактов делались заключения о классовости языка, о принадлежности его к надстройке над экономическим базисом общества и др. Попытки распространения непосредственной обуслов­ленности социальными, производственными факторами внутренней структуры языка (фонетика, грамматика, отчасти словообразование) оказались несостоятельными. Надо, однако, заметить, что не исклю­чается опосредованное влияние общественного развития и на внутрен­нюю структуру языка. Но эта сторона взаимоотношения языка и общества, по сути дела, не исследована.

Не получили достаточного теоретического объяснения многие воп­росы, касающиеся дифференциации языка под воздействием классо­вого, сословного, профессионального, возрастного и иного разделения общества. Язык может обслуживать разные классы, сословия, идеоло­гии, профессии, возрастные группы людей, не нарушая своего тожде­ства. Один и тот же язык, также не нарушая своего генетического и функционального тождества, может быть средством общения в различ­ных государствах с разным образом жизни людей, экономическим, государственным устройством, идеологией и др. Разумеется, эти раз­личия отражаются в элементах внешней структуры, однако они не нарушают тождества языка. Непрерывность языка сохраняет его тож­дество в условиях национальных общественных потрясений, перево­ротов, катастроф, обеспечивая и в таких исключительных условиях общение и известное взаимопонимание говорящих. Язык как форма способен выражать различное, в том числе и противоположное содержа­ние; он в виде «третьего бытия» как бы возвышается над обществом, его разделением на классы, сословия, профессии, возрасты и пр. отражая определенными своими элементами их различия, но одновременно иобъединяя их своей общей системой и структурой, свидетельст­вующими, что эти различия не нарушают его тождества.

В 60—70-е годы в отечественном языкознании наметился крен в сторону сугубо внутреннего, структурного изучения языка. Под влия­нием структурных, математических, кибернетических приемов и ме­тодов исследования язык стал рассматриваться многими лингвистами как своего рода порождающее устройство, которое на входе имеет

определенный словарь и правила оперирования им, а на выходе — построенные по этим правилам предложения. В этих процедурах описания, по сути дела, не говорилось о какой-либо связи языка и общества, об обусловленности языка действительностью вообще. Тем самым молчаливо допускалась мысль о полной спонтанности его развития, независимости от действительности и общества. В таком своем изучении языка лингвисты следовали завету Соссюра: «. Един­ственным и истинным объектом лингвистики является язык, рассмат­риваемый в самом себе и для себя» (1, с. 269). Для лингвистов этого направления главное в языке — это структура языка, его элементы и модели их взаимоотношений. Нет сомнения в том, что эти аспекты изучения языка отражают его существенные стороны. Но ограничение его изучения только ими и игнорирование или вовсе отрицание других, также, несомненно, важных, вело бы к односторонности, искажению действительного положения вещей. Вне связи с действительностью невозможно понять роль, место и самой внутренней структуры языка. Ее отвлеченный характер не означает ее полного отрыва от действи­тельности, а лишь говорит об особой ее роли в отражении все той же действительности.

Выше мы неоднократно подчеркивали, что связь языка с действи­тельностью, обусловленность действительностью не лишает язык сво­еобразной природы и самобытности. И в период расцвета структурализма и в последующее время крайние его проявления под­вергались справедливой критике. При всей важности изучения струк­туры языка необходимо учитывать, что язык выполняет общественные функции, а потому испытывает воздействие общества и, шире, дейст­вительности вообще, которую он отражает в своих знаках, их значениях и отношениях.

Сказанное выше доказывает, что в языке мы имеем весьма свое­образное явление, открытое по отношению к обществу, служащее необходимым его условием и атрибутом, но по-своему «перерабатыва­ющее» общественную и иную действительность. Язык имеет свои «фильтры», пропуская через которые общественные процессы и собы­тия, он своеобразно их преломляет и закрепляет в своих знаках и их отношениях. В этих связях и взаимообусловленностях языка и обще­ства необходимо различать форму и содержание языка. Форма языка, подобно внутренней структуре (в известной степени совпадающая с ней, см. ниже),— глубинное явление языка. Наиболее абстрактными своими элементами она способна участвовать в выражении различных, в том числе противоречащих и исключающих друг друга, конкретных содержаний.

Чтобы понять сложность и неоднозначность связи между языком и обществом, следует иметь в виду, что язык не только общественное, но и природное и психологическое явление (2, с. 47 и ел.). О том, что язык не только социальное явление, писали многие учение. Так,

Е.Д. Поливанов подчеркивал сложную природу языка: «. Язык есть явление психическое и социальное: точнее, в основе языковой дейст­вительности имеются факты физического, психического и социального порядка; отсюда лингвистика, с одной стороны, является наукой естественно-исторической (соприкасаясь здесь с акустикой и физио­логией), с другой стороны,— одной из дисциплин, изучающих психи­ческую деятельность человека, и, в-третьих, наука социологическая» (3, с. 182).

Какими социальными предпосылками можно, например, объяс­нить в русском языке падение редуцированных гласных, 1 и 2-е смягчение заднеязычных. палатализацию согласных, редукцию глас­ных, оглушение звонких на конце слова, виды грамматической связи, модели синтаксических конструкций и т. д. и т. д. Между тем все это глубинные отличительные признаки русского языка.

Общественная природа языка обнаруживается в обязательности его законов и правил для всех говорящих. Необходимость точного выра­жения своих мыслей с целью взаимопонимания заставляет говорящих — стихийно, а по мере познания языка и сознательно — строго придер­живаться усвоенных общих законов и правил языка. Такие условия общения объективно вырабатывают языковую норму, а на определенном этапе развития языка и общества, как следствие,— литературную норму языка (см. ниже).

Общие законы языка, обязательные для всех говорящих, сочетаются с индивидуальностью речи и принципиально творческим ее характе­ром. Объективно язык как общественное явление существует в виде «личных языков», по-разному репрезентирующих язык в качестве естественного средства общения. Непрерывность языка и его измене­ние во времени обеспечивается сосуществованием разных поколений носителей языка и их постепенной разновременной сменой. Отсюда важность изучения языка личности, поскольку, как следует из сказанного выше, реально язык существует, воплощается в речи гово­рящих.

Языкознание не может охватить в качестве предмета своего изуче­ния содержание языка личностей, относящееся к разным областям деятельности и знания, а также и к повседневной жизни. Но языко­знание имеет свой подход к изучению языка личности. Однако до самого последнего времени только отдельные стороны этой большой проблемы исследовались в языкознании. Так, становление языка у детей, язык и стиль писателей традиционно изучаются в языкознании; в настоящее время формируется новое направление изучения языковой личности (Ю.Н. Караулов).

Родившийся человек «застает» язык сформировавшимся, готовым; с помощью других людей он овладевает в обществе языком в раннем детстве, приобщаясь тем самым к существующим формам отражения и понимания окружающего его мира, закрепленным в общественном

сознании, к общей языковой картине мира. Освоив язык как средство отражения и познания действительности, образования мысли и пере­дачи ее другим, говорящий тем самым подключается к общему движе­нию языка и коллективному познанию с его помощью действительности.

Содержание высказанной вовне речи становится достоянием собе­седника, определенного круга лиц либо — в известных случаях — всего говорящего коллектива. При этом ее воздействие может не ограничи­ваться моментом ее произнесения. Ее содержание, усвоенное другими участниками общения, может затем передаваться в сообществе, рас­ширяя тем самым восприятие ее другими в пространстве и времени. Участием в общении многих говорящих, взаимным обменом инфор­мацией и ее усвоением создается определенный социальный опыт в восприятии и познании окружающего мира. Язык закрепляет этот опыт в своих знаках и их значениях. Язык, таким образом,— это средство хранения и передачи из поколения в поколение социального опыта. Данная роль языка возрастает с изобретением письма, поскольку значительно расширяет временные и пространственные границы пе­редачи информации. Эти границы еще более расширяются в наше время при использовании электронных средств информации, несрав­ненно увеличивающих возможности накопления, хранения и передачи информации.

Из сказанного напрашивается вывод, что две свойственные языку главные его функции — коммуникативная и сигнификативная — отра­жают внутренне присущее ему противоречие в онтологическом и гносеологическом отношении. Эти две функции делают язык орудием одновременно индивидуального и общественного отражения и позна­ния мира. И в этом, надо думать, залог прогресса познания, поступа­тельного его движения.

Общее (общественное) и единичное (индивидуальное) обнаружи­вается в каждом факте языка, в любом его предложении. Диалектиче­ское единство этих сторон отражает природу языка, его сущность. В качестве примера возьмем предложение:

В тот год осенняя погода стояла долго на дворе.

Предложение выражает определенный смысл, обозначая соответ­ствующую внеязыковую ситуацию. Общий смысл предложения скла­дывается из смыслов употребленных в нем словосочетаний и слов. В выражении и обозначении смысла участвуют все единицы предложе­ния, принадлежащие к разным уровням языка, выполняя каждая свойственные ей функции, что и образует предложение как граммати­ческое и семантическое единство, соотнесенное с обозначаемой ситу­ацией. Однако, будучи конститутивными единицами языка, каждая из них — фонема, морфема, слово, словосочетание и предложение (по­следние как модели) — применяются в соответствии со свойственными

им синтагматическими и парадигматическими правилами, не только в данном предложении. Отражая и обозначая бесконечное множество возможных ситуаций, единицы языка остаются свободными от этих ситуаций. И эта свобода является фундаментальным свойством как их, так и языка в целом. Если бы единицы всех уровней языка были связаны только с непосредственно отражаемой конкретной ситуацией, то при­менение языка как средства общения, разделенного во времени и пространстве и одновременно представляющего собой единство, было бы невозможно. Язык субъективное и относительно самостоятельное средство общения и отражения действительности и, как таковое, оно способно отражать и обозначать меняющиеся содержания о внеязы-ковой действительности благодаря наличию таких своих устойчивых механизмов, которые, в известных пределах, независимы от меняюще­гося содержания. Даже слова, которые, казалось бы, своими значени­ями непосредственно связаны с действительными фактами, участвуют не только для обозначения предметов той или другой ситуации, но благодаря своим отвлеченным значениям они способны применяться в открытом числе ситуаций.

Бесконечное многообразие явлений внешнего и внутреннего мира человека отражается бесконечной в принципе цепью сочетаний конечного числа единиц языка на каждом его уровне, начиная с сочетания фонем для образования слов и кончая сочетани­ями слов при образовании высказываний. Разумеется, не все теорети­чески возможные сочетания единиц различных уровней языка реализуются в его употреблении. Синтагматические возможности язы­ковых единиц, их валентность и дистрибуция на каждом уровне имеют свои правила и ограничения, обусловленные как внутриязыковыми, так и внеязыковыми факторами, говорить о которых здесь не пред­ставляется возможным. Укажем только на принципиальное различие сочетаемости значимых единиц языка, с одной стороны, слов на синтаксическом уровне и, с другой,— морфем на морфемно-морфоло-гическодо уровне.

На синтаксическом уровне словосочетания и предложения образу­ются путем свободного сочетания слов, управляемого, однако, грам­матическими правилами соединения слов определенных частей речи, а также предметно-логическими отношениями.

По сходному принципу образуются и новые слова. В слове уч-и-тель корень встречается в других словах данного словообразовательного гнезда (учить, ученик, ученица, учеба, учение, ученый, учащийся и др.), так же, как и суффикс —тель — во многих других словах (писатель, читатель, обыватель, поручатель, спасатель и т. п.). Сочетание слово­образовательных элементов уч—и— тель образует новое слово с новым значением. Разница между образованным с помощью указанных сло­вообразовательных элементов словом и словосочетанием и предложе­нием заключается в том, что слово и его значение закрепляется в языке,

становится постоянным его элементом, в то время как предложение и словосочетание образуются свободным сочетанием слов, взятых для обозначения конкретного явления или ситуации. Созданные таким образом слова составляют конечное число единиц, между тем предло­жения и свободные словосочетания практически бесконечны в речи говорящих.

Звуковые оболочки слов языка также образуются из ограниченного количества фонем, в совокупности представляющих собой строго построенную, замкнутую систему.

В каждом случае сочетаемость различных единиц языка (слов — при образовании словосочетаний и предложений, морфем и фонем — при образовании слов) подчиняется своим синтагматическим правилам и закономерностям. Сочетаемость морфем и фонем фиксирована в слове, в отличие от сочетаемости слов в словосочетаниях и предложе­ниях, где она всякий раз создается в конкретных условиях речи. Но и в условиях речи связь слов, отражающая неповторимую ситуацию и образующая индивидуальный смысл словосочетания или предложения, включает элементы (грамматические формы слов, модели словосоче­таний и предложений, типовые их значения), которые свойственны системе языка вообще и оформляют множества других слов и синтак­сических конструкций.

Приведенные выше факты свидетельствуют о том, что язык, пред­полагая в качестве необходимой предпосылки своего возникновения и функционирования общество, тем не менее по отношению к нему, как к действительности вообще, остается относительно самостоятель­ным образованием со своими особыми законами и правилами отраже­ния действительности.

Мы называем язык общественным явлением прежде всего потому, что в его образовании участвует общество; говорящий овладевает языком только в обществе; объективный характер развития языка также проистекает оттого, что язык выполняет общественные функции; наконец, своей семантикой, а в известной степени и своей структурой язык в «снятом» виде отражает общество и его структуру. Но все это не лишает язык особого статуса самостоятельной знаковой системы по отношению к отражаемой действительности, в том числе и к обществу.

Таким образом, условием существования и развития языка как средства общения, образования и выражения мысли является диалек­тическое единство в нем индивидуального и общественного. Такая его природа объединяет и использует достижения и энергию языковой личности и всего языкового сообщества.

Любая человеческая деятельность, имеющая творческий характер, приводит к определенным новым результатам. Особенность речевой деятельности заключается в том, что она выполняет не только извест­ные функции общения (образование мысли, сообщение мысли друго­му, восприятие и понимание ее последним и др.). В этой постоянно совершающейся в обществе деятельности исторически и функциональ-

но происходит постоянная систематизация и создание самого орудия этой деятельности — языка. При этом несмотря на, казалось бы, общие потребность и необходимость образования языка, каждый язык оста­ется по своему характеру самобытным и своеобразным явлением. Языки поражают своим разнообразием фонетических, грамматиче­ских, лексических систем. Почему в результате общественной по своей природе речевой деятельности образуется в каждом языке именно такой состав фонем, такой грамматический строй и пр.— ответить на этот вопрос современное языкознание не может. И прежде всего потому, что истоки языка, а следовательно, и начало формирования его уровней скрыты толщей времени в несколько десятков или сотен тысячелетий. В доступную же наблюдению историческую эпоху наука отмечает на поверхности языка лишь отдельные подвижки уже готовой, действующей его системы и структуры; однако проследить и понять управление механизмом этой системы в целом современной науке пока также не удается.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *